Версия // Власть // Почему «председателю Си» Тайвань нужнее, чем КПК?

Почему «председателю Си» Тайвань нужнее, чем КПК?

3902

Остров политинтересов

Почему «председателю Си» Тайвань нужнее, чем КПК?
(Коллаж: рисунок - Темур Козаев, фото -Александр Кондратюк/РИА Новости
В разделе

«Мы вернём Тайвань любыми средствами, включая военные», – заявил китайский посол в Париже Лю Шай. Сколько их было, таких последних китайских предупреждений, но именно это отчего-то перепугало Запад – настолько, что впервые Китай включили в список главных угроз НАТО. Неужели в Поднебесной и впрямь собрались воевать?

Пристальнее всего в Пекине сегодня следят за ходом российской спецоперации на Украине. И выводы китайских экспертов могут показаться нам странными. К примеру, они полагают, что основной просчёт России в том, что в самом начале не смогли нейтрализовать руководство Украины. Обезглавив противника, поясняют эксперты, России было бы проще добиться значительного военного перевеса. Все ходы РФ китайцы скрупулёзно фиксируют и анализируют. И неспроста. У них-то самих нет нескольких месяцев на то, чтобы «разматывать» оборону Тайваня. Есть всего несколько дней, максимум – недель. И цена их спецоперации много выше. Речь о том, удержится Си Цзиньпин у власти или падёт уже этой осенью.

Власть в цейтноте

Осенью будет XX съезд КПК. Ключевой вопрос – судьба «председателя Си». Пишем в кавычках потому, что Си на самом деле – не председатель ЦК КПК. Он генсек. Чуть меньший масштаб. У ЦК КПК не было председателя с 1982 года. Да, ещё важный момент. В Китае так: во-первых, ты генсек ЦК КПК и только во-вторых – председатель КНР. Си уже дважды избирался генсеком, а больше нельзя. Правда, четыре года назад Си дальновидно отредактировал конституцию, исключив пассаж из 79-й статьи, как бы устранив очевидный законодательный барьер. Но сделано это было уже после XIX съезда, а у китайских товарищей так не принято. Руководство-то коллективное, и всё решают на съезде. Осенью товарищу Си могут на это указать. И тут, как говорил товарищ Саахов, есть только два пути: либо переизбраться в качестве председателя (а не генсека) ЦК КПК, либо уйти в политическое небытие. А туда Си не хочет – да и не может, туда его нипочём не отпустят партийные кланы, поставившие на него.

Китайская власть состоит из множества сдержек и противовесов, но в КПК, если не углубляться в далёкие дебри, существует два противоборствующих клана. Условно назовём их силовым и либеральным. Первый выступает за усиление госконтроля над экономикой, второй – наоборот. Первый – за жёсткое силовое решение вопроса Тайваня, второй – за то, чтобы возвращение в родную гавань состоялось когда-нибудь после, с течением вечности – как вернулись Гонконг и Макао. Действия либерального клана мнятся более мудрыми, ибо там, где Пекин уповал на силу, успеха, как правило, не удавалось добиться. Недавние приграничные конфликты с Вьетнамом и Индией тому подтверждение. Но решают сегодня не либералы, а силовики из окружения Си. Правда, на съезде всё может решительным образом измениться. Так что времени, чтобы решить тайваньский вопрос, у силового крыла КПК в обрез. Буквально до съезда.

Чтобы спецоперация по возвращению Тайваня оказалась успешной (а иной она просто не может быть, иначе товарищи Си зачтут ему поражение), действовать следует в режиме блицкрига, разъясняет востоковед Анатолий Несмиян. «Если захват Тайваня удастся осуществить в течение короткого времени, до двух-трёх недель максимум, Запад просто не успеет отреагировать и ему придётся исходить из фактического положения вещей. Китай же получит гораздо более весомую переговорную позицию». Но если с блицкригом не выгорит и противостояние затянется, возникнут проблемы. «Главный негативный фактор, – указывает Несмиян, – это санкции и блокада. Экономика Китая близка к сваливанию в жесточайший кризис, так как существенно подорвана внутренними противоречиями, усугублёнными событиями последних двух с половиной лет. А санкции приведут к ускоренному переходу к полномасштабному кризису».

Кто кого?

По теме

Реакция НАТО на заявление китайского посла во Франции потому и была такой, казалось бы, неоправданно жёсткой, что это уже не классическое «последнее китайское предупреждение» – всё намного серьёзнее. На Западе рассудили, что борьба в китайской верхушке достигла своего апогея. Либералы в лице премьера Госсовета Ли Кэцяна и зампреда КНР Ван Цишаня готовятся дать Си Цзиньпину «последний бой». «Неудивительно, – пишет оппозиционный журналист из Гонконга Чин Чеон, – что Си как главковерх призвал военных «подготовиться к успешному созыву XX съезда партии». Си только и остаётся, что положиться на военных, чтобы остаться у власти». Проблема же в том, что и у либералов тоже имеются свои военные. Силы примерно равны. Полгода назад окружение Си начало «зачистку периметра» – в середине января бывшему замминистра общественной безопасности Сунь Лицзюню предъявили обвинение в незаконном хранении оружия. Казалось бы, сама его должность предполагала владение оружием, рассуждает Чин Чеон. «Обвинять начальника полиции во владении оружием абсурдно! Но Суня и в самом деле заподозрили в попытке совершить покушение на жизнь товарища Си».

Это, конечно, вряд ли. Просто Сунь – назначенец бывшего председателя КНР Цзян Цзэминя и его правой руки Чжоу Юнкана. А стало быть, назначенец либерального клана. «Вскоре после прихода Си к власти, – разъясняет положение дел Чин Чеон, – Чжоу Юнкана приговорили к пожизненному заключению за предполагаемую попытку организации государственного переворота против Си. Такая тесная связь с Цзяном и Чжоу сделала Суня очевидным противником Си». Разбираясь в «деле Сунь Лицзюня», Центральная дисциплинарная комиссия КПК официально признала факт заговора против товарища Си. В котором, как несложно догадаться, теперь обвиняют либералов. Обвиняют пока не в судебном порядке – до съезда всё останется так, как есть. Ну а что будет дальше, зависит целиком от того, чья же возьмёт на съезде.

«Группа Си, – рассуждает Несмиян, – как и положено банкротам, переводит вопрос внутрипартийного кризиса в ещё более жёсткую фазу – в фазу внешней агрессии. Отсюда и решение напасть на Тайвань, даже с риском эскалации и перевода войны в международный конфликт. Терять банкротам нечего». А почему, кстати, банкротам? Потому, разъясняет эксперт, что действующая модель развития Китая, похоже, зашла в тупик.

Шаг из тупика – в огонь

Экономический кризис 2008 года и крах «экспортной модели рынка» вынудил руководство Китая ускоренными темпами обустраивать свой внутренний рынок. Решение, считают эксперты, было в целом рациональным, но условия, в которых его пришлось реализовать, были крайне неблагоприятными – в отсутствие «подушки безопасности» из сверхдоходов. У России такая подушка имелась. А китайцам их внутренний рынок пришлось строить в долг – через накачивание экономики кредитами. Это превратило Китай во вторую страну в мире по накопленному совокупному долгу – сегодня он превышает 50 трлн долларов. Экономисты отмечают, что при таком долге и при базовой ставке Народного банка КНР от 4 до 6% темпы роста экономики не могут быть меньше 7–8%, в противном случае накопленный долг становится токсичным. А с 2015 года темпы ниже – сегодня они примерно на уровне 5%. Это и есть банкротство модели развития. Та часть руководства КПК, что стоит за товарищем Си, едва ли представляет себе, как выходить из создавшегося положения. Изначально ставка делалась на «Новый шёлковый путь» в Европу – через Россию и Белоруссию. Но ситуация нынче такова, что и Россия, и Белоруссия угодили под санкции и стремительно разворачиваются с Запада на Восток. Шёлковый путь, таким образом, теряет свой смысл. А тут ещё США с их ограничениями Пекин буквально загоняют в тупик. И что делать?

По теме

Напав на Тайвань, Си, казалось бы, одним выстрелом убивает сразу нескольких зай­цев. Удерживается у власти, причём в этот раз на не­определённый срок. Возможно, пожизненно, ибо должность председателя ЦК КПК (как Мао!) это подразумевает. При этом Си наголову громит политических противников. А это влечёт за собой масштабное перераспределение власти и собственности. А вот ещё важный момент. Пандемию в Китае никто не отменял (отменят, когда пройдёт съезд). Народ обозлён, социальная энтропия зашкаливает. Нужен выплеск. А военный конфликт вполне способен консолидировать общество, даже постпандемийное. Так что как ни крути, а все условия для нападения на Тайвань налицо. До съезда ещё несколько месяцев (точная дата неизвестна, возможно, ноябрь). На самом же деле времени меньше – учитывая нарастающие как снежный ком экономические проблемы. Ну а если начнётся война – кого будет интересовать экономика?! К слову, по данным Торговой палаты Евросоюза в КНР, четверть европейских компаний, работающих в Китае, рассматривает возможность вывода своих инвестиций из страны. Формальный предлог – «непрекращающиеся вспышки COVID-19 и карантин». Ну а так-то все всё понимают.

Сопротивление бессмысленно?

Вот, кстати, об экономике. Китайский лозунг «одна страна – две системы» предполагает, что два экономических уклада – социалистический и капиталистический – могут мирно ужиться в рамках одного государства. Однако опыт переваривания Гонконга свидетельствует о том, что Компартия (точно так же, как и в СССР!) норовит сунуть нос туда, куда ей лучше не соваться. До недавнего времени немалая часть инвестиций в китайскую (материковую) экономику шла из Тайваня. Островок маленький, развернуться там негде, а миллиардный Китай – поле непаханое. Предшественники товарища Си, Ху Цзиньтао и в особенности Цзян Цзэминь, давали инвесторам из Тайбэя твёрдые гарантии – заходите, не тронем. И Тайвань отстраивал на материке заводы и фабрики, а китайские товарищи, к слову, не считая их иностранными, создавали режим наибольшего благоприятствования.

Всё это благолепие продолжалось до того момента, как заединщики председателя Си стали раскулачивать Гонконг. Систем и правда две, но власть-то одна, и она желает жить всласть! Насмотревшись, как пекинские товарищи стремительно интегрируются в гонконгский капитализм – только щепки летят, – власти Тайваня на всякий случай решили обезопасить вклады своих бизнесменов – и законодательно ограничили инвестиции в материковый Китай. Поговаривают, что именно это решение и предопределило участь Тайваня – процесс возвращения в родную гавань резко ускорился. А объяснение проще пареной репы – у пекинских товарищей сокращается кормовая база. Гонконг подъели, а материковая экономика в кризисе. Тут ещё следует понимать, каковы масштабы китайской коррупции – взятки берут, невзирая на смертную казнь. Но в том-то и дело, что взяточничество, по сути, не искореняется, а, наоборот, поощряется. Сейчас объясним. При товарище Си в стране развернулась масштабная антикоррупционная кампания, и данные о её промежуточных итогах, таким образом, стали предаваться огласке. Так вот, в первый год лютейшей кампанейщины, в 2018-м, за коррупционные деяния к ответственности привлекли 621 тыс. (!) чиновников. Но под суд пошёл примерно лишь каждый шестой – 526 тыс. коррупционеров отделались партийными взысканиями. Их даже не сняли с работы! А те, кто попал под удар, как несложно догадаться, представляли либеральный политический клан оппонентов товарища Си. Намедни проворовались главы комитетов КПК в трёх провинциях – Хубэй, Цзилинь и Чжэцзян, их отстранили от работы, но оставили на свободе. Несложно догадаться, почему не отдали под суд. Так вот, жители Тайваня всё это наблюдают у себя под носом. И на Гонконг насмотрелись. Там, кстати, меняется власть – товарищ Си наконец-то получил возможность протащить своего ставленника. В общем, желание пройти путь Гонконга у жителей Тайваня невелико. Так что будут сопротивляться – к бабке не ходи. А это значит, что рассчитывать на блицкриг особо не стоит.

Кстати

Китайские военные с уверенностью говорят о грядущей победе над Тайбэем. Правда, с Тайванем есть сложности – это остров, а стало быть, брать его придётся особым образом. Успех операции будет обеспечивать как минимум один из трёх имеющихся у Пекина авианосцев. Но главный фактор успеха, считают военные эксперты, это наличие у НОАК великого множества десантных кораблей – 30 больших (проект 072), 11 средних (проект 073) и 60 малых (проект 074 и проект 079-2). А ещё есть 4 универсальных десантных вертолётоносца и 12 катеров на воздушной подушке. Кроме того, у Пекина имеется ещё один козырь – плавающие танки и БТР. К битве за Тайвань Китай готовился давно, а потому строил плавающие танки с 1958 года. Сколько их у Пекина всего, внятно не может сказать ни один военный эксперт. К примеру, танков 63-го типа на вооружении НОАК числится всего порядка 50, но интрига здесь в том, что построено их было сильно больше, и около тысячи единиц до сих пор находится на консервации. Ещё в войсках остаётся порядка сотни более современных машин типа 63А (сколько на консервации – неизвестно). Ну и наиновейших танков типа 05 – больше тысячи. А есть и другие «водоплавающие», к примеру ZDB-2000. У НОАК на вооружении около тысячи этих амфибий. По 10 десантников в каждой – вот и считайте. Отобьётся ли от такой армады 300-тысячная армия Тайваня, сказать сложно. Интрига же в том, придут ли Тайваню на помощь?

Скорее всего так и будет. Накануне Австралия, Великобритания, Новая Зеландия, США и Япония объявили о создании нового альянса в Тихоокеанском регионе – Partners In Blue Pacific (PBP). А на прошлой неделе Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия провели четырёхсторонний саммит на полях встречи НАТО в Мадриде – обсуждались вопросы военного сдерживания Пекина. Там же было озвучено, что «демократические страны» выделят 600 млрд долларов (!) на борьбу с китайским влиянием, оказываемым в рамках проекта «Один пояс, один путь». Но, по всей видимости, немалую часть этих средств направят на покупку оружия для Тайваня.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.07.2022 12:50
Комментарии 0
Наверх