// // Алла Сурикова: Юмор – это способность уцелеть на волнах жизни

Алла Сурикова: Юмор – это способность уцелеть на волнах жизни

515
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Алла Сурикова сутками пропадает на съёмочной площадке. Она снимает новый фильм – «Полный вперёд!». Полным ходом идёт подготовка к работе над заключительными сценами. Хоть Сурикова и строга, может и прикрикнуть на нерасторопных, к ней отношение – как к маме родной. Только и слышно со всех сторон: «Алла Ильинична… Алла Ильинична…» И она на все вопросы отвечает, успевая при этом давать наставления администраторам по поводу реквизита, советоваться с кинооператорами, репетировать сцену и... давать интервью обозревателю «Нашей Версии».

– Как у вас появляются идеи для фильмов? «Полный вперёд!», над которым сейчас работаете, вы долго придумывали?

– Владимир Зайкин написал синопсис, и с этим синопсисом я ходила достаточно долго. Те, кто мог дать деньги, ориентировались на другие темы. Их привлекали блокбастеры и триллеры, а не доброе семейное кино. И так продолжалось бы до сегодняшнего дня. Если бы «в воздухе» не возникла необходимость в семейном кино. Сегодня мы кстати.

– Да ещё и перед Олимпиадой…

– У нас всё-таки главной будет не спортивная тема, а семейная. Ведь каждому ребёнку нужна нормальная полноценная семья с мамой и папой. Мой герой спрашивает свою маму: «А я сирота?» – «Почему же, у тебя есть я». – «Значит, я полусирота? А где мой папа?» – «Я тебе тысячу раз рассказывала…» – «И все по-разному. Мама, ну не может один человек замёрзнуть во льдах, подорваться на мине в горячей точке и подхватить малярию в джунглях...» Играет эту роль Прохор Тесленко, очень искренний, обаятельный и талантливый мальчик.

– Где вы его нашли?

– В Детском музыкальном театре юного актёра Александра Фёдорова. Несколько ребят из этого театра снимаются у меня. Поэтому их руководитель Александр Львович часто бывает у нас на съёмках: опекает их, помогает. Мне же этот человек интересен ещё и тем, что у него есть замечательный спектакль – мюзикл «Московская история», и я считаю, что он должен дебютировать в кино как режиссёр фильма по мотивам этого спектакля.

– Этот мюзикл – наш ответ «Вестсайдской истории» Бернстайна?

– Можно считать и так. Там выясняют свои отношения «плохиши» и «хорошисты», и при этом, как и положено в мюзиклах, все поют и танцуют. Под музыку Алексея Шелыгина. И я готова участвовать в продюсировании этого фильма.

– Кто работает у вас в этом фильме?

– В данный момент на съёмочной площадке полно моих студентов с Высших режиссёрских курсов из МИТРО (Московский институт телевидения и радиовещания Останкино. – Ред.). Они одновременно и работают, и проходят практику, потому что лучший способ обучения – это окунуться в съёмочный процесс по самое «не могу». А Руслан Никулин уже окончил обучение. Он бывший студент нашей с Валерием Фокиным мастерской, мы считаем его способным комедиографом, что по сегодняшним временам большая редкость. Но он живёт на Украине, в Харькове, и пробиться ему неоткуда и некуда. Вот я и позвала его режиссёром-стажёром и ещё поручила ему вгрызаться в жанр. Он очень старается, и иногда действительно получается смешно.

– А звёзды?

– У нас заняты замечательные актёры – Николай Фоменко, Оскар Кучера, Даниэла Стоянович, Борис Щербаков, Ольга Прокофьева, Игорь Гаспарян, Владимир Еремин, а в эпизоде у нас – Александр Степанович Ворошило, и он даже спел одну ноту.

– Он ещё в голосе?

– Конечно, и я дала ему возможность вспомнить своё оперное прошлое.

– А почему «Полный вперёд!» продюсирует Александр Голутва?

– Потому что он председатель совета студии «Позитив-фильм», на которой снимается это кино, потому что как продюсер он имеет несколько премий «Ника», потому что я к нему отношусь с большой симпатией с тех давних пор, когда он работал в Министерстве культуры. Помню, как пришла я – по-моему, это было перед съёмками «Московских каникул» – после нескольких лет перерыва в работе и была потрясена его способностью услышать и понять человека, который на лету вдруг остановился и сложил крылья. Эта черта дана не многим, сидящим в креслах наверху. Хотя на начальников мне иногда везло.

По теме

После нескольких трудных лет общения с кинодеятелями в Киеве – одни их фамилии у меня вызывали дрожь: Большак, Сиволап и Качан – я решила отказаться от кино только ради того, чтобы не видеть их физиономии. Они загнали меня в угол и запинали ногами. Но именно благодаря этому я решилась на отъезд из Киева. Через некоторое время Качан встретился со мной на фестивале, куда я привезла свою мосфильмовскую картину «Суета сует», и сказал мне (по-украински): «Ну шо, Аллочка, тэпер зи мною, мабуть, и рюмочку нэ выпьетэ?» А я в ответ: «Ну что вы, Иван Григорьевич! С вами – с удовольствием. Если б не вы, я бы не уехала из Киева».

– Какой была для вас встреча со студией «Мосфильм»?

– До сих пор помню, как в первый раз шла через проходную этой киностудии. Особая гордость, сопричастность. Ромм, Райзман, Козинцев, Трауберг, Габрилович, Данелия, Рязанов, Гайдай – они ведь тоже идут этой проходной… Возникало удивительное чувство – особой ответственности и какой-то внутренней подтянутости, что ли. В руководстве «Мосфильма», как и в Киеве, было три человека: Сизов, Агафонов и Иванов. Не могу сказать, что меня сразу встретили с распростёртыми объятиями. Когда главный редактор комедийного объединения Эдик Ермолин привёл меня знакомиться с Сизовым, Николай Трофимович сказал, не глядя на нас: «Ну и объединение у вас! Ко-ме-дийное…Что, в Москве режиссёров, что ли, нет?» Но так как я была ученицей Георгия Николаевича Данелия, который ходатайствовал за меня, а Сизов его мнению очень доверял, то он всё же дал добро, и меня приняли во временный штат «Мосфильма». Олег Александрович Агафонов вообще был удивительной личностью. Не любить его было нельзя. Высокий, красивый, умный, добрый и талантливый начальник. Таких в жизни не бывает. А третьим был Николай Александрович Иванов. Совсем недавно на «Мосфильме» мы отмечали его 90-летний юбилей. До последнего дня он бегал, был подтянут, элегантен, прожил длинную и красивую жизнь. Подпортило его безукоризненную биографию замужество дочери. Она вышла замуж за англичанина и уехала с ним на туманный Альбион. А в советское время такие поступки начальникам не прощались.

Придя на «Мосфильм», я начала работать над картиной «Суета сует». Атмосфера была чудесной. Вместе со мной дебютировала и директор картины Люся Габелая. Благодаря ей моей съёмочной группе разрешили втихаря воспользоваться павильоном самого Никиты Михалкова! Он только что закончил там снимать. Павильон не разбирали, пока не выйдет из печати весь материал. Мы быстренько переклеили обои и влезли в декорацию. Когда наша работа подходила к завершению, оказалось, что Никите надо было что-то доснимать. Агафонов срочно вызвал меня: «Успели? Молодцы! А теперь возвращаем старые обои – и как будто вас в павильоне никогда не было, а я ничего никогда не разрешал». Когда тот же Агафонов просил на месяц раньше сдать фильм, потому что у студии горит план, мы тоже, как могли, шли ему навстречу. Ему невозможно было отказать: он не приказывал, а очень вежливо, очень по-доброму просил!

– Когда вы поняли, что пора снимать фильмы с детьми?

– Тогда считалось, что женщина к детям ближе, а женщин в кино принимали с большим трудом, но мне повезло. Был объявлен набор на курсы детского кино. Поступила я благодаря своей дочке, потому что мы с ней играли в дочки-матери. Причём мамой была она, а я дочкой. В результате на вступительных экзаменах я прочла свое «детское» стихотворение, и оно так понравилось всем членам приёмной комиссии, что проголосовали за моё поступление единогласно. Но если бы это были курсы комедийного, женского, человеческого или трагедийного кино, я бы всё равно, окончив их, делала бы своё кино.

– Шутить сложно, а хорошо шутить ещё сложнее...

– Есть Гайдай реалистический, а есть – не имеющий земной плоти. Мой принцип: «Этого не было, но могло бы быть». А бывают такие придумки, что этого не только не было, но и быть не могло. Тогда жанр картины должен быть не комедийным, а фантастическим.

– Вы такие ведь не снимаете?

– В картине «Полный вперёд!» «Газель» с людьми ударяется о заграждение с ремонтными работами, кузов взлетает, вещи выпадают, потом приземляются, а все, кто был в кабине, выходят из неё и как ни в чём не бывало спрашивают: «А что это было?» – а затем едут дальше. Это как раз тот случай, который на грани фантастики.

– У вас удачно получаются комедии. А что такое юмор?

– Это вопрос не для съёмочной площадки. Хотя, если кратко, юмор – это способность уцелеть на волнах жизни.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 26.08.2013 16:06
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх