// // Лариса Гузеева: Через испытания проходят все. Даже королевские особы

Лариса Гузеева: Через испытания проходят все. Даже королевские особы

3709
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Когда на киноэкраны вышел «Жестокий романс» Эльдара Рязанова, в огромных грустных глазах исполнительницы главной роли Ларисы Гузеевой, казалось, утонули все зрители. Прошли годы, и Лариса вновь оказалась в центре зрительского внимания. На сей раз – у поклонников телевизионных шоу. Только теперь её экранная репутация изменилась, Гузееву воспринимают как железную леди, которая всегда говорит лишь то, что думает, а уж если скажет, то как отрежет. Какая же она на самом деле?

– А в жизни вам часто приходится говорить «нет»?

– В жизни так говорить практически не получается. В молодости, после «Жестокого романса», когда мне предлагали фильмы, я долго мучилась, а после делала неверный вывод. В результате наделала массу ошибок и начала себя считать самой бездарной актрисой. В моей судьбе были съёмки в откровенно слабом фильме «Соперницы», и если бы моя творческая судьба началась с этого фильма, она не продолжилась бы.

– Вы действительно в стрессовых ситуациях брились наголо?

– Да, правда. И впервые я это проделала, поступая в Ленинградский театральный институт. Конечно, мне хотелось как-то выделиться из всех абитуриентов. Но всё-таки это происходило из-за неуверенности в себе. К подобным мерам мне пришлось прибегнуть ещё два раза. Сейчас у меня эти случаи вызывают лишь улыбку.

– О вас, героине «Жестокого романса», вновь вспомнили после ток-шоу Оксаны Пушкиной «Женские истории». Как вы к этому отнеслись?

– То, что происходит сейчас, ужасно. Получается, что актёр интересен не своими ролями, а теми событиями, которые происходят в его жизни. И, стоило мне приоткрыть тайны своей жизни и рассказать о Сергее Курёхине или о своём первом муже Илье, умершем от передозировки наркотиков, вокруг меня сразу появился ажиотаж. И ничего не поделаешь – времена очень изменились.

– В шоу «Давай поженимся», которое ведёте на Первом канале, вы не всем нравитесь. Бродит миф о вашем плохом характере…

– Это точно миф. Я ни в какие склоки не вступаю, сплетнями не интересуюсь, веду себя строго, можно даже сказать, по-мужски, и шутки у меня такие же – не бабские. Моя роль в программе «Давай поженимся» заключается в создании приятной атмосферы. Это трудно, особенно если учесть, что за 4 дня мы снимаем 15 программ, и в каждую минуту съёмок нужно быть в форме. Кстати, с тех пор, как я веду эту передачу, она дважды получала телевизионные премии «ТЭФИ».

– Всем участникам программы «Давай поженимся» вы даёте советы. На чём они основаны?

– На богатом личном опыте. У меня было немало браков и даже короткая жизнь в цыганском таборе.

– А в таборе-то вы как оказались?

– Ещё учась в школе, лет в 14–15 я увидела фильм «Табор уходит в небо». И захотелось мне, деревенской девчонке, такой же страсти, которая вспыхнула между героиней Светланы Тома и Григори Григориу в роли Лойко. Думала, что в каждом таборе есть свой Лойко, вот и подалась к цыганам. Как же мне хотелось петь и, как Тома, поводить плечами! Благо табор находился неподалёку от школы, в которой я училась и в которой работала моя мама. Кто-то ей рассказал, что видел меня идущей к цыганам, и она, вся в слезах, прибежала за мной. Мне же возвращаться в обычную жизнь совсем не хотелось, но горькие рыдания моей мамочки убедили меня уйти от цыган. Может, это случилось ещё и потому, что мои фантазии оказались так далеки от реальной жизни цыган!

По теме

– Можете дать совет нашим читателям – как справляться с трудностями в жизни?

– На долю одних посылается много испытаний, другим – гораздо меньше. Но через них проходят все без исключения. Даже королевские особы. И ни богатство, ни слава не могут спасти от жизненных трудностей.

– Может, поэтому многие ищут разрешения проблем в алкоголе?

– Скажу честно, в моей жизни, как и в жизни многих других творческих людей, такой период был. Но однажды я поняла, что расплата за такое бегство-лекарство очень тяжела. Просыпалась совершенно обессиленная, в глубочайшем похмелье, которое не могла скрасить алкогольная эйфория. С этой ситуацией сталкиваются многие, но не у каждого получается поменять свою жизнь. Мне, к моему счастью, это удалось.

– Что вас толкнуло к зелёному змию?

– После смерти мужа началась депрессия, со вторым тоже жизнь не сложилась. Наш сын, в то время шестилетний Гоша, по вине стюарда в самолёте получил чудовищные ожоги и едва не погиб от болевого шока. Вот и искала успокоение в алкоголе. Некоторым из моего окружения это даже нравилось, и они предлагали мне выпить рюмку-другую.

– Не могу поверить, вы ведь такая непокорная, даже можно сказать – своенравная…

– И это тоже про меня. Никогда и ничего не хотела просить, а ведь до 36 лет жила в однокомнатной квартире на Ленинградке с сыном. Могла бы пойти и попросить? Конечно, могла. Но для меня это несвойственно. Когда мне говорят: «Этот хороший, а этот плохой» – у меня в одно ухо влетает, в другое вылетает. Я могу чувствовать, кому доверять, только своим сердцем.

– И многим вы доверяете?

– Хватит пальцев одной руки. К сожалению. Включая моих родных.

– Надеюсь, ваш муж Игорь входит в это число?

– Конечно. Я абсолютно в нём уверена. Более того, уверена, что в семье главное не любовь, а ощущение надёжности. Любовь, если она есть, – замечательно, но если её нет, то есть и другие потрясающие чувства – привязанность, чувство плеча. Я бы тут даже поспорила, что важнее: страстная любовь, которая, как ни странно, часто разрушает браки, или ощущение необходимости человека рядом, друга, без которого ты не можешь.

– Ваш муж Игорь Бухаров – человек очень известный в ресторанном мире. Как-то вы проговорились, что вам было бы интересно попробовать себя в этом бизнесе. Удалось?

– Удалось, эту свою мечту я осуществила, но, попробовав, поняла, что человек должен заниматься тем, чему научился.

– Тем не менее о том, как вы готовите, легенды ходят…

– И что? Готовлю я для своих, а в ресторанный бизнес мне вход заказан. Хотя говорят: «Никогда не говори «никогда...»

– Каким образом вам удаётся держать себя в такой хорошей форме? Не раскрою секрета, если скажу, что у вас были с этим проблемы?

– Если кто-то надеется на чудо, огорчу: никаких чудес нет. Нужно принимать крайние меры. Лично я предприняла их, когда дошла до последней стадии, когда сама у себя, глядя в телевизор, начала вызывать чувство тошноты.

– Перестали есть после шести вечера?

– Нет, я вообще практически перестала есть.

– Это же вредно!

– Нет, потому что обжорство и беспорядок в режиме питания, когда ты ешь ночью в 12 часов, оправдываясь перед собой, что ты устала и у тебя нервы и так далее, гораздо хуже действуют на организм. Нужно просто «зашить» себе рот.

– Как ваш муж отнёсся к этому решению?

– Всё началось с его подачи. Он говорил, что нужно что-то срочно делать с моим обжорством. И моя мама разделяла его мнение.

– А ваши дети?

– А что дети? Они тоже хотят видеть маму молодой и красивой.

– Они уже успели подрасти…

– Да, дочке – 8 лет, сыну –16.

– Кто занимается их воспитанием? Вы или ваш супруг?

– Нет, Игорь детей видит ещё реже, чем я. Когда у меня выходные, я не понимаю, как можно встретиться с подругой и выпить чашечку кофе или поболтаться по магазинам. У меня просто на это категорически нет времени. У меня есть работа и личная жизнь в моей семье. Это моё личное пространство. Я не ворую у детей время. Если я дома, то всё время провожу с ними.

– Вы считаете, что ваша жизнь складывается удачно?

– Конечно. И практически каждый день благодарю Бога за то, что не работаю продавщицей в своей деревне. Я ведь приехала в Москву из такой глубинки в Оренбургской области, что и представить невозможно. А сегодня в Германии играю в замечательном спектакле «Пять вечеров», у меня прекрасные партнёры и вы берёте у меня интервью. Иногда я смотрю на себя в зеркало, и что-то мне не нравится, но грех жаловаться на судьбу.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 30.09.2013 15:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх