// // Американские деньги дешевеют быстрее российских – быть беде

Американские деньги дешевеют быстрее российских – быть беде

345

Стопфляция

2
В разделе

Впервые в новейшей истории нам рапортуют о том, что Россия обогнала Америку. Причём не в какой-то сомнительной гонке вроде индекса коррупции или расслоения доходов, а по самой что ни на есть народной статье – инфляции. Три месяца подряд, с августа по октябрь прошлого года, судя по данным Росстата, рост потребительских цен в России был нулевым. В это же время американские статистики отмечают пусть небольшой, но рост – на 0,2–0,3% в месяц.

Разумеется, в годовом выражении наша инфляция много выше американской (у нас в годовом выражении – 8,8%, в США – минус 1,3%). Но стоит заметить, что большая часть нынешнего роста цен в России пришлась на первые месяцы прошлого года – на период «плавной девальвации». Сейчас благодаря «нулевым» месяцам цифра годовой инфляции сокращается.

Похоже, Россия впервые с 2006 года вернётся к однозначной цифре инфляции. ЦБ в этом уже уверен – ставка рефинансирования снижена им до 8,75%, и первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев говорит, что цикл снижения ставок будет продолжен. Неужели у нас скоро, как в Америке, будут стабильные цены и доступные кредиты? Увы, до светлого будущего ещё очень далеко.

Уже с начала ноября 2009 года российские цены возобновили свой рост: на 0,1% в неделю, но всё же… Важно, что в подорожание свой вклад вносит плодоовощная продукция – та самая, нового урожая, на которую цены не росли три месяца подряд. Это означает, что резервов для торможения инфляции в России нет. Разве что действительно нас с головой накроет вторая волна кризиса, но тогда низкая инфляция будет сродни температурному графику покойника.

Сказанное, впрочем, не значит, что высокая инфляция обязательна для растущей экономики. Всё это время по темпам роста ВВП мы столь же стабильно плелись в конце списка, с трудом обгоняя Бразилию, и рухнули на несоизмеримую с остальными странами БРИК глубину с началом кризиса. Впрочем, и американская инфляция оказалась отнюдь не образцовой: в странах Западной Европы она до кризиса была пониже. Но тут надо сказать о том, что правила счёта у нас с американцами разные.

«В нашей стране статистическое ведомство – бюджетная организация, его глава подчиняется премьер-министру, – говорит директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. – В США инфляцию рассчитывает независимая организация – Бюро статистики труда. Даже если самому президенту не понравятся данные о росте цен, он не сможет снять с должности его руководителя».

При этом даже закон о системе государственной статистики был в России принят только в конце 2007 года. А недавняя отставка главы Росстата Владимира Соколина лишний раз показала «независимость» нашей статистики. При этом в США есть и контролёры деятельности Бюро статистики труда.

Во-первых, министерство труда США определяет свой дефлятор цен – более комплексный индекс для расчёта уровня ВВП и изменений в постоянных ценах, то есть с поправкой на инфляцию. Во-вторых, несколько университетов США (там они являются не только учебными, но и научными учреждениями) составляют свои индексы.

Про то, на основании каких данных выводятся цифры инфляции, и говорить не стоит. Свой индекс CPI (Consumer Price Index) американское бюро рассчитывает на основании выборки, репрезентативной для 80% населения. При этом учитываются разница в укладе городского населения и сельского, жителей мегаполисов (есть специальная выборка по 28 городам) и провинции, работающих и безработных… Сотрудники бюро помимо мониторинга цен регулярно обследуют торговые точки, взятые для наблюдения, на предмет сохранения ими «среднестатистических» показателей. Как считает Росстат – большая тайна. По закону торговые точки должны отсылать отчёты в местные управления ведомства, но как-то не верится, что владельцы мелких киосков и магазинчиков, в которых отоваривается большая часть населения России, об этом догадываются.

По теме

Именно поэтому российские данные по инфляции, безработице, доходам и прочим социально значимым статьям стоит воспринимать скорее как намёк на дальнейшую политику властей, нежели как срез реальной действительности. Гораздо полезнее посмотреть, например, на статистику инвестиций в основной капитал. Ведь если производители ожидают роста экономики, они вкладываются в расширение дела, а если ожидают падения – распродают имеющееся. Так вот, согласно данным Росстата, в октябре 2009 года инвестиции в основной капитал были на 17,9% ниже, чем в октябре 2008 года. Тогда, напомним, уже никто не верил, что Россия – остров стабильности, шли массовые сокращения работников и зарплат. И на фоне такой паники инвестиции в основной капитал всё же умудрились вырасти на 5,3%. Всего за январь – октябрь 2009 года они упали на 8,8%, а за тот же период 2008 года выросли на 15,1%.

Если взять эти цифры, то станет понятно, что нулевая инфляция августа – октября – это следствие второй волны кризиса. Экономисты её заметили, а населению «замылили» глаза громкие заявления чиновников о повышениях пенсий, пособий и чисто российские методы администрирования кризиса. Не секрет, что крупным региональным производствам практически запретили увольнять людей, и в результате мы имеем скрытую безработицу и снижение зарплат. Но зато отдельный гражданин видит, что власти о нём заботятся, цены не растут, ну а то, что сам он давно находится в неоплачиваемом отпуске и в магазинах интересуется только витринами, относится к личной неудачливости.

Ещё интереснее посмотреть на структуру потребления российского и американского гражданина. Так, по данным Росстата, средний доход россиянина составляет 16 933 рубля в месяц.

Надо заметить, что и здесь счёт довольно лукавый: берётся весь спектр доходов – от доходов Абрамовича, на чьи налоги жила Чукотка, и доход безработного дяди Пети – и вычисляется «средняя температура по больнице». Между тем законы статистики требуют вычислять действительно средний доход, то есть такой, ниже и выше которого находится по 50% населения. С учётом большого количества пенсионеров, нетрудоустроенных инвалидов и системной безработицы в депрессивных регионах можно смело предположить, что реально средний доход находится где-то в районе прожиточного минимума – в России он установлен на уровне 5187 рублей в среднем: 5607 рублей – для трудоспособного населения, 4129 рублей –

для пенсионеров и 4963 рубля – для детей.

Так вот, согласно той же статистике Росстата, более 40% этих сумм идёт на питание. То есть в реальности большинство населения работает, как говорится, «на унитаз». На оставшиеся деньги не разгуляешься: на услуги уходит чуть меньшая доля дохода. Только не надо думать, что речь идёт о походе в парикмахерскую: под термином «услуги» наша статистика скрывает тарифы на ЖКХ и транспорт. В результате на непродовольственные товары остаётся около 800 рублей. Как говорится, можете ни в чём себе не отказывать.

Но даже если согласиться с тем, что «средний русский» получает порядка 500 долларов в месяц, сравнение всё равно выходит не в нашу пользу. Так, согласно данным международной статистики, россиянин работает больше американца (167 часов в месяц против 162 часов в месяц), а получает меньше (средний доход американца – 3500 долларов в месяц). На минимальную зарплату россиянин может позволить себе после оплаты жилья: 5 буханок хлеба, по 2 килограмма мяса и рыбы, 5 килограммов картофеля, 2 килограмма овощей и 1 одну пачку чая. Из непродовольственных товаров можно купить только 1 брюки или 1 рубашку. Американец на ту же минимальную купит 10 буханок хлеба, по 5 килограммов мяса и рыбы, по 10 килограммов картофеля и других овощей, 2 пачки чая, двое брюк и 3 рубашки. Заметьте, речь идёт о минимальной зарплате, меньше которой не получает ни один американский неграмотный уборщик кукурузы. У нас же минимальная заработная плата (с января 2009 года она составляет 4330 рублей) для тех же рабочих АвтоВАЗа сейчас – перевыполненная норма, а для сельских жителей, например, недосягаемая мечта.

Итак, нулевая инфляция последних месяцев – результат скорее негативный. Это не благодаря конкуренции магазины перестали поднимать цены, а отсутствие платёжного спроса остановило торговлю. Понятно, что долго это не продлится. И уже можно представить себе, что именно будет происходить дальше.

Например, сейчас правительство, поняв, что командой «Встать!» промышленность не поднимешь, перешло в наступление на банки. Уже не раз и президент, и премьер, и главы Минфина и ЦБ намекали им на неразумность проводимой кредитной политики: ставки высокие, да и по ним не дают. Снизив в последний раз ставку рефинансирования до 8,75%, Центробанк прямо заявил, что ожидает от банков адекватного снижения кредитных ставок и активизации кредитования. Пока банки на это не идут, но сомнений в том, что их заставят вернуться к кредитованию, нет.

Оживление кредитования станет сигналом для торговых сетей и производителей к повышению цен. В результате структура потребления россиян изменится не сильно, но покупки будут совершены уже на кредитные средства. Беда в том, что отдавать их в ближайшем будущем нечем. Уже сейчас более 56% заёмщиков платят не вовремя, согласно статистике ЦБ.

Правда, аналитики банка уверяют, что подав-ляющее большинство просрочек – элементарная забывчивость, но дело скорее в другом: всё большее число заёмщиков испытывают трудности в выплате кредитов и лихорадочно пытаются найти деньги. По некоторым оценкам, к концу прошлого года объём выданных розничных кредитов составил 3,5 трлн рублей, из которых как минимум 300–310 млрд рублей просрочены. В результате Россия рискует получить третью волну кризиса – с высокой инфляцией, дефолтами и банкротствами.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.02.2010 12:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх