// // Иностранцы контролируют 1 000 000 гектаров России

Иностранцы контролируют 1 000 000 гектаров России

650

Иноземье

2
В разделе

Неделю назад президентским указом утверждён список приграничных территорий России, где «иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками». Несмотря на то что отечественное законодательство запрещает продажу земель сельскохозяйственного назначения иностранцам, уже на протяжении нескольких лет они без лишнего шума скупаются как минимум несколькими крупными европейскими компаниями. А правительство Китая для того, чтобы решить продовольственную проблему, утвердило специальную программу скупки сельхозугодий за рубежом.

Ситуация с продовольствием в мире критическая как никогда. На планете голодают около 850 млн человек, каждые 6 секунд по этой причине погибает один ребёнок. При этом в России больше всего в мире неиспользуемых сельхозземель. По оценкам экспертов, в нашей стране минимум треть когда-то возделываемых полей зарастают бурьяном. Из-за этого продовольственная зависимость от импорта становится уже катастрофической. При этом российская власть относится к нашим угодьям согласно завету из классической пьесы: так не доставайся же ты никому!

Согласно закону, принятому в 2002 году, в России запрещена продажа земель сельхозназначения. Теперь эту преграду решено ужесточить. В 380 муниципальных образованиях и городских округах 48 субъектов РФ запрещается продажа иностранцам любых земельных участков. Как видно из перечня, в него входят не только территории, непосредственно прилегающие к границе, но и те, что отстоят от неё на сотни километров. Например, на Камчатке в перечень включены два крупнейших города – Вилючинск и Петропавловск-Камчатский – административный центр края.

Недоступными для приобретения иностранными гражданами оказались земли почти во всех районах и крупных городах Приморского и Хабаровского краёв, Калининградской, Сахалинской и Амурской областей. Длинный перечень «запретных земель» сформирован в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах. В Краснодарском крае, например, в него вошли Туапсинский район, Анапа, Геленджик, Новороссийск и Сочи.

В Уральском федеральном округе в список попали территории в четырёх субъектах РФ из шести – в Тюменской, Курганской, Челябинской областях и Ямало-Ненецком автономном округе. В последнем случае почти вся территория округа стала недоступной для иностранных покупателей.

Новый порядок уже вызвал дипломатическую напряжённость. Эстония возмутилась тем, что в списке оказался Печорский район Псковской области. Дескать, на этих землях на протяжении веков проживали представители финно-угорской народности сету. Многие из них после обретения Эстонией независимости оказались на её территории, но их недвижимость осталась в России. Теперь же её статус повисает в воздухе…

Министр иностранных дел Финляндии Александер Стубб выразил обеспокоенность по поводу принадлежащей гражданам этой страны недвижимости в Ленинградской области и Республике Карелия – на бывших финских территориях на Карельском перешейке, в Выборгском районе, Лахденпохье, Сортавале и Суоярви. По данным Союза Карелии, общее число подобных сделок составляет несколько десятков. Теперь же земельные участки, приобретённые ранее финнами в России, могут быть изъяты. В самой Финляндии иностранцам также нельзя владеть землёй в приграничной зоне, но её глубина – не более 5 километров от границы. В России же запрещённая зона растягивается вглубь на сотни километров. По мнению председателя Карельского союза, депутата финского парламента Маркку Лаукканена, Финляндия должна поднять вопрос о взаимности при сделках с недвижимостью в Евросоюзе: «Если Россия хочет продвигаться по пути модернизации, она должна сократить приграничную зону и разрешить хотя бы в порядке эксперимента продажу земли и другой недвижимости иностранцам». Однако министр иностранных дел РФ Сергей Лавров уже заявил, что указ президента РФ не противоречит международному праву и подобные ограничения действуют во многих странах.

По теме

Впрочем, скептики говорят, что эффективность запрета сомнительна даже для физических лиц. Земля может числиться, например, за местной женой того же иностранца. Для крупных же иностранных фирм существуют свои проверенные рецепты, как обойти закон. Самый распространённый из них – создание «внучек», то есть «дочек» «дочек» иностранных фирм. Про них в законе ничего не говорится. А что не запрещено – то разрешено. Контролировать же деятельность «внучек» крайне сложно, если учитывать количество офшорных компаний, которые записаны в учредителях у большей части российских корпораций.

Используя подобные подставные фирмы, иностранные компании на протяжении всех последних лет скупают всё новые и новые отечественные сельхозугодья. По оценкам генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, даже без учёта Дальнего Востока и Сибири, иностранцы контролируют около 1 млн гектаров российской пашни.

Только один шведский инвестиционный фонд Black Earth Farming, по его же собственным данным, контролирует через российские компании 300 тыс. гектаров сельхозугодий в Центральном Черноземье и планирует присовокупить к своей империи ещё 300 тыс. гектаров. Это первая агрокомпания, которая призналась в скупке сельхозземель в России на зарубежные деньги. Её интересы в нашей стране представляет российская «внучка» «Агро-инвест», которая занимается растениеводством и собирается развивать молочное животноводство, свиноводство и птицеводство.

Кроме шведов на этом рынке засветилось ещё несколько иностранных компаний. Датская фирма Trigon Agri, по словам её председателя совета директоров Уло Адамсона, контролирует свыше 100 тыс. гектаров сельхозземель «в районе Пензы и Самары». Литовская Agrowill Group AB, как утверждает замгендиректора компании Ремигиус Жвирблис, намерена контролировать в России до полумиллиона гектаров, поскольку здесь есть возможность обзавестись крупными массивами высокого качества, а издержки на обработку ниже, чем в Литве. Компания интересуется участками не меньше 10 тыс. гектаров желательно уже с инфраструктурой для растениеводства и в Черноземье.

По косвенной информации, один из крупнейших владельцев российских земель – казахстанская компания «Иволга-Холдинг» во главе с Василием Розиновым. По признанию другого землевладельца, Игоря Пинкевича, у «Иволги» в России около 500 тыс. гектаров. Для сравнения: трём крупнейшим аграрным компаниям российского происхождения – группам «Разгуляй» и «Продимпекс» – принадлежит от 416 до 570 тыс. гектаров сельхозземель.

При этом Россия на третьем месте в мире (после США и Индии) по запасам сельхозугодий – 132 млн гектаров. Стоит отметить, что земли Черноземья существенно превосходят по природному плодородию и запасам продуктивности любые мировые аналоги. Основные ресурсы сельхозземель сосредоточены у 12 млн бывших колхозников в виде паёв. Однако из этих 12 млн человек зарегистрировали свои права только 400 тысяч. По данным гендиректора Координационного аналитического центра АПК Павла Винтовкина, «всего 0,6% сельхозугодий, используемых сельхозорганизациями, находится у них в собственности, 83% – арендуется у собственников земельных долей, 16% – у государства и муниципалитетов». Объём сельхозугодий, находящихся под контролем агрохолдингов или всевозможных земельных фондов, лишь менее 7% общей площади.

Получается, что земля в России фактически ничья, что зачастую вызывает у ответственного за неё чиновника труднопреодолимое искушение «толкнуть налево». Да и «широка страна моя родная» – дескать, не убудет… По данным ИКАР, на одного жителя России приходится 803 тыс. гектаров пашни. Для сравнения: в США этот показатель равен 574 тыс. гектаров, во Франции – 289 тыс., в Германии – 189 тыс., в Индии – 141 тыс., в Китае – 108 тыс. гектаров, то есть почти в восемь раз меньше, чем в России.

Главный плюс российской земли – её дешевизна. Самые дорогие земли – на юге России. По словам Дмитрия Рылько, цена 1 гектара в Краснодарском крае может достигать 5 тыс. долларов, тогда как в Воронежской области он стоит 700–800 долларов, в Липецкой – 320 долларов, а на Алтае – 20–40 долларов. По данным экспертов из компании «Разгуляй», средняя стоимость приобретения земли в России для агрохолдинга составляет около 1 тыс. долларов за 1 гектар плюс затраты на оформление этой земли в собственность – ещё 400–500 долларов за 1 гектар.

По теме

По оценкам экспертов, российские сельхозземли дешевле земель Восточной Европы в пять раз, а если сравнивать со странами ЕС, то в 15–30 раз (!). В Аргентине 1 гектар стоит 4400 –7800 долларов, во Франции – в среднем 5100 долларов, в Испании – 14 500 долларов, в Бельгии – 26 тыс. долларов, на востоке США – 13 200 – 32 тыс. долларов. По мнению Винтовкина, в ближайшие годы средняя стоимость российской земли может вырасти в два-три раза.

Недавно Тверской суд Москвы наложил арест на 3 тыс. гектаров земельных угодий, расположенных в Домодедовском и Подольском районах Подмосковья, которые должны были оказаться в собственности БТА-банка – крупнейшего в Казахстане. По данным следствия, по распоряжению бывшего главы банка Мухтара Аблязова руководство российской компании «Евразия логистик» договорилось о приобретении 40 земельных участков, оформив их на подставные российские фирмы, руководителями которых значились топ-менеджеры «Евразии логистик» или подставные лица. Деньги же за сделку были перечислены на счета офшоров.

Понятно, что выплывший наружу скандал с БТА-банком – лишь надводная часть айсберга. Стоит побывать в Приморье, чтобы убедиться, что в этом регионе все овощи давно выращивают китайцы. Село Плотава в Алтайском крае уже года три именуется на китайский манер – Вань Юань, после того как его колхоз стал китайским ООО «Вань Юань Плотава». Да и всё Приморье китайцы называют Хэй-Хан-Ше, что в переводе означает «Северная провинция». Сам Китай обладает всего лишь 9% мировых пахотных земель, хотя число китайцев, работающих в сельском хозяйстве, составляет 40% общего количества фермеров на планете. Понятно, что при таком соотношении в Поднебесной крестьянам просто негде развернуться.

В Китае уже разработана правительственная программа, поощряющая тех фермеров, которые покупают пашни за границей. Так одновременно решаются две проблемы – и увеличивается поставка продуктов, и уменьшается крестьянская безработица. Китай ведёт активные переговоры с Бразилией о покупке земель под соевые культуры, а также с другими странами Южной Америки и Африки, обладающими дёшевой землёй. Россия занимает, можно сказать уверенно, главную роль в этих планах. В специально созданный в Китае госфонд перечислено 1 млрд долларов, предназначенных для «инвестиций в сельскохозяйственное производство на территории стран СНГ».

Не отстают от Китая и другие азиатские державы. Так, – смешная цена! Тем более что на Дальнем Востоке простаивает более половины сельхозугодий.

В Индии разработан законопроект, который позволит частным и государственным компаниям осуществлять зарубежные инвестиции, приобретая сельхозугодья за рубежом. Вся выращенная там продукция будет вывозиться в Индию. Правда, в России индийский фермер пока зафиксирован лишь в Мещовском районе Калужской области. За пять лет работы Раджиндер Сингх уже создал там несколько сотен рабочих мест, возродив около 10 гектаров запущенной земли.

Президент группы компаний «Русские фермы» Андрей Даниленко видит в этом положительную сторону: «Запрет на покупку земли иностранными гражданами – это совершенно лишнее бюрократическое препятствие, ведь землю никто никуда не увезёт. Чем больше запретов, тем больше возможностей для аферистов и желания уйти от закона. Многие страны прошли через это недоверие к иностранцам в прошлом. В России нет дефицита земель для продажи, как в США. У нас наблюдается избыток земли на продажу, поэтому надо думать, как задействовать её с пользой».

Согласен с этой позицией и эксперт из юридического бюро «Падва и Эпштейн» Семён Эпштейн: «Население в сельскохозяйственных регионах избыточно и социально слабо обеспечено. Создание рабочих мест в высокотехнологических сельхозпредприятиях с участием иностранных инвесторов было бы желательно. В том, что крестьяне будут работать на земле иностранцев, ничего страшного нет – многие городские жители работают на предприятиях, созданных с участием иностранного капитала. Разницы нет никакой, главное, что люди будут получать устойчивую заработную плату, будут платиться налоги, а на селе будут создаваться более позитивная среда и инфраструктура. Этот самый тяжёлый, может быть, в России сектор может и должен регулироваться государством с точки зрения ограничения предельно допустимых норм приобретения земли. Например, можно установить среднюю районную норму не более 5% общего объёма земель и связать покупателей инвестиционными условиями, главное из которых – обязательное производство на этой земле. Три года не используется – понуждение к обязательной продаже. А ограничения можно было бы оставить для каких-то земель в приграничных зонах или, например, для особо редких и продуктивных земель».

Действительно, проблема вызывает двоякие чувства. С одной стороны, обидно отдавать землю иностранцам. Ведь правильнее самим поднимать собственное сельское хозяйство, а не сдаваться на милость более работящих соседей. Но, с другой стороны, не стоит вести себя как собака на сене. Сегодня около 7% пахотных земель в мире принадлежит либо российскому государству, либо колхозам, однако огромная их часть вообще не используется, а средний урожай зерна в России составляет лишь 1,85 тонны с 1 гектара (для сравнения: в США – 6,36 тонны с гектара, в Канаде – 3,04 тонны). Те китайцы, корейцы, таджики и т.д., которые пашут нашу землю, кормят и нас. А если бы наша страна предоставила свои земли тем, кто сможет на них работать, то не только смогла бы вернуть прежний титул ведущего экспортёра зерна, но и получила бы шанс спасти человечество от угрозы голода.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.01.2011 11:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх