// // На борьбу с терроризмом тратят астрономические суммы – без видимого результата

На борьбу с терроризмом тратят астрономические суммы – без видимого результата

1383

Рублем по угрозе

4
В разделе

Насколько успешно российская власть борется с терроризмом? В свете недавних трагических событий – взрыва в волгоградском автобусе, унёсшем шесть человеческих жизней, и убийства замглавы городской администрации дагестанского Хасавюрта Саидахмата Сатаева – вопрос этот совсем непраздный. Тем не менее ответа на него нет. В докладах руководства спецслужб и правоохранительных органов мелькают данные о десятках якобы предотвращённых терактов, но никто не берётся озвучить нам цену вопроса – с недавних пор подобные цифры строго-настрого засекречены.

Так, может быть, на борьбу с терроризмом мы тратим ничтожно мало? Может, имеет смысл эти затраты увеличить? Помните, как полгода назад глава Национального антитеррористического комитета заговорил о том, что программа обуздания экстремизма нуждается в дополнительном финансировании? Тогда правительство, кажется, оставило эти слова Александра Бортникова без внимания. И что же? А то – пресса стала в два раза чаще сообщать о терактах. Наверное, не стоит искать прямых связей – а то в Америке эксперты недавно договорились до того, что связали рост бюджетных ассигнований на борьбу с наркотрафиком с ростом продаж запрещённых препаратов. Мол, чем больше денег тратит правительство на обуздание наркомафии, тем стремительнее обогащаются наркобароны, – парадокс? Вот и у нас примерно так же – борьба с терроризмом съедает немалые средства, а толку от этого, кажется, нет никакого.

Мы не можем сказать достоверно, сколько стоит противостоять терроризму – в денежном, так сказать, исчислении. Но мы можем прикинуть, опираясь при этом на открытые источники и не нарушая тем самым закон. Итак, этим летом правительство Чеченской Республики с подачи прокуратуры приняло две целевые программы профилактического характера. Одна направлена на борьбу с терроризмом, другая – на обуздание коррупции. Годовой бюджет первой программы – 104,6 млн рублей. Второй – 13 млн, почти в 10 раз меньше. А теперь сопоставьте: на противодействие коррупции федеральное правительство ежегодно отчисляет сотни миллиардов рублей. И если соотношение цифр на федеральном уровне то же, что и на региональном – а скорее всего это именно так, – значит, примерная стоимость антитеррористической кампании исчисляется десятками триллионов рублей. Как минимум. Десятками триллионов! И что – даже на эти огромные деньги нам нельзя купить себе хотя бы немного безопасности?

Мы тратили на борьбу с терроризмом столько, сколько тратят в США

Цену вопроса – информацию о том, во сколько обходятся налогоплательщикам антитеррористические программы, – засекретили семь лет назад. Почему? Предположим, что из-за несоответствия потраченных сумм достигнутому результату. Судите сами: в 1999 году на борьбу с терроризмом правительство истратило 51 млрд рублей – а ведь в самом разгаре была вторая чеченская кампания. В 2002-м она практически завершилась, но вот бюджет антитеррористических программ при этом чуть ли не утроился – до 131 миллиарда.

Дальше – больше: в 2003 году ассигнования подобных программ выросли до 173,9 млрд, а годом позже – уже до астрономических 310,6 миллиарда. Но в том же 2004-м случились Беслан, взрывы в московском метро и две авиакатастрофы с участием смертниц. Затраты на обуздание терроризма, таким образом, росли, но росло и количество терактов. В федеральном бюджете 2005 года расходы на борьбу с терроризмом исчислялись 400 млрд – и эти средства были вполне сопоставимы со всей программой национальной обороны, не считая оборонного заказа! Кстати, это примерно столько, сколько сегодня тратят на борьбу с терроризмом в США.

По теме

Так что же – деньги, выходит, фактически вылетали в трубу? Тогда понятно, почему было принято решение о засекречивании этих расходов. Действительно, ну с какой стати лишний раз будоражить общественность?

Пять лет назад бывший глава Национального антитеррористического комитета Николай Патрушев утвердил Комплексный план борьбы с идеологией терроризма – его действие завершилось в минувшем году. Этот план включал в себя проведение информационно-пропагандистских мероприятий, причём не только в России, но и за рубежом. А ещё производство фильмов, создание сайтов в Интернете, проведение конкурсов и международных конференций. И даже выпуск художественной литературы в рамках целевой программы «Культура России». Оценить эффективность этих программ могли лишь эксперты, имеющие допуск к гостайне, так что мы с вами вряд ли сможем с уверенностью сказать, что средства были потрачены не впустую. Особенно на фоне информации о недавних терактах. Но потрачено было явно немало. И с кого теперь спрашивать?

Куда пропали 3 миллиарда долларов?

Помнится, после трагедии в международном аэропорту Домодедово тогда ещё глава Счётной палаты Сергей Степашин объявил, что его ведомство скоро начнёт проверку расходования бюджетных средств, выделенных на борьбу с терроризмом на первое полугодие 2011 года. Тогда же в прессе проскользнуло сообщение о том, что правительство якобы собирается тратить по 10 млрд долларов в год только на антитеррористические мероприятия в Северо-Кавказском регионе. И что же? Аудиторам так и не удалось собрать всю необходимую информацию. Сколько истратили и на что – поди знай. Между тем есть серьёзные основания подозревать, что часть средств, предназначенных на борьбу с терроризмом, могла быть расхищена – именно по этой причине ведомство Степашина и не подпустили к проверке расходования активов.

Кстати, не так давно в Канаде разразился примечательный скандал на ту же самую тему – аудиторы, проверявшие расходование бюджетных средств, не смогли отыскать, куда были потрачены 3 млрд долларов, выделенных на профилактику терроризма.

Год назад первый заместитель руководителя аппарата Национального антитеррористического комитета генерал-лейтенант Евгений Ильин выступил с докладом на 3-й Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой противодействию терроризму. Оказывается, сделано было не просто немало, а очень много. Только вникните. Проведены молодёжные форумы в республиках Юга и Поволжья. В федеральные и региональные СМИ передано свыше 250 тыс. материалов по антитеррористической тематике. Создано более 2 тыс. видеоматериалов – игровых и документальных фильмов, роликов социальной рекламы и т.п. Проведено почти 240 тыс. адресных мероприятий с «категориями граждан, наиболее подверженных воздействию идеологии терроризма, – учащейся и студенческой молодёжью, выходцами из мусульманских государств, представителями этнорелигиозных диаспор» и т.д.

А тем временем сообщений о террористических актах появляется всё больше и больше. То ли фильмы не те, то ли беседы и прочие «адресные мероприятия» ведутся впустую. Складывается ощущение – возможно, обманчивое, что антитеррористические структуры чем-то не тем занимаются. Знаете, так бывает: «осваивание выделенных средств» порой подменяет собой работу, на которую их, собственно, и выделили. И профилактику терроризма как таковую порой подменяют проведением малопонятных или вообще сомнительных мероприятий. А провели их – и делу конец.

Диаспоры помогают «осваивать средства», но своих не выдают

А между тем тщательная профилактика – реальная, а не та, что делают для отчёта, – могла бы спасти немало человеческих жизней. Взять хоть недавний трагический инцидент – взрыв в волгоградском автобусе. На первый взгляд о какой профилактике здесь вообще можно вести речь – в Волгоградской-то области? Ведь это не Дагестан и не Ингушетия. Но это лишь на первый взгляд. Оказывается, область эта не такая уж и спокойная. В августе 2013 года в Кировском районе Волгограда возле поста ДПС прогремел взрыв. Через пару часов после него полицейским случайно удалось обнаружить ещё одно взрывное устройство – на служебной автостоянке батальона ДПС в Ворошиловском районе. И что же – кто-то из правоохранителей озаботился введением профилактических мер?

По теме

В апреле 2011 года в Волгограде, помнится, тоже рвануло – аж два раза! Одно взрывное устройство сработало возле ворот городского управления ГИБДД, другое – у спортзала Академии МВД. К слову, именно в Волгограде правоохранителям не раз доводилось задерживать исполнителей столичных терактов. И что же – были приняты эффективные меры? Как показывает теракт в автобусе – не были. А ведь те, кому следует, наверняка отчитались об успешно проделанной работе. В рамках выделенного бюджета.

Ходят слухи, что часть средств, выделяемых на антитеррористические мероприятия, правоохранителям помогают «осваивать» национальные диаспоры. Скорее всего это так и есть: ведь упоминавшиеся генерал-лейтенантом Ильиным «адресные мероприятия» проводятся в том числе и «по наводке» руководства диаспор. Но тогда и это направление деятельности антитеррористических структур едва ли можно признать успешным. Помнится, группу армян во главе со Степаном Затикяном, совершивших в 1977 году серию терактов в Москве, представителям правоохранительных органов выдала именно армянская диаспора – не случайно руководивший разыскной группой генерал-майор КГБ Вадим Удилов уделял особое внимание работе с национальными объединениями граждан. Что же до недавнего волгоградского инцидента, то тамошнее руководство дагестанской диаспоры якобы уклонилось от взаимодействия с правоохранителями.

О том, что средства на антитеррористические программы следовало бы тратить более адресно и «прозрачно», говорили и говорят такие разные политики, управленцы и общественники, как Владимир Жириновский и Сергей Степашин, Геннадий Зюганов и Сергей Миронов. И что же? А ничего: в рамках «засекреченного» бюджета правоохранителям гораздо легче отчитываться. Да и спрос меньше.

ОНИ О НАС

В Госдепартаменте США не относят Россию к странам с «напряжённой террористической ситуацией» – по мнению заокеанских экспертов, «террористической угрозы для мира» наша страна не представляет. В то же время в последнем ежегодном докладе Госдепа о террористической обстановке в мире отмечалось: «Ситуация с терроризмом в России в 2012 году практически не изменилась по сравнению с предыдущим периодом». Это значит, что ни о какой победе над экстремистами говорить нельзя – перемен к лучшему нет уже 10 лет. Основными мотивами терроризма в нашей стране выступают сепаратизм, межэтнические конфликты, кровная месть, бандитизм и идеология исламского экстремизма.

Примечательно, что ещё в позапрошлом году эксперты Госдепа прямо указывали на северокавказские корни российского терроризма, а на этот раз они воздержались от подобной оценки. Терроризм расползается по стране, о чём свидетельствует и недавний теракт в Волгограде. Помимо Северного Кавказа тревогу американцев вызывает обстановка в Татарстане и Башкирии. По данным Госдепартамента США, в прошлом году в России было совершено 182 террористических нападения, в которых погибли 659 и были ранены 490 человек. Среди убитых и травмированных соответственно 325 и 365 человек составляют работники правоохранительных структур.

Необходимо отметить, что официальные данные российского Национального антитеррористического комитета (НАК) несколько расходятся с заокеанской статистикой. По информации НАК, в прошлом году в нашей стране было совершено «более 260 преступлений террористической направленности» (против 365 в 2011 году и 779 в 2010-м). Сотрудники спецслужб предотвратили 6 терактов и 92 «преступления террористической направленности», в ходе спецопераций задержано более 600 бандитов и их пособников.

КОНТЕКСТ

21 октября в Волгограде террористка-смертница Наида Асиялова взорвала себя в салоне автобуса, курсирующего по 29-му маршруту. Погибли шесть человек, более полусотни получили ранения разной степени тяжести.

23 октября в девятом часу утра в дагестанском Хасавюрте двое неизвестных расстреляли из автоматического оружия автомобиль замглавы городской администрации Саидахмата Сатаева. От полученных ран чиновник скончался.

23 октября во Владикавказе неизвестные расстреляли из пистолетов зампрокурора Промышленного района Олега Озиева. Потерпевший скончался на месте, убийцы скрылись.

24 октября в Махачкале неизвестные взорвали автомобиль сотрудника СКР Рамазана Рамазанова. Следователь скончался в больнице. Примечательно, что уголовное производство открыто не по 205-й статье УК – «Террористический акт», а по четырём другим – «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего предварительное расследование», «Незаконный оборот оружия», «Незаконное изготовление взрывного устройства» и «Умышленное повреждение чужого имущества».

24 октября на трассе Хасавюрт – Бабаюрт в Дагестане на пути следования мехколонны внутренних войск МВД произошёл взрыв. Погибших нет.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.10.2013 23:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх