// // Как государственные люди становятся миллиардерами

Как государственные люди становятся миллиардерами

1718

Дмитрий Мазепин: Путь из чиновника в олигархи

2
В разделе

Олигарх Дмитрий Мазепин, владелец холдинга «Уралхим» (5-го производителя в мире минеральных удобрений), вполне возможно, в ближайшее время может стать фигурантом уголовного дела, возбуждённого ещё в 2003 году. Дело касается хищений акций Агрохимической компании «Азот», которые, с точки зрения правоохранителей, были незаконно выведены из дочерней компании «Газпрома» – «Межрегионгаз». В итоге акции большинства предприятий «Азота», когда-то принадлежавшие «Газпрому», оказались в собственности бывшего заместителя Российского фонда федерального имущества (РФФИ) Дмитрия Мазепина. Подробности – в первой части журналистского расследования.

Собственно, уголовное дело, как уже говорилось, было возбуждено Следственным комитетом МВД ещё 10 лет назад. С тех пор данное ведомство несколько раз преобразовывалось, уголовное дело то возобновлялось, то затухало. По нему проводились даже обыски и задержания. Но до суда пока оно так и не дошло. В каком состоянии оно находится сегодня, трудно сказать. Судя по имеющейся информации, следователи так и не дошли до конца цепочки, то есть до главного выгодоприобретателя всей комбинации. Причём имя человека, стоящего на конце этой цепочки, сегодня известно всем. Это владелец компании «Уралхим» Дмитрий Мазепин. Так как акции ряда предприятий, принадлежавших «Газпрому», каким-то загадочным образом вышли из его «дочки» «Межрегионгаз» и в конечном итоге оказались в кармане этого олигарха. По дороге к ним также присоединились акции, находившиеся в собственности Российского фонда федерального имущества. И в итоге бывший заместитель руководителя РФФИ становится одним из богатейших людей планеты.

Самое любопытное, что Мазепин на момент, когда он находился на государственной службе, являлся совсем небогатым человеком. В смысле, не обладал и тысячной долей денег, необходимых для покупки предприятий, составляющих сегодня основу холдинга «Уралхим». По экспертной оценке, цена акций, которые тогда принадлежали «Газпрому», стоили порядка 500–700 млн долларов США. В «Газпроме» (в данный момент я имею в виду команду управленцев Миллера) до сих пор считают, что без мошенничества здесь не обошлось. Тем не менее, несмотря на то что данные акции оказались в конечном итоге в собственности олигарха Мазепина, следователи за 10 лет так и не дошли до него.

Однако сегодня ситуация может измениться. На это указывает ряд обстоятельств. Прежде всего это общий тренд на борьбу с коррупцией в стране. Между тем дело о приватизации почти 50% акций АХК «Азот», принадлежавших «Межрегионгазу», по-прежнему одна из самых скандальных приватизационных сделок 2000-х, точка в котором так и не поставлена. Поскольку речь идёт о контроле над одним из крупнейших производителей минеральных удобрений в стране – Кирово-Чепецком химкомбинате.

Второй момент – «Газпром» переживает не лучшие времена. И если раньше на фоне устойчивых цен на газ концерн мог себе позволить махнуть рукой на ряд так называемых непрофильных активов, то сегодня, когда цена на газ падает и концерн активно теснят с традиционных рынков, тема диверсификации производства, как никогда, становится актуальной для газового гиганта. А производство удобрений это, что называется, связанное производство, и очень хорошее вложение денег – продовольствие, а значит, и удобрения будут нужны всегда.

Ну и, наконец, третье: на фоне разбирательств с «Кировлесом» и Навальным в прессе нет-нет да появляются сливы, что Мазепин якобы поддерживал оппозицию и либерального губернатора Никиту Белых. Насколько правдивы эти сообщения, неизвестно, однако Дмитрий Мазепин является главным олигархом Кировской области, и очевидно, что в ряде проектов он мог поддерживать команду губернатора. А те, в свою очередь, могли проявлять невиданную лояльность, когда предприятия Мазепина в области попадали в общественные скандалы, как это бывало в 2010 году в связи со сбросом химических отходов в водозабор областного центра на реке Вятке. И вообще, с моей личной точки зрения, довольно странно, что блогер Навальный, который активно работал в Кировской области, ни разу не обратил внимания на обстоятельства приватизации Кирово-Чепецкого химкомбината или хотя бы массовые протесты общественности вокруг деятельности «Уралхима» в области.

По теме

Кроме того, Мазепин при Белых стал депутатом областной Думы, именно с именем Мазепина связывают знаменитый вояж в кировскую глубинку другого либерального олигарха – Лебедева, когда его внедряли в качестве депутата районного совета. Всё вместе это может стать мощным раздражающим фактором для властей страны, и у правоохранителей наконец появятся вопросы к бывшему государственному чиновнику Дмитрию Мазепину. Тем более что, насколько мне известно, уголовное дело пока так и не закрыто.

Со своей стороны, я в своём первом материале хочу попытаться пролить свет на обстоятельства приватизации головного предприятия «Уралхима» – Кирово-Чепецкий завод минеральных удобрений и, со своей стороны, задать собственные вопросы, так как с моей, сугубо личной точки зрения, без определённых махинаций здесь не обошлось. Иначе каким образом заместителю РФФИ Дмитрию Мазепину, бедному в то время как церковная мышь, удалось приватизировать вверенное ему имущество в собственный карман?

Фигуры на шахматной доске

Чтобы понять, каким образом важное стратегическое предприятие (не стоит забывать, что помимо производства удобрений и аммиака на комбинате было мощное производство полимеров, а также цеха по обогащению оружейного урана) – Кирово-Чепецкий химический завод – стало собственностью государственного чиновника, необходима небольшая предыстория.

В 1999 году мало кому известный менеджер Дмитрий Мазепин становится советником руководителя Российского фонда федерального имущества. Именно это ведомство отвечало за проведение приватизации в стране, в частности за организацию аукционов. Через год с небольшим, после удачной (с точки зрения тогдашнего руководства РФФИ) сделки по приватизации предприятия «Кузбасс-уголь», Мазепина назначают заместителем руководителя службы Владимира Малина. Он остаётся в этом качестве до 2003 года, после чего появляется на арене уже как руководитель собственного холдинга по производству химических удобрений.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление, чтобы читателю было понятно, что за команда руководила РФФИ в эти золотые годы, которые официально называют третьим этапом приватизации. В своём докладе «Итоги приватизации 1993–2003» Счётная палата констатирует, что именно на третьем этапе приватизации (1999–2003, то есть Для сравнения: годом ранее, в 1998 году, было зарегистрировано менее 2 тысяч. Самой скандальной сделкой тех лет считается сделка по приватизации Восточной нефтяной компании ЮКОСом. По оценке Счётной палаты, в итоге нарушений, которые РФФИ допустило при проведении аукциона, государство недополучило от 250 до 425 млн долларов. А в 2004 году следствие доказало, что руководитель РФФИ Малин вступил в сговор с руководством ЮКОСа при приватизации 20-процентного пакета акций горно-обогатительного комбината-монополиста «Апатиты». Этот эпизод стал одним из первых в так называемом деле ЮКОСа – в 2005 году Малин получил за эту сделку 4 года условного срока. Пресса назвала это самым мягким приговором в деле ЮКОСа, а политолог Маркин заявил, что власти страны просто не хотят создавать прецедент, когда реальный срок получают чиновники такого уровня. И хотя речь сейчас не об этом, я хочу сказать, что подписи тогдашнего заместителя руководителя РФФИ Дмитрия Мазепина стоят на многих документах, которые так или иначе можно отнести к делу ЮКОСа. В будущем я, возможно, напишу об этом отдельный материал, потому что это очень интересная тема – альянс этого чиновника и олигарха Ходорковского.

В 2003 году, когда над Малиным начинают сгущаться тучи, его заместитель Дмитрий Мазепин переходит в качестве руководителя в крупнейший тогда нефтехимический холдинг страны «Сибур». Прежде чем продолжить, я хочу немного остановиться на обстоятельствах его работы там, поскольку это очень интересный эпизод в биографии бывшего заместителя министра. В начале 2000-х «Сибуром» руководил предприниматель, вышедший, что называется, из народа – Яков Голдовский. Сегодня в прессе его часто называют рейдером, который пытался размыть долю «Газпрома» путём выпуска дополнительных акций. Но это, мягко говоря, не совсем так. Голдовский был одним из тех, кто, собственно, создавал «Сибур» – на момент его прихода в эту компанию она объединяла всего несколько газоперерабатывающих заводов. Оставил он её уже мощным холдингом, имеющим помимо переработки попутного газа ещё ряд заводов в нефтехимии. По оценкам самого Голдовского, он затратил на новые активы «Сибура» более 500 млн долларов.

По теме

Но в конце 90-х в «Газпроме» сменилась команда, вместо Вяхирева приходит Миллер. Как утверждает Голдовский, у него существовала договорённость с прежним руководством «Газпрома» об обмене акциями после консолидации новых активов «Сибура». Но новая команда газового гиганта решила развивать «Сибур» дальше без частных партнёров, и Голдовскому было предложено выйти из этого бизнеса. Но он отказался, тем более что с юридической точки зрения имел на это все основания, так как был крупным владельцем акций «Сибура». И вот здесь и происходит тот самый эпизод, который меня очень интересует.

В прессе тех лет неоднократно указывалось на тесные контакты Дмитрия Мазепина с тогдашним руководителем службы безопасности «Газпрома». Голдовский в своих интервью прямо заявляет, что получил именно от этого человека недвусмысленное предложение – «уйти из «Сибура». После отказа Голдовского его арестовывают. А затем руководителем «Сибура» назначается наш герой. Пожалуйста, обратите внимание на эту комбинацию или технологию, потому что она в нашем повествовании ещё не раз будет встречаться.

А дальше Голдовский рассказывает, что, когда он сидел в тюремной камере, адвокаты приносили ему на подпись документы по передаче активов «Сибура».

Я не знаю, насколько это выглядит обоснованным с правовой и моральной точки зрения, но в итоге подписания этих документов Голдовский получил за свою долю в «Сибуре» стоимостью более 700 млн долларов около 90 миллионов. Большая часть обвинений в растрате и хищениях с него была снята, ему, как и Малину, инкриминировали только «превышение служебных полномочий». Сегодня он уже на свободе и руководит успешным бизнесом в России. Заканчивая эту главку, стоит ещё добавить, что деятельность Мазепина на посту главы «Сибура» – это тоже отдельная тема – его до сих пор обвиняют в том, что он уронил капитализацию компании, нарастив огромные долги. Предприятия холдинга перестали платить энергетикам и поставщикам сырья, ряд из них остановились. Ряд сделок Мазепина в «Сибуре» по продаже активов также вызывает, мягко говоря, сомнения, но об этом в следующих публикациях. Пока же перейдём непосредственно к приватизации Кирово-Чепецкого химического гиганта.

Удобрения в обмен на сроки

Само собой, вопрос о том, уж не Мазепин ли подсказал кому следует, как решить проблему Голдовского, так как прямо метил на его место, повис в воздухе. Но дальше события начинают развиваться головокружительным образом. Дмитрий Мазепин становится топ-менеджером «Сибура». И в течение года, пока он руководит этой газпромовской «дочкой», начинают развиваться параллельные события в другой важной «дочке» газового гиганта – «Межрегионгазе».

Почти одновременно с Мазепиным руководителем «Межрегионгаза» становится предприниматель Николай Горновский, которого поставили как антикризисного менеджера, призванного вернуть под контроль газовой «дочки» ряд активов. Одним из таких активов являлось предприятие АХК «Азот», которому, в свою очередь, принадлежали крупные пакеты акций заводов, производящих минеральные удобрения. И, в частности, блокирующий пакет Кирово-Чепецкого химического комбината. Руководил «Азотом» ещё один предприниматель – по фамилии Брилинг. Горновский продержался в «Межрегионгазе» ровно год. К слову сказать, ушёл оттуда одновременно с Мазепиным, который покинул кресло «Сибура».

А дальше самое интересное. Уже после ухода Горновского «Газпром» обнаружил, что с баланса «Межрегионгаза» исчезли акции «Азота». Их купил сам же директор «Азота» – Брилинг. Официально эти господа объяснили свою сделку, что, мол, поскольку существовала некая договорённость по выкупу этих акций у «Межрегионгаза», Брилинг предложил Горновскому (внимание!) лучшую цену, чем «Газпром», и выкупил акции себе. Но, во-первых, «Газпром» и так владел этими акциями, с чего бы ему торговаться за свои же собственные активы? А, во-вторых, доказательств этому Брилинг так и не представил, поскольку сделки были непрозрачными и совершены в офшоре.

По теме

«Газпром» попытался в суде оспорить эту сделку, но безуспешно, так как офшоры Брилинга тут же перепродали акции «Азота» (вернее, акции предприятий, которые контролировал холдинг). Нас же, в частности, интересует судьба блок-пакета Кирово-Чепецкого химкомбината. В результате ряда сделок этот пакет оказался под контролем швейцарской фирмы «Кредит-Прав». В течение всего 2004 года «Газпром» пытался вернуть контроль над КЧХК, стараясь завести на завод свою команду управленцев.

И знаете, кто довольно успешно отбивал все эти атаки? Не поверите, никому до того момента не известная группа «Агро-Хим», во главе которой встал бывший менеджер «Газпрома» и бывший государственный чиновник Дмитрий Мазепин! Вот это перевёртыш – браво, Мазепин! Более того, уже впоследствии выяснилось, что «Агро-Хим» действовал в интересах того самого швейцарского бюро «Кредит-Прав». Ни фига себе обмен акциями! Значит, в одном месте акции вышли из-под контроля государства, где-то погуляли по офшорам, а затем нарисовались под управлением Мазепина.

А дальше, собственно, наступает развязка. В конце 2004 года состоялся аукцион по продаже 38% КЧХК, принадлежащих государству. За эти акции бьётся самая крупная фирма страны – «Газпром» и в прямом смысле фирма-однодневка, контора, зарегистрированная буквально накануне аукциона. Знаете, не поверите, побеждает… фирма-однодневка. Причём ровно на один аукционный шаг. То есть это означает, что волшебники из этой фирмы знали цену заявки «Газпрома». Помните инсинуации в прессе о хороших отношениях Мазепина с начальником службы безопасности «Газпрома?» Вероятно, это, конечно, случайность, но уже после аукциона выяснилось, что указанная фирма действовала в интересах… «Кредит-Прав», которая отвалила ровно 3 млрд рублей за этот пакет. А дальше уже совсем детектив – через несколько месяцев после аукциона «Кредит-Прав» продаёт структурам Мазепина за 150 млн рублей ранее консолидированный пакет акций КЧХК – около 60%! Причём деньги на оплату Мазепин взял в кредит! Где – до сих пор неизвестно. Некоторые СМИ указывают, что за швейцарским бюро «Кредит-Прав» может стоять известный российский олигарх Вексельберг. А в биографии Мазепина есть факт работы в качестве вице-президента в ТНК. Может быть, Вексельберг по старой памяти помог государственному чиновнику. Не знаю, официальных подтверждений этому нет.

Знаете, уже одно это попахивает какой-то не очень чистой игрой – кто-то одолжил недавнему государственному чиновнику кругленькую сумму, чтобы он выкупил акции государственного предприятия. Очевидно, что это уже какая-то нерыночная операция, не говоря уже о том, что здесь, с моей точки зрения, нарушен закон о государственной службе – участники аукциона явно располагали инсайдерской информацией.

И под конец стоит рассказать о последнем эпизоде этой саги. Не успел Николай Горновский покинуть свой пост, как в отношении его было возбуждено указанное выше уголовное дело по выводу акций «Газпрома». Вторым фигурантом должен был стать Георгий Брилинг. Но вот что интересно, как только акции КЧХК, а также ряда других предприятий перешли под контроль Мазепина, уголовное дело в отношении их как-то утихло. Совпадение, наверное. Оба фигуранта убежали в Европу – один в Лондон, другой – в Испанию. Но с 2005–2007 года Мазепин увеличил свою долю в КЧХК. по информации газеты «Коммерсантъ», до 95%. Где он собирал эти проценты, тоже неизвестно, но в СМИ проскакивала информация, что Брилинг и Горновский не все свои акции «Азота» сбросили. И в 2006 году Горновского по запросу российской стороны задерживают в Германии. Неизвестно, дошло дело до экстрадиции или нет...

Я почему акцентирую внимание на этой истории, потому что похожие истории как-то постоянно тянутся за Мазепиным. Чуть позже он купил себе 7% другого крупного предприятия – «Тольяттиазота», и тут же в отношении менеджмента основных собственников нарисовалось уголовное дело. Не знаю, совпадение, наверное, но, лично с моей точки зрения, уж как-то очень эффективен этот менеджер, когда дело касается государственной собственности или взаимодействия с правоохранителями.

И вот теперь в некоторых СМИ появилась информация, что в новых условиях «Газпром» всё же предпримет попытку если не вернуть КЧХК, то как минимум попытается компенсировать вывод акций из его собственности. Тем более что, как уже говорилось, уголовное дело уже есть – остаётся только дойти до конца цепочки, то бишь нынешнего владельца «Уралхима», и выяснить, каким образом бедный государственный чиновник вдруг становится одним из богатейших людей планеты. Да ещё за счёт государственных активов, которые каким-то образом переходят в его собственность. Тем более что Кирово-Чепецкий комбинат лишь один из эпизодов, и в следующей публикации я расскажу о других.

P.S. Автор статьи является лауреатом премии имени Артёма Боровика.

Источник информации:

информационное агентство

Inter right

Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2013 15:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх