// // Грамотные инвестиции в винотеку могут принести пятикратные прибыли

Грамотные инвестиции в винотеку могут принести пятикратные прибыли

641

Истина в вине

Chateau Margaux 1997 года имело начальную цену в 65
долларов за бутылку, а через десять лет эта же бутылка
продавалась за 1000 долларов
lori.ru
Chateau Margaux 1997 года имело начальную цену в 65 долларов за бутылку, а через десять лет эта же бутылка продавалась за 1000 долларов lori.ru
В разделе

Фондовый рынок лихорадит, рынок недвижимости схлопнулся, золото того и гляди потеряет свою привлекательность, бриллианты больше не лучшие друзья девушек… Во времена нестабильности у инвесторов возрастает интерес к нетрадиционным инвестициям. Одно из новомодных веяний – инвестиции в коллекционные вина. Понятно, что звучит диковато, зато доход стабильный, а ценность – вечная.

Коллекционированием вин люди начали заниматься чуть ли не в Средние века –

с тех пор, как появилось виноделие более или менее промышленных масштабов. Солидную историю имеют и винные аукционы. Однако как инвестиционный продукт вино получило распространение лишь в XX веке – с появлением винных фьючерсов и винной биржи, паевых фондов и управляющих компаний.

Коллекционеры вин разделились на две категории. Одни, как и прежде, коллекционируют вина прежде всего для собственного удовольствия. Собирая вина определённого региона или даже определённого производителя, они покупают ящик-другой от каждого урожая, наслаждаясь отдельными экземплярами коллекции сами и угощая ими гостей. Такой коллекционер и получает удовольствие, и повышает свой статус в определённых кругах. Продаются у таких коллекционеров, как правило, либо «излишки» коллекции, либо вина, чьи характеристики не отвечают вкусам владельца. Изредка из подвалов этих коллекционеров выпархивают поистине уникальные вина, становясь сенсацией известных аукционных домов.

Именно этот тип коллекционеров «виноват» в широком распространении праздника Божоле Нуво. Дело в том, что это вино не только созревает первым из вин нового урожая, но и является своеобразным индикатором качества урожая вин данного региона Франции (в Италии есть похожий праздник). Так, судя по «Божоле Виллаж», бордоские вина 2008 года чудо как хороши, а вот 2009 год не стал сколь-нибудь выдающимся.

Второй тип коллекционеров – настоящие инвесторы. Они покупают вина, как правило, исходя из потенциального роста их цены, а не места происхождения напитка. Прежде всего именно они «в товарных количествах» скупают бордоские вина, считающиеся аналогом «голубых фишек» в мире винных инвестиций. Именно они внимательно следят за индексом Liv-ex 100, в состав которого входят наилучшие вина мира, получившие от экспертов не менее 95 баллов из возможных 100. Ради них появляются предложения новых форм инвестирования в вино – когда сам инвестор даже не видит купленных бутылок.

Интерес к инвестициям такого рода подогревают случаи действительно экстремального роста цены. Так, Chateau Margaux 1997 года имело начальную цену 65 долларов за бутылку, а через 10 лет эта же бутылка продавалась за 1 тыс. долларов. Бордоские вина 1982 года за 16 лет принесли своим обладателям более 400% дохода. Средняя же доходность удачливого винного инвестора составляет 10–30% годовых, что по западным меркам совсем не плохо для такого «вкусного» вложения.

«Начинать инвестиции в вино нужно с приобретения бордоских вин высшего класса», – говорит Чад Дилэйпи, директор по продажам виноторговой компании Justerini & Brooks. Беспроигрышным вариантом являются лучшие вина из Бордо категории Premier Cru: Chateau Latour, Chateau Haut-Brion, Chateau Lafite Rothschild, Chateau Mouton Rothschild и Chateau Margaux. Их можно сравнить с «голубыми фишками» фондового рынка – высоколиквидные и, как правило, малорисковые капиталовложения.

Можно обратить внимание и на вина других французских провинций, к примеру, бургундские марки, или же изучить потенциал итальянских, испанских, португальских и даже канадских и американских вин. Однако в этом случае следует либо проконсультироваться с хорошим экспертом, либо самому оценить перспективность таких инвестиций, основываясь на всемирно признанных рейтингах Wine Advocate, Wine Spectator, Gambero Rosso или Decanter. Иногда одно лишь слово таких винных экспертов, как Роберт Паркер (издатель Wine Advocate), способно взвинтить цену на определённую марку вина или, наоборот, обеспечить её полный провал.

По теме

Покупка одной-двух бутылок не самый лучший способ вложения денег. Как правило, вино продаётся и покупается ящиками из 12 бутылок. Никогда не стоит приобретать ящик из 11 бутылок: подобное наполнение может свидетельствовать о том, что продавец попробовал вино и остался им недоволен. Полные ящики вызывают у инвесторов большее доверие ещё и потому, что качество их хранения лучше, нежели условия содержания отдельных бутылок.

Известно, что вино обладает способностью годами «жить» в стекле, со временем улучшая свои вкусовые качества, за счёт чего вырастает его цена. При этом увеличение объёма тары по сравнению со стандартными ёмкостями объёмом 750 миллилитров способствует увеличению продолжительности «жизни» вин – чем меньше бутылка, тем быстрее вино созревает и стареет. Поэтому особую ценность для инвесторов представляют шестилитровые и девятилитровые бутыли. Они к тому же довольно редки. Большой любовью коллекционеров пользуются полуторалитровые бутылки под названием magnum. Известно, что отборные вина лучших лет обязательно разливаются в такие сосуды.

Конечно же, определяясь с маркой вина, не менее важным будет уточнить и год розлива, ведь качество вина сильно зависит от климатических условий при выращивании винограда. Среди урожаев последних лет эксперты рекомендуют обратить внимание на розливы 1999, 2001, 2002 и 2005 годов, неплох, как уже говорилось выше, 2008 год – в этот год, кстати, из-за засухи было сделано очень немного вина.

Инвестиции в вино не бывают краткосрочными. Стоимость вин растёт в период от полугода до полутора лет после реализации его производителем, затем при наступлении зрелости, когда вино готово к употреблению, и, наконец, когда вино становится «старым» и соответственно редким, если, конечно, его всё ещё можно пить. Наибольший выигрыш винные инвестиции могут принести при продаже вина на аукционе или в частном порядке, хотя ожидать действительно мощного роста стоимости можно только от редкого вина, которое сложно купить где-либо помимо аукциона.

Несомненно, наиболее выгодными инвестициями в вина является их приобретение на самых ранних стадиях производства: sur souches (период созревания и сбора урожая винограда) и en primeur (ранняя стадия производства перед заливом в бочки, приходящаяся на апрель – июнь). К сожалению, частным инвесторам покупка вина лучших сортов на этой стадии недоступна – таковы правила французского винного рынка.

Первыми получают возможность приобрести фьючерсы на вино негоцианты, имеющие предварительную договорённость с виноделами. При этом количество предлагаемого вина весьма ограничено. При первичных продажах, проводимых после оценки независимыми экспертами, на рынок поступает лишь малая часть урожая. На втором этапе цена фьючерса возрастает на 30–40%, но даже тогда возможность приобрести ещё не готовый напиток есть лишь у крупных негоциантов, таких как Christie’s, Farr Vintners, Corney & Barrow. Они затем перепродают свои контракты, значительно завышая цену, но даже при этом не отпуская больше нескольких ящиков вина в одни руки. Большая же часть продукции поступает на рынок, только окончательно вызрев, будучи разлитой по бутылкам и соответственно значительно повысившись в цене.

Для частных инвесторов доступны вложения через винных брокеров. На сайте крупнейшей компании – винного брокера Berry Bros.& Rudd (www.bbr.com) можно стать инвестором, что называется, в онлайн-режиме. Посетитель заполняет заявку на покупку алкогольного напитка, переводит деньги, а компания-брокер предоставляет хранилище для хранения коллекции инвестора. В любой момент по желанию инвестор может продать вино также через Интернет.

В России помимо общепринятых ограничений для частных инвесторов существует и своя специфика. Дело в том, что ввоз элитных вин на территорию России облагается пошлиной в размере 20% его стоимости. Если прибавить к этому НДС, комиссию импортёру и транспортные расходы, то даже при самых удачных раскладах прибыль вряд ли покроет эти издержки.

Существует и ещё одна существенная преграда для российских инвесторов – винные коллекции запрещены к перепродаже на территории РФ. Таким образом, вторичный рынок элитного вина в России попросту отсутствует. Можно, конечно, выходить на европейский рынок, создав собственную коллекцию, но с законами российской таможни, воистину драконовскими, прибыльность подобного мероприятия остаётся весьма сомнительной.

В результате россиянам гораздо выгоднее инвестировать в специализированные винные фонды. Например, швейцарский фонд Starwines Chefs Fund Ltd предлагает инвестиции в лучшие вина Франции из долины Роны стоимостью 300–400 евро за бутылку. Доходность при этом может составить 16–20% годовых. Минимальный взнос – 125 тыс. евро. Фонд берётся управлять винными активами всего за 0,9% в год от размера инвестиций. Вино будет продано дистрибьюторам с накруткой в 25%. Как минимум через три месяца (или после того как продажи вина достигнут 1 млн евро) инвестор получает право выйти из фонда, получив вложенные средства и проценты. Всего планируется привлечь средств инвесторов на 25 млн евро. На эти деньги и будут закуплены вина – именно те марки, которые будут наиболее востребованы азиатскими потребителями – по мнению Starwines Chefs Fund Ltd, именно здесь сейчас самый перспективный рынок.

Как видно из вышеперечисленных условий инвестирования, такой способ вложений могут себе позволить только состоятельные люди. Тем более что эксперты советуют выделить для винных инвестиций не более 5% совокупных свободных денег.

Однако сейчас, возможно, одно из лучших времён для приобретения хотя бы небольшой, в несколько ящиков, коллекции. Дело в том, что стоимость коллекционных вин, как правило, падает в кризисные времена. Так было и в 1997–1998 годах, когда стоимость некоторых популярных вин упала более чем на 40% вследствие активной их распродажи инвесторами из Юго-Восточной Азии. Так происходит и сейчас, когда потребление вина в Европе падает: по данным исследовательских компаний Euromonitor International и Actrium Solutions, с 61 млрд долларов в 2002 году до 58 млрд долларов в 2007-м и, по прогнозу, до 55 млрд долларов в 2012 году. Но в отличие от золота или нефти запасы вин определённых марок весьма ограничены, и, даже упав в цене в какой-то период, стоимость их вновь вырастет по мере сокращения количества экземпляров, переживших кризис. Нужно лишь запастись терпением. А если инвестиция окажется неудачной – что ж, ею всегда можно будет насладиться в компании друзей.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.08.2010 13:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх