// // Почему власть запрещает показывать террористов

Почему власть запрещает показывать террористов

276

Кровавая звезда эфира

В разделе

В эфире американского телеканала АВС News 29 июля взорвалась информационная бомба: в популярном вечернем шоу Nightline было показано «свежее» интервью с лидером чеченских террористов Шамилем Басаевым, которого вот уже 10 лет безуспешно разыскивают отечественные спецслужбы и за голову которого российские власти обещают $10 миллионов.

На скандальных кадрах неуловимый боевик, сидя на лесной опушке, беседует с российским журналистом Андреем Бабицким. Басаев признал себя «плохим парнем, бандитом и террористом» и заявил, что российское руководство, которое ведёт в Чечне «колониальную войну», заслуживает не менее «лестного» определения. Он подтвердил, что был заказчиком всех самых страшных террористических актов, совершённых в России за последние годы. И в заключение пригрозил россиянам новыми терактами.

Международный скандал по поводу «террористического» интервью разгорелся ещё до появления Басаева на телеэкране. Хронология его такова. За час до эфира российское посольство в Вашингтоне обратилось к руководителям телекомпании с требованием отменить эфир. Руководство канала просьбу не заметило, на что формально имело полное право, поскольку не является структурой, обязанной реагировать на дипломатические демарши.

На следующий день временный поверенный в делах США в России Дэниел Рассел был вызван на ковёр в российский МИД, где ему высказали «решительное возмущение этой недружественной акцией». Америка в его лице поспешила заверить Москву в том, что администрация Джорджа Буша по-прежнему считает Басаева террористом. Вот только никоим образом не может влиять на информационную политику американских СМИ. Это подтвердил и представитель ABC Дональд Дженсон, заявив, что канал — компания независимая, руководствуется принципами свободы слова и не учитывает реакцию правительства — ни своего ни российского.

Днём позже руководителю пресс-службы Госдепа США Шону Маккормаку устроили головомойку уже журналисты. Ему пришлось объяснять, почему американцы требуют от арабской компании «Аль-Джазира» не предоставлять эфир Усаме бен Ладену и почему после 11 сентября 2001 года правительство разослало в «свободные» американские СМИ требование не транслировать выступления террориста № 1.

31 июля министр обороны Сергей Иванов объявил «провинившуюся» телекомпанию персоной нон грата, лишив её журналистов аккредитации при своём ведомстве. А затем глава МИДа Сергей Лавров последовал примеру Минобороны.

Российские ответственные лица, видимо осознав, что американский канал серьёзно наказать не удастся, решили обрушить свой гнев на прочих участников этой истории. Любовь Слиска и Дмитрий Рогозин предложили «упрятать за решётку» бессовестного Андрея Бабицкого за сотрудничество с террористами.

В то же время вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин заявил, что удивлён не столько фактом показа интервью с Басаевым, сколько тем, что в отличие от Бабицкого «ни ФСБ, ни МВД, ни спецназ ГРУ никак не могут с ним повстречаться и что сотни здоровых мужиков всей артелью одного безногого поймать не могут».

КСТАТИ

Вопрос о том, могут ли СМИ публиковать интервью с террористами, законодательством большинства цивилизованных стран напрямую не регулируется. Исключением является Великобритания, где во время обострения кризиса в Северной Ирландии действовал запрет на общение журналистов с боевиками ИРА.

По теме

Некоторые правила — например, не показывать интервью в прямом эфире, демонстрировать запись без звука, переводя слова террористов в прямую речь — регулируются этическими кодексами журналистов или неформальными соглашениями между СМИ и органами власти.

В России в 2001 году были внесены поправки в законы о СМИ и о борьбе с терроризмом. Первый парламентарии дополнили запретом на пропаганду или оправдание терроризма и экстремизма, второй — на «трансляцию высказываний террористов».

ЛЮБОПЫТНО

Программа Nightline, ставшая трибуной для Шамиля Басаева, своим рождением обязана терроризму. Она была создана в 1979 году специально для освещения захвата студенческой организацией OSU американского посольства в Тегеране.

Террор и СМИ: pro и contra

«Версия» позволила себе озадачиться вопросом, который звучит по нынешним временам почти кощунственно: так ли уж необходимо отсекать террористов от СМИ? Терроризм существует почти столько же, сколько и цивилизованное человечество, соответственно примеров опыта эффективной борьбы с ним предостаточно.

Мы проанализировали аргументы, с помощью которых власти отказываются озвучивать требования террористов, и «приложили» их на конкретные теракты. Результат получился неоднозначный.

1. Террористы должны знать, что их политические требования не будут озвучены, что бы они ни сделали, следовательно, теракты бессмысленны.

Существует и противоположное мнение: за право огласить свои требования террористы отпускают заложников. Число спасённых таким образом людей зависит от умения торговаться обеих сторон.

К примеру, в Перу 17 декабря 1996 года «Революционное движение имени Тупака Амару» захватило резиденцию посла Японии во время торжественного приёма по случаю дня рождения императора. В заложниках оказались свыше 600 высокопоставленных гостей.

За возможность публично озвучить требование освободить из тюрем своих товарищей террористы освободили сразу 170 человек.

Следующую партию заложников освободили в обмен на допущение в здание католического епископа в сопровождении телеоператоров и фоторепортёров, которые в течение двух часов брали интервью у их лидера, команданте Серпа.

С помощью других уступок, в числе которых было, например, освобождение из уругвайской тюрьмы двух членов «Тупак-Амару», были освобождены ещё несколько групп заложников.

К моменту штурма общее число «выторгованных» гостей посольства достигло 549 человек. В руках у террористов оставались 72 заложника. В ходе короткого боя были убиты все 14 бойцов «Тупак-Амару» и один заложник. Остальных освободили.

Обратный пример «непереговорного» процесса произошёл у нас. В дни трагедии «Норд-Оста» все государственные СМИ отказались дать возможность боевикам, заложникам и их родственникам зачитать требования террористов перед камерой. Хотя террористы были готовы отпустить за это часть захваченных зрителей мюзикла. Штурм, проходивший в переполненном зале, унёс жизни более 100 захваченных людей.

Расчёт на то, что террористы поймут, что привлекать внимание к своим проблемам с помощью терактов неэффективно, не оправдался. Вслед за «Норд-Остом» случился Беслан, где террористы, как оказалось, были тоже не прочь озвучить некие политические заявления, и, как выяснилось при допросе в суде единственного арестованного террориста, даже были готовы отпустить часть заложников. Однако российская сторона этим не воспользовалась, заложники остались в школе, и более 300 из них погибли при штурме.

2. Террористов необходимо лишить возможности пропагандировать свои идеи и тем самым лишить их притока новых сторонников.

Если в предыдущем случае речь идёт о запрете на заявление террористов в ходе терактов, то этот аргумент делает их «немыми» даже в «мирное» время. Используют ли террористы для пропаганды своих идей официальные СМИ или пользуются иными каналами — вопрос спорный. Между тем отметим, что в Италии 70-х годов прошлого века орудовали левацкие террористические организации, знаменитые «Красные бригады». В них состояли до 2 тыс. активистов и до 10 тыс. сочувствующих, которые совершили свыше 2 тыс. нападений на казармы карабинеров, полиции и другие объекты.

По теме

Их популярность не в последнюю очередь можно объяснить и тем, что они располагали специальной психологической службой, изучавшей формы взаимодействия со СМИ.

Между тем наиболее эффективный пример борьбы с террористами показала Великобритания, на протяжении длительного времени страдавшая от терактов Ирландской республиканской армии. Там действовало абсолютно официальное ограничение на контакты журналистов с террористами, и тем не менее ирландские бомбисты не имели особых проблем с притоком сочувствующих. Обуздать их удалось лишь после того, как им была предоставлена трибуна для борьбы политическими методами. Политическое крыло ирландских экстремистов оформилось в партию «Шинн Фейн» и свои требования стало озвучивать прямо в парламенте.

3. Террористы могут использовать СМИ как абсолютно легальный канал для передачи друг другу закодированной информации, а во время терактов журналисты могут невольно выдать им информацию о мерах, затеваемых против них.

Действительно, во время теракта на Дубровке террористы могли наблюдать за перемещением боевых групп спецслужб просто в прямом эфире.

В США, где СМИ до недавнего времени были практически абсолютно свободны, некоторые сайты, посвящённые деятельности спецслужб, после трагедии 11 сентября закрыли часть разделов. Руководители ресурсов посчитали, что эта информация может помочь террористам.

В России, где в отличие от США на свободу слова смотрят не столь трепетно, аналогичная мера не нашла своего места, хотя желающие перенять американский опыт были. Так, в конце 2002 года под эгидой запрета на пропаганду терроризма и экстремизма Госдума попыталась провести поправки к законам «О СМИ» и «О борьбе с терроризмом», запрещающие освещать проведение контртеррористических операций без согласования с сотрудниками спецслужб. Тогда их отклонил президент.

Что касается передачи закодированной информации, то никто из опрошенных нами историков спецслужб не смог вспомнить ни одного примера. Пожалуй, кроме одного. Когда в 1938 году в Испании сигнал для восстания фалангистов был отдан с помощью фразы «Над всей Испанией безоблачное небо», произнесённой по радио в ежедневной сводке погоды, хотя к террору это отношения не имеет.

4. Власть, предоставляя террористам возможность открыто с собой полемизировать, проявляет слабость, теряет популярность, и в конечном итоге отдельные представители власти вообще могут её утратить.

Действительно, террористы, ставящие ультиматумы, оказываются как бы наравне с президентами. А уж если президенты и премьеры в этой полемике проигрывают, то всем вроде бы очевидно, что террористы «круче». Так, в 1995 году значительная часть России требовала крови Виктора Черномырдина, прямо перед телекамерами вступившего в переговоры с Басаевым.

Огромное число профессионалов и любителей утверждало, что Черномырдин показал боевикам, что террор результативен и что нам нужно взять на вооружение израильский принцип: никаких переговоров с террористами, что бы они ни творили.

Израильский принцип был усвоен, но террор в России от этого на убыль не пошёл. И для этого, кстати, не нужно было экспериментировать с израильским опытом. Палестинцы как воевали с израильтянами, так и воюют, причём самыми жестокими методами. А с высоты 10 прожитых лет, когда взрывы и захваты заложников в России стали обыденным информационным фоном, можно сказать, что, когда Виктор Степанович сказал в телефонную трубку «Аллё, это Шамиль Басаев?», он спас жизни сотен людей.

Игорь Дмитриев

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.11.2016 22:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх