// // «Красногорского стрелка» должны были найти мертвым

«Красногорского стрелка» должны были найти мертвым

8330

Смерть с отсрочкой исполнения

2
В разделе

Еще в четверг «Версия» была уверена, что живым его не найдут. Текст готовили заранее на понедельник, но ждать после нахождения его трупа нельзя. «Стрелка» все равно убьют при задержании – иначе многим чиновникам придётся пустить себе пулю в лоб! Знаете, что самое страшное для подмосковных чиновников во всей этой истории с предпринимателем Амираном Георгадзе?

То, что «стрелку» удастся уйти от преследования и залечь на дно. И тогда одно из двух – либо Георгадзе рано или поздно сам сведёт счёты с выжившими высокопоставленными обидчиками, либо сдаст их правоохранителям, воспользовавшись услугами наперебой предлагающих своё посредничество адвокатов. После этого чиновникам – либо тюрьма, либо пуля в висок.

Повествуя о нынешних убийствах чиновников красногорской администрации, невозможно обойти вниманием один подзабытый трагический инцидент. Летом позапрошлого года в автокатастрофе погибли двое ключевых руководителей Красногорского района – первый замглавы администрации «неформальной столицы Подмосковья» Сергей Петров и глава районного управления архитектуры и градостроительства Маргарита Фалькова. Чиновники возвращались домой из Белоруссии, и в 2 часа ночи на трассе Брест – Минск их «Рено-Дастер» влетел в припаркованную на обочине фуру – так, во всяком случае, звучала официальная версия происшествия в исполнении белорусских правоохранителей.

Дорожный инцидент, как отмечали некоторые белорусские журналисты, почти под копирку повторял обстоятельства двух автокатастроф, в которых в разное время погибли глава Белоруссии Пётр Машеров и популярный украинский политик Вячеслав Черновол. Погибшие Петров и Фалькова также были людьми весьма и весьма влиятельными – по сути, они полностью замыкали на себя всё жилое строительство в одном из самых престижных районов Подмосковья.

И их трагическая гибель едва ли могла быть случайной. В администрации Красногорского района ходил такой слушок: мол, после гибели Петрова и Фальковой вопросы застройки можно было «порешать» лишь с одним человеком – Юрием Карауловым. Тем самым первым замглавы района, которого и застрелил предприниматель Амиран Георгадзе.

Чего опасался убитый чиновник Караулов?

Надо отметить, что у «красногорского стрелка» была настолько безупречная репутация среди чиновников и бизнесменов, что его деловой партнёр, член Общественной палаты Георгий Фёдоров, как заявил он сам, поначалу не поверил в саму возможность причастности

Георгадзе к убийствам чиновников. Чтобы вы понимали, птицей насколько высокого полёта был подозреваемый: всё строительство в Павшинской пойме (а это огромный район новостроек с доброй сотней возводимых высотных зданий) вели всего две организации – группа компаний СУ-155 миллиардера Михаила Балакина и несколько предприятий, которые контролировал Георгадзе. Конкуренты, как ни пытались оттеснить Балакина с Георгадзе с их насиженного места, сделать это никак не могли. Балакин застраивал пойму от границы с Москвой до Красногорской развилки, а Георгадзе – от развилки и до микрорайона «Южный», а также в сторону Красногорска. Строил он и в Опалихе, и в Одинцове – богатый был бизнесмен и со связями. Эти связи его, судя по всему, впоследствии и подвели.

Как именно строились отношения Георгадзе и Караулова, предположить не составит труда. Покойный Караулов являлся президентом местного волейбольного клуба «Зоркий», а вице-президентом «Зоркого» был председатель совета Красногорского торгово-промышленного союза Георгадзе. Нужно келейно решить тот или иной вопрос? Нет проблем. Вернее, их не было – до того самого момента, как правоохранительные органы вновь не заинтересовались обстоятельствами автокатастрофы в Белоруссии. И тогда Караулов, возможно, почувствовал, что у него могут начаться проблемы. На всякий случай он стал намеренно тянуть резину с предоставлением земель под застройку (большая часть вопросов, интересовавших компетентные органы, была связана именно с этим – с выделением земли под жилищное строительство). Таким образом, Георгадзе, успевший нахватать кредитов в полной уверенности, что все вопросы с чиновниками утрясены и ему вот-вот выделят землю, вынужден был нести существенные финансовые потери. Время шло, а решение о выделении земель всё не принималось. Было отчего занервничать.

– Я обратился к Амирану Георгадзе в социальных сетях и надеюсь, что он прочтёт моё обращение или ему передадут его содержание. Мне подумалось: раз уж «красногорский стрелок» взял на душу грех, то пусть запишет и выложит в Сеть (или пришлёт мне) видео с рассказом о подмосковных взяточниках. Давай, Амиран, пришли мне запись! Расскажи о «заносах» в высокие кабинеты. Они ведь всё равно живым тебя брать не будут…

Марк Фейгин, адвокат

Георгадзе довели до крайности

Четыре высотных дома на границе поймы и «Южного» вымахали на том самом месте, где ещё несколько лет назад стояли одноэтажные частные домики. Коттеджный посёлок, что тянется по левую руку почти до самой Новорижской развилки, – зона нешуточного конфликта застройщиков с местными жителями, не желающими сниматься с насиженных мест. Попробуйте свернуть в посёлок на автомобиле – над дорогой то тут, то там повсюду приварены железные ограничители высоты транспорта. Даже маршрутка с трудом там проедет (если местные жители не «шмальнут» в неё из окна – подобное нередко случается, спросите об этом водителей маршруток, которые уже и не пытаются объезжать по этим дорогам вечную пробку на Ильинке), а вот грузовик – едва ли. Несколько лет назад вдруг выяснилось, что капитальные застройки на первых двух линиях отчего-то предназначены под снос. И как ни пытались местные жители уберечь свои дома, всё было тщетно. Вначале неожиданно сгорели выходившая на дорогу частная автомастерская и два примыкавших к ней дома, затем «красный петух» пролетел и над другими постройками. В результате строительство на присмотренных землях Георгадзе всё-таки начал.

Дело было за малым – получить в местной администрации соответствующие документы. Ведь, по сути, строительство велось без разрешений, на собственный страх и риск. Дома, таким образом, успели построить, произвели их внешнюю отделку, даже расчистили всю прилегающую территорию – хоть завтра туда заселяйся. Да только нельзя – документов-то нет! Как продавать квартиры? Как рассчитываться по взятым кредитам? Как, наконец, зафиксировать, чьи они, эти четыре высотных дома? По слухам, уже не надеясь решить вопрос миром с Карауловым, его бывший товарищ и будущий предположительный убийца Георгадзе якобы попытался договориться с районным руководителем Борисом Рассказовым лично и тот вроде бы обещал поспособствовать. Шутка ли – несколько готовых высоток простаивают, а их строитель «завис», ожидая самого худшего. Да только, по всей видимости, и у Рассказова что-то не срослось, не случайно же Амиран Георгадзе приехал в коттеджный посёлок «Кристалл Истра». Не исключено, чтобы расправиться с обманувшим его ожидания районным руководителем.

Жизнь «стрелка» зависит от него самого

И вот финал. Георгадзе идёт в районную администрацию, чтобы в последний раз попытаться договориться с Карауловым. Но Караулов по понятным причинам ничего ему не говорит. Тогда Георгадзе от слов переходит к действиям: расстреливает чиновника вместе с его коллегой Георгием Котляренко прямо в служебном кабинете, садится в свой джип и отправляется «в гости» к Рассказову. А после словно бы испаряется. Как ни старались правоохранители, взять предполагаемого убийцу по горячим следам они не смогли. И на сегодня складывается следующая ситуация: если Георгадзе останется на свободе, он, судя по всему, сможет немало поведать о том, как именно красногорские чиновники решают вопросы застройки с представителями бизнеса. А строительство в районе идёт полным ходом, причём в самых непредсказуемых местах. Своих мест, если всё так и случится, могут лишиться чиновники из районной администрации и вообще всё её руководство, в той или иной мере ведающее вопросами строительства. Если только Георгадзе не застрелят при задержании как особо опасного преступника. Хотя, если строитель перед этим успеет обо всём рассказать, то стреляться, пожалуй, впору будет местным чиновникам.

В небольшом городке Пыталово Псковской области у «красногорского стрелка» обнаружился современный таможенно-логистический терминал (ТЛТ) «Лудонский», способный принять одновременно около сотни автомобилей и предлагающий бизнесменам весь спектр услуг в таможенной сфере. Расположен терминал практически на границе с Евросоюзом. Амиран Георгадзе построил его «с нуля». Что же получается, интересы Георгадзе были не только в Подмосковье? Может, роковыми для предпринимателя стали вовсе не проблемы в строительном бизнесе столичного региона? На таможне дела Георгадзе, говорят, шли ничуть не лучше. Формальным владельцем таможенного терминала числится ООО «Балтия+» (ИНН 5024043820), по выписке учредителем компании является сам Амиран Георгадзе. Собственник не ограничивался стратегическим управлением – его волей назначалось руководство непосредственно на самом терминале в Пыталове, он же определял круг партнёров, отчитывал и увольнял персонал. До введения продуктового эмбарго терминал, по-видимому, приносил владельцу неплохой доход, так как львиная доля молочной продукции, поступающей в Россию из Евросоюза, оформлялась именно там. Однако после того, как в прошлом году ввоз в нашу страну указанной продукции был запрещён, терминал постепенно пришёл в упадок, оброс долгами и его содержание становилось всё более накладным. В руководстве терминала появились случайные люди, которые в итоге могли обмануть собственника. Каких-то три недели назад Георгадзе приезжал в Пыталово.

И, судя по всему, остался недоволен увиденным. На совещании в присутствии всех сотрудников терминала он бодрился, обещал «перезагрузку» терминала и новые грузопотоки, способные реанимировать ТЛТ. Но после его отъезда никаких сдвигов так и не произошло.

Леонид Апраксин

Опубликовано:
Отредактировано: 23.10.2015 20:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх