// // Гоблин: я твёрдо убеждён в том, что возрастной ценз в кино необходим

Гоблин: я твёрдо убеждён в том, что возрастной ценз в кино необходим

412
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Дмитрий Пучков вошёл в жизнь продвинутых россиян чуть больше пяти лет назад под творческим псевдонимом Гоблин. Прозвище приклеилось, когда Дмитрий работал в органах. В те дни появилась газетная статья под названием «Гоблины в милицейских шинелях». Дмитрий, как старший оперуполномоченный, стал «старшим Гоблином». А затем круто изменил свою жизнь и ушёл в шоу-бизнес: Гоблин стал делать пародийные и «правильные», зачастую абсолютно нецензурные переводы текстов западной кинопродукции. Понятно, что на широкий экран плоды его творчества не попадали, зато пользовались устойчивым спросом в формате «хоум-видео» – на DVD и в Интернете. Но 29 января всё изменится: Гоблин дебютирует в кино, в прокат выйдет «Рок-н-ролльщик» Гая Ритчи, в котором голосом Пучкова будет говорить один из главных героев. «Наша Версия» решила заранее выяснить, чего ждать от лексического ряда кинокартины.

–Вас можно поздравить с дебютом?

– В кино, наверное, да. Но для проката я уже переводил фильм – правда, анимационный – «Отряд «Америка». Всемирная полиция». Только его озвучивал я один, а «Рок-н-ролльщику» сделали полноценный дубляж, где я озвучиваю одну из ролей.

– Как относитесь к таким предложениям?

– Предложения подобного рода воспринимаю спокойно, ибо переводами для телевидения занят постоянно. Переводы эти абсолютно легально ежедневно показывают по телевизору. То, что на моём имени хотят заработать, считаю абсолютно нормальным, ибо в первую очередь на нём зарабатываю я. В мегапрофессионалах себя не числю, но в целом у меня получается значительно лучше, чем у многих других.

– Приходилось учитывать «легальный» формат перевода и проката на широком экране страны?

– Задача переводчика – переводить, а не корчить из себя цензора. Сценарий пишет не переводчик, диалоги пишет не переводчик, снимает фильм не переводчик. С какого перепугу этот самый переводчик решает, что и как должно звучать в фильме? Я не секретарь обкома, не принимаю решений «что для народа правильно», я перевожу то, что сделали авторы.

Другое дело, что заказчик может вносить в перевод изменения. И, если заказчик считает, что возрастные ограничения на просмотр нанесут ущерб сборам от проката, – это его дело, что именно поменять в переводе. И если оттуда убирают нецензурную брань – значит, это экономически целесо-

образно. Родная страна в плане культурного развития отстаёт от Запада лет на 30, так что торопиться не надо.

Что же до табличек «Детям до 16», то я твёрдо убеждён в том, что возрастной ценз в кино необходим. В том же «Криминальном чтиве», которое без затей показывают по нашим национальным каналам, не только матерятся как сапожники (чего в переводе, конечно, нет), но ещё и постоянно убивают людей, простреливают головы и занимаются анальным сексом. Это почему-то никого не тревожит. А показывать такое детям – недопустимо. Должна быть система контроля и чёткие рекомендации: что можно и что нельзя.

– Часто ли консультируетесь у знающих людей по поводу перевода спе-

цифических терминов?

– Перевод фильма производится со специальных монтажных листов, где все тонкости диалогов подробно разжёваны. Показали в кадре телевизор – в примечаниях пояснения, что это за фирма и чем её телевизоры знамениты. Зазвучала по радио песня Yesterday – сразу пояснения, кто такой Пол Маккартни, о чём эта песня и зачем она звучит. И это не говоря о пояснениях к шуткам, анекдотам и остротам. Там физически невозможно перевести плохо, надо очень постараться, чтобы не понять, о чём речь.

По теме

Ну а если что-то всё-таки неясно, то посредством Интернета можно обратиться напрямую к носителям языка. Это нетрудно, а результат всегда сугубо положительный.

– Однажды вы сказали, что вам виднее, где больше денег. А где их больше в наше кризисное время?

– Да я как-то не мечусь в поисках денег. В настоящее время занят сайтом, фотографией, видеороликами, переводами фильмов и мультфильмов, написанием книг, созданием компьютерных игр. Денег мне вполне хватает, причин для смены направлений деятельности пока что не вижу.

– Как Интернет вошёл в вашу жизнь?

– Как купил в 1996 году компьютер, так практически сразу и вошёл. Сперва писал всякое на чужих сайтах, быстро сообразил, что значительно лучше писать на своём. И вот уже больше 10 лет этим занимаюсь.

– Как менялась его роль в вашей жизни?

– Ну, собственно, для меня это не развлечение, а рабочее место. Хотя, конечно, и развлечение тоже. Теперь это очень трудно разделить – развлечения и работу. Посмотрел фильм – вроде развлёкся. Написал про фильм ироническую заметку – тоже вроде весело. А потом за это деньги получил – ещё смешнее. Жить интересно.

– А с какой целью вы создали сайт с, мягко говоря, пикантными картинками?

– .

– Вы создаёте компьютерные игры. А сами в них играете?

– Да, время от времени играю. Компьютерная игра – это тот же художественный фильм, только ты не зритель на просмотре, а главный герой происходящего на экране. Ты принимаешь решения, ты думаешь, где и как поступить. Эффект погружения в процесс игры гораздо выше, чем при пассивном просмотре фильма.

Раньше играл значительно больше, теперь не до этого – делаю компьютерные игры сам. То есть играю, но по большей части в игры собственного производства в процессе изготовления оных. Выпущенная мной в 2006 году игра «Санитары подземелий», сюжет которой основан на одноимённой книге моего авторства, была признана лучшей отечественной игрой и получила все «индустриальные» призы. Игры создаю разноплановые: «Санитары подземелий» – ролевая игра о приключениях гвардейцев-десантников на планете-тюрьме, «Братва и кольцо» базируется на «смешном переводе» фильма «Властелин колец. Братство кольца», «Правда о девятой роте» – первая в России документальная игра, реконструирующая события на высоте 3234.

– Когда-то вашим любимым фильмом была «Семья Сопрано». Что-нибудь изменилось с тех пор?

– В разном возрасте нравятся разные фильмы. И чем больше лет, тем меньше нравится. За последнее время не появилось ничего круче «Сопрано». Мегасериал стоит, как несокрушимый утёс в бурном море отстоя.

– Всё, что вы делаете, вызывает полярные реакции. Вы обращаете внимание на оценки вашей деятельности?

– Заниматься стараюсь только тем, что лично мне интересно, благо возможность такая есть. Если это кому-то нравится – на здоровье, пусть нравится. Если нет – мне до этого никакого дела нет. Свобода – она именно про это, что автор может творить что угодно, а потребители могут либо визжать от восторга, либо вообще не обращать внимания.

Многим кажется, что популярность – это сплошное обожание. На самом деле кроме обожания есть ещё и лютая ненависть, когда тебе постоянно пишут гадости, угрожают физической расправой и прочее в том же духе. При этом люди добрые – они свои радости переживают молча, а злобные проявляют недюжинный энтузиазм в том, чтобы донести свою злобу до тебя. Интернет, кстати, открывает для этого безграничные возможности. Общения с поклонниками/ненавистниками избегаю, а буковки на экране у меня эмоций практически не вызывают.

– Как часто у вас в жизни меняются приоритеты?

– Давно заметил, что одним и тем же делом интересно заниматься лет пять-шесть. Через пять лет приходит осознание, что ты достиг некоего потолка и выше уже вряд ли подпрыгнешь. Пропадает интерес, начинаешь смотреть в другую сторону. В последние годы это выглядело так: пять лет писал про игрушки, шесть лет переводил фильмы, теперь снимаю собственное видео и готовлюсь сделать собственный фильм.

Беседовала Лариса
Опубликовано:
Отредактировано: 19.01.2009 12:19
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх