// // Ольга Волкова: Я живу и выживаю вопреки всему

Ольга Волкова: Я живу и выживаю вопреки всему

827
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Родословная актрисы Ольги Волковой богата знатными и творческими людьми. Один из её прадедов – Семён Афанасьевич Пустошкин – был сенатором и правой рукой адмирала Ушакова. Её дед Иван Александрович Вольский оказался не только знаменитым провинциальным актёром, но и создателем петербургских театров «Кривой Джимми» и «Старинный водевиль». О каждой веточке родословного древа со столь крепкими корнями, а также о друзьях и коллегах Ольга Владимировна написала пару книг. Там же она объяснила, почему всегда отдавала предпочтение не главным ролям, а эпизодам. Кстати, эти эпизоды часто «делали» фильмы. Именно за роль второго плана в фильме «Сказ про Федота-стрельца» Волкова получила национальную кинопремию «Золотой орёл». В сериале «Папины дочки» актриса поёт, аккомпанируя себе на гитаре. С разговора о музыке мы и начали нашу беседу.

–Неужели у вас, Ольга Владимировна, и дома есть музыкальный инструмент?

– Конечно. Пианино Offenbacher, которому приблизительно 200 лет. На нём ещё играли военные на Витебском вокзале, ожидая паровоза до Царского Села. Там литая фрамуга, поэтому и сам инструмент 200 килограммов весит. Теперь этот раритет украшает наш интерьер.

– Только украшает или вы ещё и играете на нём?

– Я? Играю, конечно, но так, как нужно артисту. По слуху. Кроме этого ещё я играю на балалайке, гитаре и геликоне. Своей мамочке как-то сыграла на яйцерезке «Чижика-пыжика», чем её очень порадовала. А вот мой сын Иван играет на пианино профессионально.

– Правда, что вы его научили играть?

– Это он так говорит. Если признаться, я знаю по три аккорда в ре мажоре и столько же в до миноре, а зная такое количество аккордов, можно сыграть и спеть всё, что угодно. К тому же я хорошо научилась подбирать по слуху. Как-то однажды я показала Ване пару аккордов, он увлёкся и начал сам серьёзно изучать музыкальные дисциплины.

(В этот момент у актрисы звонит мобильный телефон, и мотивчик у этого звонка явно джазовый.)

– Любите джаз?

– Обожаю. Так на чём мы остановились?

– На вашем актёрском музицировании.

– Когда мы снимались в сериале «Папины дочки», там по сюжету была сцена «бабушка берёт гитару и поёт». На съёмочную площадку привезли сценарий очередной серии. Честно говоря, эти работы сценаристов производили на нас жуткое впечатление, и даже приходилось как-то их переделывать под себя. И поскольку в этой серии ситкома стояла фраза «бабушка берёт гитару и поёт», на съёмках оказалась семиструнная гитара. Но это мою жизнь не облегчило. Во-первых, на семиструнной гитаре я не играю, а во-вторых, играть было нечего. Мне принесли шестиструнный инструмент, а песню, которую нужно было петь, мне пришлось сочинять по ходу съёмок.

– Как мне кажется, всё получилось удачно.

– И я этому очень рада. А музыку я обожаю, как джазовую, так и классическую. И в моей жизни были потрясения во время посещения некоторых концертов. Однажды я оказалась на концерте питерского ансамбля, который на народных инструментах играет джаз. Этот ансамбль называется «Терем-квартет». Если бы я попала на джаз, который играют афроамериканцы, то, наверное, просто умерла бы от восторга. Теперь другой случай. Как-то я в записи посмотрела сериал «Доктор Хаус» с участием Хью Лори, и тогда действительно свихнулась. Как это вообще можно было снять? Как вообще можно такое количество медицинских терминов не только запомнить, но и успевать их втыкать друг в друга, это ведь с кондачка-то и не сделаешь, это нужно знать. Я даже немного позавидовала актёру и подумала: «Вот бы и мне такую роль, в которую я попаду со своей энергетикой!» Я же до сих пор хорошо танцую, пою и играю, в том числе и на инструментах. Но нет такой роли для меня, не предлагают.

По теме

И вдруг мне становится известно, что Лори приезжает в Москву и Питер с концертами. Я беру в охапку свою невестку, покупаю самые дорогие билеты, а это исключение, ведь я себе ничего не позволяю, мне же ничего не надо… Но тут я покупаю лучшие билеты на самые близкие к сцене места, и идём на концерт. Когда я услышала, как он поёт и как играет на фортепиано, то поняла, что музыкант из него потрясающий. Концерт длился почти два часа, он пел вживую. Для меня это было таким потрясением, я так орала не своим голосом! Дети, сидевшие в зале, смотрели на меня с ужасом. Наверное, у них не укладывалось в голове, как дама таких лет может так выражать свои восторги?! Но меня в буквальном смысле снесло. Такой силы обаяния и очарования в своей жизни я давно не встречала!

– Такое впечатление, что вы всю жизнь что-то переосмысливаете и преодолеваете.

– Да, это верно. Я вообще живу вопреки. В нашем городе – Санкт-Петербурге – один режиссёр меня спросил: «Почему вы уехали из гнезда культуры?» А я ответила, что этот столь любимый мною город – ещё и колыбель трёх революций, и каждое поколение революционеров гадило в эту колыбель, как могло.

А уж про антисемитские корни и говорить нечего, они, как мне кажется, стали ещё крепче. Но сейчас и Москва подвержена заразе этой тоже... Был в моей жизни такой пример. На телевидении работал человек, который был неугож по пятому пункту. Он скромно снимал какие-то передачи, и однажды он отмечал свой юбилей. Там я и услышала от него выражение: «Я бы выковал медаль со словом «вопреки» и повесил бы её себе на грудь». Так и я живу и выживаю вопреки всему.

– Вы реалист или что-то романтичное в вас ещё осталось?

– Я не мечтатель, у меня очень трезвые взгляды на нашу жизнь. Но всё-таки одна мечта у меня есть, но она, увы, утопическая. Я очень хороший педагог, но чтобы организовать свою школу и преподавать в ней, нужны не просто деньги, а огромные «бабки». И я не могу их у кого-нибудь просить, потому что этого делать не умею. Наверное, нужно было сразу себя вести по-другому, чтобы мне выручка капала в тарелочку. Но, к сожалению, я не могу себя изменить. А за это надо платить, за «вопреки» надо расплачиваться и знать, что это трудовой этап.

– А вы всё ещё ведёте свои дневники?

– Уже нет. Я так плотно общаюсь со своей большой семьёй, в которой 10 человек, они все полоротые, рассеянные, а что ещё можно ожидать от творческих людей, с ними нужно всё время быть начеку. А потом, видимо, я исчерпала себя, добежала до какого-то предела. Сейчас вообще очень трудно с театром, работы нет, с антрепризами с каждым днём всё хуже и хуже, а в профессиональный театр я не пойду. В своей жизни я уже проработала много лет в трёх театрах (в том числе и в БДТ. – Ред.), но такую жизнь очень трудно вынести, не говоря уже о том, что прокормить семью на мизерную актёрскую зарплату невозможно. Правда, от этого я в ужас не прихожу, знаю, что смогу что-нибудь придумать. Главное для меня – умение радоваться всему.

– А что ещё вы можете посоветовать вашим друзьям, родным и поклонникам?

– Не терять чувства юмора и, как говаривала моя мама, «не рассупониваться». Про Москву я должна сказать неприятную вещь. Приехав из Питера, я обнаружила в столице крайне неприглядный портрет среднестатистического москвича. Он сходит с ума по любому поводу: птичий грипп, финансовый кризис, в любой ситуации его охватывает истерическая дрожь. Ещё ничего не случилось, а он уже: «А вдруг?» И ещё одна отрицательная черта – полное отсутствие интереса к собеседнику. А как же без интереса к людям жить? Как-то, находясь в Греции, я встретила молодого парня из тех самых Строгановых. Правда, вырос он в Жмеринке, и говорит на суржике, и занимается тем, что перегоняет катамараны из Америки в Грецию. Но интереснее судьбы я не встречала. Признаюсь, мне даже хочется открыть в какой-нибудь газете рубрику «Объяснение в любви». И хотя я не журналист, но мне бы удалось справиться с таким заданием – дарить людям людей. Это настолько прибавляет оптимизма и желания радоваться жизни. Смотреть на хорошее намного лучше, чем находиться в постоянном ожидании чего-то плохого. Поэтому всем желаю сохранять чувство юмора, смотреть на детей, на цветы, в окошко на окружающий мир, глубоко дышать, звонить друзьям и радоваться.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 02.09.2013 15:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх