// // Реакция общества на внезапную боль может оказаться фатальной

Реакция общества на внезапную боль может оказаться фатальной

9552

Ожог

2
В разделе

Падают самолёты, тонут корабли, горят развлекательные центры, взрывается газ в жилых домах – катастрофы в России сменяются, как узоры в калейдоскопе. Не успеваешь фиксировать в памяти: вот Ансамбль песни и пляски имени Александрова и ярославский «Локомотив», вот «Булгария» и «Дальний Восток», «Хромая лошадь» и «Адмирал». А теперь вот и «Зимняя вишня».

Так ли уж важно, кто нанёс эти раны – чиновники, террористы или наши западные «партнёры», если израненная страна годами истекает кровью? Станет ли кемеровский ожог последним?

Точно так же истекал кровью Советский Союз накануне распада – кровью жертв Спитака и ферганских погромов, Чернобыля и «Адмирала Нахимова», железнодорожных крушений в Ростовской области, под Уфой и Арзамасом. Сегодня у нас наконец-то признали: уфимская катастрофа 1989 года, в которой погибли 181 ребёнок и 465 взрослых, и крушение поезда под Арзамасом, унёсшее 91 человеческую жизнь, – похоже, всё-таки диверсии (на Западе об этом газеты написали по горячим следам). Так западные «партнёры» принуждали Михаила Горбачёва стать уступчивее. А тогда говорили: случайность. И что, собственно, изменилось за три десятилетия? «Зимняя вишня» воспламеняется из-за «неосторожного обращения с огнём», а на другой день контрразведчики ликвидировали в соседних регионах две террористические ячейки. И все понимающе тупят глаза долу. В самом деле, к чему будоражить людей?!

Это провокация. Но кто провокатор?

Попусту будоражить Кузбасс и в самом деле не с руки – последствия непредсказуемы. Те, кто пережил горбачёвскую перестройку, наверняка вздрогнут при упоминании Междуреченска. Тамошнее забастовочное движение было сродни польской «Солидарности» – и в итоге шахтёры расшатали и обрушили большую страну, а зампред областного стачкома Михаил Кислюк оказался в губернаторском кресле. Как Лех Валенса – в президентском. Тогда мы считали, что шахтёры бунтуют по велению их горячих сердец и пустых желудков (причиной их недовольства, если кто помнит, послужили перебои с мылом и варёной колбасой в магазинах). И только теперь выясняются некрасивые подробности. «Председателем стачечного комитета Прокопьевска был Юрий Рудольф, которого знал весь Кузбасс, – вспоминал Михаил Кислюк. – В молодости он был спортсменом, но затем в драке не рассчитал силы и случайно убил человека, за что получил 10 лет. После отсидки он стал работать на шахте, пользуясь заслуженным авторитетом как в рабочей, так и в криминальной среде. Юрий Леонидович пообщался с ворами в законе, объяснил им ситуацию и попросил посодействовать». Вот так и выходит, что перестройка окормлялась преступными авторитетами. Только кто об этом знал тогда, в конце 80-х? И кто сказал, что история не может повториться, если шахтёров Кузбасса вновь взбудоражат – не воры в законе, так несистемная оппозиция, воспользовавшись очередной народной трагедией?

«Я уверена, что это поджог! – убеждала честной народ генеральный директор торгового центра Надежда Судденок, сидя в клетке судебного зала заседаний. – Сотрудница, которую я опрашивала, сказала, что слышала хлопок в детской зоне и увидела столб огня. Сам аттракцион не мог так запылать!» В МЧС пока не решили, то ли это поджог, то ли короткое замыкание. А тем временем первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко на закрытой встрече в рамках конференции Фонда развития гражданского общества признаёт: «Это же драматичная история. Мы точно понимаем, как это распространялось. Это уже не ошибка, это провокация. Мы понимаем опасность, мы понимаем, какой это удар для людей… Надо понимать, что даже такие трагедии будут использоваться для провокаций». Тридцать лет назад, для того чтобы «активировать» шахтёрский протест, было достаточно устроить перебои с поставками в магазины варёной колбасы – важнейшей составляющей обеденного «тормозка» каждого забойщика. Насколько же всё стало жёстче – ради провокации теперь жгут живых людей? На фоне британских демаршей с обвинениями Москвы на пустом месте всякое может быть. Кириенко сказал «провокация», но не назвал провокаторов. Нас снова заставляют гадать.

По теме

Москва, Пушкинская площадь, митинг памяти жертв пожара в «Зимней вишне». Люди стоят молча. Тихий плач. Внезапно в толпе поднимают транспаранты – «Винов­ных – в отставку!», «Сколько жертв на самом деле?», «Требуем правды!». Среди скорбящих начинают мельтешить люди в красных, заметных издали куртках – подобную активность доводилось наблюдать и на Болотной площади несколько лет назад, и на киевском майдане. Рассредоточившись, они начинают подстрекать: «Власть должна ответить!», «Долой власть чекистов!» И вот уже часть толпы скандирует: «Долой!» Незадолго до этого в Кемерове толпу чуть было не повели на штурм местной администрации – крикуны во всё горло орали, что жертв не 64, а 400 или даже 500. Мол, своими глазами видели вырытые сотни могил на кладбище. Интернет наводняют посты – «ну точно, жертв на самом деле намного больше!». Писали их узнаваемые лица – телеведущая популярного шоу «Дом-2» Ксения Бородина в том числе. Позже она дала заднюю: «попалась на фейк». А толку-то? Народ взбудоражен, толпа разогрета. Дело сделано. «Мы понимаем опасность», – говорит Кириенко. В самом деле? Сегодня, кажется, обошлось, а завтра?

Евгений Сатановский, политолог:

– Это могло случиться где угодно, не только в Кемерове. Система такая в стране сложилась – повсеместно. Порочная система. Пофигизм и инерция на всех уровнях власти, за ничтожным исключением. Это что, первая такая трагедия? Отнюдь. Но всякий раз – одно и то же. По большому счёту, никому никого в конечном счёте не жалко, пронеслась волна, все спрятались под камушек, потом вылезли и делают то же самое. В Америке изуродовали дома пожарными лестницами снаружи. Не­эстетично? Зато сколько жизней они спасли. В Чикаго 100 лет назад сгорела фабрика – и пересмотрели пожарные инструкции. А у нас? Сколько домов должно сгореть, чтобы инструкции пересмотрели? Или хотя бы вернули советские. Возьми за шкирку хозяина, который живёт в Австралии, задай ему вопросы – хороший хозяин будет следить за всем. Почему этот не уследил? Материалы дрянь, из Китая, горят как свеча – почему их продолжают использовать? Если правда, что всему виной негодные ведомственные инструкции, то и ведомства должны получить сполна – чтобы не кроили схемы, из-за которых погибают дети. А пока законы у нас пишутся не для того, чтобы обезопасить, а ради того, чтобы удешевить. Систему надо менять, иначе сгорим всей страной.

Кто закрыл детей в кинозале?

В кемеровской трагедии есть один момент, заставляющий вновь и вновь крепко задуматься. Практически все погибшие дети, за несколькими исключениями, – те, кто смотрел в зале номер два мульт­фильм «Шерлок Гномс». Было продано 42 билета на этот киносеанс. Причём родители и школьные воспитатели завели детей в зал, а сами спустились на первый этаж и ждали их там. Те, кто смотрел в соседних залах «Кролика Питера» и «Тихоокеанский рубеж», в большинстве своём добрались до выхода (а в этих залах зрителей было больше сотни в каждом). А душераздирающие телефонные звонки родителям и крики горящих заживо доносились из заблокированного кем-то второго зала. Кто и зачем запер двери этого зала на ключ? Это, пожалуй, самый проклятый вопрос всей кемеровской трагедии. И – нет ответа. Не сгори второй зал, не было бы и 40 погибших детей. Не было бы скорее всего и общенационального траура – ограничились бы областным, как в большинстве таких случаев. Так случайно ли заперли двери? Или эта «случайность» – в одном ряду с последующими сообщениями о сотнях погибших и митингующими в красных куртках, требующими отставки властей? Может, так и задумывалось?

Кузбасс – шахтёрский край. А горняцкий труд – это неизбежные катастрофы. В марте 2007-го на шахте «Ульяновская» случился выброс метана – под землёй остались 110 шахтёров. В мае 2010-го – два взрыва на шахте «Распадская», 91 человек погиб. Из Москвы приходит телеграмма с соболезнованиями – вместо «Распадской» по ошибке указана шахта «Юбилейная». И через два месяца метан рванул уже на «Юбилейной» – 39 погибших. Люди привыкли, привыкли и власти – возможно, по этой причине губернатор Аман Тулеев на пожар не поехал. Никто же не знал, что среди жертв окажется 41 ребёнок. А невинные детские души – это уже совсем другой счёт. И повод для общенационального траура. «С объявлением траура власти опоздали, – констатировал политолог Аббас Галлямов. – Возможно, было нежелание портить позитивный настрой после выборов. И была надежда, что трагедия окажется не настолько масштабной. Если бы Тулеев сразу поехал на место трагедии, встретился с родственниками и наказал виновных, то и претензий к нему не возникло бы. А теперь все интерпретируют так, что власть бесконечно далека от людей и равнодушна к их проблемам». В июне 89-го власть тоже оказалась далека от людей, вовремя не услышав, как ропщут шахтёры Кузбасса. И снежный ком сорвался и покатился. Сперва бастующие требовали только варёной колбасы – через неделю стачком составляет петицию с «21 требованием». Политических требований там ещё не было, но горняки просили власти заменить руководство шахт. Аппетиты росли. А затем власти выдвинули и политические требования: 14 июля на Кузбассе бастовали 103 предприятия и 73 тыс. человек. На следующий день – 125 предприятий и 110 тыс. бастующих. А сутки спустя – 167 предприятий и 181 тыс. недовольных. Стачком отправил в Москву целый поезд бастующих – «в поддержку Бориса Ельцина». «Эмоции захлёстывали, – вспоминал Михаил Кислюк. – Руководителей где слушали, где освистывали. Митинги становились круглосуточными». Многие об этом забыли, а полезно бы помнить. В том числе и властям на местах, не отмахиваясь от очередной беды, как от назойливой мухи.

По теме

А тем временем в Интернете продолжают разгонять сообщения о сотнях погибших. Но уже не российские знаменитости, а украинские блогеры. Никита Кувиков, он же Евгений Вольнов, и десятки ему подобных. «На Украине существует государственная система вмешательства в российский сегмент Интернета, – разъяснил политолог Олег Матвейчев. – В неё интегрированы десятки тысяч человек. Системой управляет министерство информационной политики, а курируют её двое американцев. Они участвуют во всех провокациях, дезинформациях и фейках, касающихся кемеровской трагедии». Система, похоже, сбоев не даёт, оттого-то траурный митинг в Кемерове чуть было не перерос в протестный погром. «Процентов 25–30 – это те люди, которые пришли посочувствовать, сопереживать», – отметил первый вице-губернатор Кузбасса Владимир Чернов. А остальные, выходит, пришли побузить? Так и есть, убеждён чиновник: «Это чётко спланированная акция, которая была направлена на дискредитацию структур власти». Может, Чернов и перегибает палку, но так ли уж он и не прав?

Виноваты стрелочники

Для чиновников в окружении Тулеева протестные акции недовольных – страшный раздражитель. Осенью 2016-го под следствие угодили сразу два вице-губернатора, Алексей Иванов и Александр Данильченко, по делу о вымогательстве акций на миллиард рублей. Интерес правоохранителей к этой истории подстегнули именно протесты общественности. Теперь вот сняли вице-губернатора Алексея Зеленина и Нину Лопатину, возглавлявшую департамент внутренней политики. Без стрелочников у нас никак. Но все ждут отставки Амана Тулеева – тем паче что доброхоты «провожают на пенсию» главу региона ещё с прошлой осени. Вот только много ли толку от этих отставок? И не воспримут ли их те, кто «накручивает» ситуацию, как слабость власти? И не попытаются ли ею воспользоваться – в этот или в другой раз? Заметьте, никто ведь не говорит о том, чтобы ни в коем случае «не раскачивать лодку», уберегая коррупционеров от рвоты. Если бы Тулеев своевременно уволил Иванова с Данильченко, не дожидаясь протестных выступлений, доверие кемеровчан к власти было бы сегодня намного выше. А теперь, уволив Зеленина и Лопатину в угоду «требованиям улицы», Тулеев сделал ещё хуже – пошёл на поводу у протеста. Дал повод думать, что его можно «дожать». Для политика это полнейший провал. Вообще, если бы сам Тулеев не пересидел в своём кресле, а ушёл бы после двух губернаторских сроков, возможно, ему бы воздвигли памятник при жизни – таков в своё время был авторитет у главы региона.

Слабость, неуверенность и неуклюжесть местной власти открывают простор для информационных манипуляций. Вот, например, что сообщало о кемеровской трагедии «Радио Свобода»: «Отсутствие информации порождало разные слухи, которым тут же начинали верить. Якобы врачи сказали, что в первый же вечер в морг привезли 170 тел. Проверить это не удалось. Что мешки с трупами прятали на Кемеровском хладокомбинате (также проверить не удалось). Наконец, что на кладбище №5 вырыли 200 или 300 новых могил (корреспондент съездил на кладбище и свежевырытых могил в таком количестве не нашёл). Косвенно то, что количество жертв может вырасти, подтвердила только сотрудница МЧС, дежурившая при кемеровском морге. На вопрос про 64 тела она взмахнула рукой и тихо сказала: «Ну какие там 64. Тут же всё везут и везут... Много фрагментов, их так просто не посчитать». Особого внимания заслуживает финал этого текста: «На улице отчётливо пахнет пожаром». То ли гарью от «Зимней вишни», то ли… «Свободе», похоже, известно о чём-то страшном заранее?

И снова о том, как власти сами дают поводы для манипуляций. С родственников жертв пожара брали подписку о неразглашении – это протокольная процедура, и ничего особенного в ней нет. Но то, как эта процедура проводилась, дало повод обвинить правоохранителей в попытке скрыть общественно важную информацию. «По каким причинам и по чьему распоряжению правоохранительные органы пытаются «заткнуть» свидетелей пожара, унёсшего десятки жизней, официально не сообщается, – подводит черту либеральный ресурс NEWSru.com. – Кроме того, полицейские изымают у жителей домов, прилегающих к торгово-развлекательному центру, мобильные телефоны и камеры». Спасибо, хоть к стенке не ставят.

Сегодня наша страна подвергается беспрецедентному внешнему давлению – наверное, даже в 20-е годы прошлого века такого не было. Скандалы – как из рога изобилия. Отстранили от зимней Олимпиады, практически голословно обвинив в использовании допинга, обвинили в отравлении разоблачённого шпиона – и тоже бездоказательно, выслали сотню наших дипломатов безо всяких на то оснований – нас хлещут санкционным кнутом, принуждая к покорности. Мы живём в очень непростой ситуации. Тут бы и чиновникам поумерить свой гонор, стать восприимчивее к людям и их проблемам, и народу подумать о том, что если снести свою власть, то можно запросто получить вместо неё чужую. Чуткости бы нам. И терпения. Иначе – умрём от ожогов. А погибшим в огне – земля пухом.

КСТАТИ

Так кто же всё таки запер детей в кинозале? Потерявший в результате трагедии троих детей, жену и сестру Игорь Востриков обвинил неизвестного, который закрыл двери в кинозал, лишив погибших возможности спастись. Вострикову ответила жена «неизвестного» – Ольга Трусова. Её муж Михаил чудом остался жив, но в огне погибли две их дочери 5 и 8 лет. Итак, со слов Трусовой, «мужчины закрыли дверь, чтобы дым не заходил, все сели на пол и стали ждать помощи». Но «когда дети начали терять сознание, зрители попытались вырваться из огня... Михаил побежал за помощью». Не находите, что слишком много нестыковок? Почему взрослые не вывели детей, если двери были открыты? Как Михаил вышел из зала, если двери были заперты? Может, всё было совсем по-другому?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.04.2018 14:39
Копировать текст статьи
Комментарии 9
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх