// // Почему наш зритель равнодушен к призам как отечественных, так и зарубежных кинофестивалей?

Почему наш зритель равнодушен к призам как отечественных, так и зарубежных кинофестивалей?

677

Гламур как диагноз

фото: РИА Новости
фото: РИА Новости
В разделе

Лето для кинематографа – пора фестивалей и смотров, которые идут один за другим. Недавно в столице прошёл Московский международный кинофестиваль, который отнесён к классу «А». В России это единственный смотр такого уровня. На другом фестивале класса «А» – Шанхайском – главную награду получил фильм российского режиссёра Юрия Быкова «Майор». В этом году Россия приняла участие в фестивале и в Карловых Варах, там мы тоже удостоились приза – за лучшую документальную ленту. «Наша Версия» попыталась выяснить, какие ещё есть фестивали и что дают фильмам их награды.

Кинофестивалей в мире много, но класса «А» всего 13. Как правило, у них эксклюзивные требования: премьера новых фильмов должна проходить на одном из них, и только на одном, прежде чем они будут демонстрироваться на других фестивалях. Список фестивалей класса «А» утверждается Международной федерацией ассоциаций кинопродюсеров (FIAPF). Для того чтобы получить аккредитацию, кинофестиваль должен соответствовать нескольким критериям: быть международным, проводиться ежегодно, пользоваться поддержкой местной киноиндустрии, в конкурсе не должно быть фильмов, которые ранее участвовали в других фестивалях. Кроме того, в одной стране может быть только один подобный фестиваль.

«И всё же есть три главных фестиваля: Каннский, Венецианский и Берлинский, – рассказал кинокритик, программный директор ММКФ Кирилл Разлогов. – Наш, Московский, в одной связке с фестивалями в Локарно, Карловых Варах, Монреале и Сан-Себастьяне. Конкурируем на равных. И разброс сил между нашими фестивалями таков: если картина латиноамериканская, она скорее пойдёт в Сан-Себастьян, если из Восточной Европы – в Карловы Вары, азиатская – в Москву. Я считаю, что в последние годы Берлин постепенно теряет свою нишу. И если говорить о моей мечте, то Москва может в принципе теоретически занять место Берлина. Столица Германии утрачивает свои позиции потому, что она была мостом между Востоком и Западом. Сейчас скорее должен быть мост между мусульманским и христианским мирами…»

Есть и такие кинофестивали, которые не вошли в заветный список, но при этом считаются не менее важными. Эксперты говорят, что кинофестиваль в Торонто – второй после Канн. Объясняется это просто: Торонто воспринимается как ворота на американский рынок. И туда едут все, хотя там формально нет кинорынка. Менее влиятельный, но тем не менее имеющий вес в киномире фестиваль Санденс – всё в тех же Штатах.

Каждый фестиваль – это и новая тенденция в мировом кино. «В этом году произошла фестивальная легализация жанрового кино, – уверен Кирилл Разлогов. – В прошлом году на Каннском кинофестивале было семь или восемь американских фильмов, созданных в явно жанровом ключе. А ещё совсем недавно появление таких фильмов считалось бы неприличным. Я уже давно ставил в конкурсную программу ММКФ жанровые ленты, но к пониманию того, что жанровое кино тоже искусство и имеет право на оценку профессионалов, на других фестивалях пришло недавно. Так что думаю, мы часто первыми ловим какие-то тенденции, которые потом расходятся по миру».

Все эти фестивали дают возможность не только показать картину на конкурсе, но и выпустить её в прокат. Сейчас кинорынок сильно зависит от голливудского кино, и, чтобы показать что-то другое, желательно вначале поучаствовать в киноконкурсах. Помимо влиятельных международных фестивалей и в России, и в других странах есть, можно сказать, множество «домашних» конкурсов, мало известных за пределами стран.

Во Франции более 160 фестивалей, в Италии – 200. Их организуют сами города, чтобы притащить фильмы и показать их. И везде – полные залы, так как есть люди, которые хотят смотреть другое кино, не американское. Тем более что нынче каждый мало-мальски известный фестиваль обзавёлся собственным кинорынком, на котором и совершаются сделки по продаже картины в разные страны. Правда, Россия здесь не на высоте. Если в Европе фильм, получивший «Золотую пальмовую ветвь» или «Золотого льва», всегда найдёт своего зрителя, то в России фильм вряд ли окупится.

По теме

«Я считаю, что у нас есть очень серьёзная проблема, возьму на себя ответственность сказать – государственного уровня, – считает продюсер Сергей Сельянов. – Наш зритель равнодушен к призам как отечественных, так и зарубежных кинофестивалей. Если приз Каннского фестиваля или Венецианского может вызвать небольшой интерес, то остальные – вообще никакого. Россияне практически не интересуются серьёзным фестивальным кино. Люди дезориентированы. Эстетические навыки молодому поколению не прививаются. Место эстетики занял гламур, который многие сегодня считают чуть ли не главной нематериальной ценностью в жизни. И это для страны если не приговор, то диагноз. К сожалению, я говорю это уже несколько лет, но ситуация никак не меняется».

И действительно, стоит вспомнить хотя бы историю с картиной Андрея Звягинцева «Возвращение». Фильм получил престижную награду Венецианского фестиваля – «Золотого льва», но при бюджете в 450 тыс. долларов собрал в России лишь 500 тысяч. Зато в Европе и Америке доходы от проката были значительно выше: там фильм собрал более 4 млн долларов – и во многом именно благодаря победе в Венеции. И таких историй очень много. К сожалению, прививать любовь к другому кино у нас просто некому...

Опубликовано:
Отредактировано: 19.09.2013 16:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх