// // До 30 процентов научных работ – плагиат и фальшивка

До 30 процентов научных работ – плагиат и фальшивка

665

Переписные истины

Современная защита - зачастую игра в кошки-мышки
lori.ru
Современная защита - зачастую игра в кошки-мышки lori.ru
В разделе

Из-за обвинений в плагиате в этом году лишился своего поста президент Венгрии Пал Шмитт. В прошлом году отправили в отставку министра обороны Германии барона Карла-Теодора Гуттенберга, уличённого в воровстве научных идей. Но в России переписывание чужих исследований под своим именем почему-то считается делом не слишком предосудительным. Между тем подобная ситуация множит коррупцию, выводит в число авторитетных учёных нечистоплотных и непрофессиональных людей, а в некоторых областях может просто привести к гибели людей. Особенно серьёзный ущерб наносит плагиат в области медицины и здравоохранения, поскольку псевдокандидаты и доктора медицинских наук непосредственно угрожают здоровью населения.

По подсчётам Высшей аттестационной комиссии (ВАК), в России почти треть диссертаций покупается за деньги. Ежегодно около 1 тыс. диссертаций в разных областях отклоняется из-за выявления фактов плагиата, а ведь огромное количество ворованных диссертаций проходит все стадии утверждения и приносит соискателям желанные степени. У Гуттенберга в Германии 300 из 394 страниц текста диссертации оказалось списано, а у Шмитта – 180 из 215. Как только это обнаружилось, присудившие им степени вузы – Байройтский университет в Баварии и Университет имени Земмельвайса в Будапеште – отменили свои решения. Но политики лишились не только степеней: на их дальнейшей карьере был фактически поставлен крест. Слышали ли вы о чём-либо подобном в России? Даже открытые разоблачения трёх самых известных злоупотреблений в науке: фабрикаций, фальсификаций и плагиата ничем в нашей стране не грозят мнимым учёным.

На вопрос «Нашей Версии» об общем количестве плагиата в научных медицинских публикациях президент Общества специалистов доказательной медицины профессор Василий Власов ответил, что официальной статистики на данный счёт нет, но он полагает, что это может быть от 10 до 20% публикаций.

Традиционно считалось, что наука сама себя может очищать от нечестности – достаточно порицания коллег, чтобы поставить крест на репутации плагиатора. Но, как отметил доктор философских наук, профессор, чл.-корр. РАН, заведующий отделом Института философии РАН Борис Юдин, при современных технологиях ещё до такого осуждения и проверок медицинские фальшивки порой приводят к жертвам. К примеру, в области клинических исследований лекарств «страдают пациенты, которые участвуют в мошенническом исследовании или пользуются его результатами; общественность, доверие которой ко всем вообще исследованиям подрывается; лица, принимающие решения, которые начинают сомневаться в надёжности данных, на которые опираются;

налогоплательщики или компании, деньги которых тратятся понапрасну; в глазах всех страдает репутация исследований как таковых». По мнению Бориса Юдина, именно из-за фальсификации медицинских и биологических данных остаётся до сих пор не прояснённой проблема генно-модифицированных продуктов питания. Есть партии учёных «за» и партии «против», однако обе стороны скорее всего являются «лоббистскими». А ведь если медицинские исследования ненадёжны, то ненадёжными становятся и медицинские рекомендации.

Одним из факторов, приводящих к фальсификациям, искажениям и плагиату в диссертациях, по мнению профессора Василия Власова, является то, что диссертации мотивированы не знаниями, а последующими пожизненными выплатами. «Практически не публикуются в диссертациях отрицательные результаты медицинских исследований, а это может означать, что до половины исследований фальсифицированы, – сказал профессор Власов. – Факты о наличии плагиата в медицинских научных статьях подавляются или игнорируются». Изобличение плагиаторов вовсе не приводит к их изгнанию из профессии, как можно было бы ожидать. Наоборот, страдают честные учёные, бросившие вызов фальсификаторам. Свежий пример – докторская диссертация заместителя министра здравоохранения Татарстана Фариды Яркаевой, фармацевта по специальности. «Лилия Зиганшина, доктор, учёный мирового уровня, автор и редактор ряда важных трудов, в том числе лучшего фармакологического справочника, бескомпромиссный борец за чистоту науки и независимость врачей от фармкомпаний, пострадала от плагиата чиновницы, – рассказал профессор Власов. – В процессе разработки для Татарстана системы лекарственного обеспечения, включающей лекарственный формуляр, Зиганшина тесно сотрудничала с Минздравом Татарстана. В министерстве лекарственным обеспечением руководила Яркаева, по совместительству работавшая доцентом в Казанском медуниверситете. Ряд публикаций, относящихся к технологиям и процедурам системы лекарственного обеспечения, вышел от коллективов авторов, среди которых значилась и Яркаева. По этой или иной причине Яркаева решила, что сделанное коллективом под руководством Зиганшиной, принадлежит ей, и составила диссертацию с прямым включением огромных фрагментов текстов, в которых она не является соавтором и к которым не имела никакого отношения».

По теме

Многочисленные обращения Зиганшиной в республиканское и федеральное министерства здравоохранения, а также в ВАК не дали результатов. Зато сама Зиганшина и её коллектив потеряли работу».

Сегодня ни одна госорганизация, финансирующий орган или академическое

общество не имеют структуры для изучения, расследования и официального порицания нарушений норм научной медицинской деятельности, подчеркнул эксперт. Только в 2009 году МГУ ввёл в Кодекс этики упоминание плагиата как нарушения норм. В СССР ВАК считался государственным органом исполнительной власти и мог требовать подотчётности, но современное российское законодательство не содержит юридического определения статуса ВАК. Несколько лет уже как отменено требование обязательного представления в ВАК всех отзывов на диссертации, включая отрицательные. Нравственные критерии в научном сообществе вполне соответствуют таковым в обществе в целом, что привело к девальвации российских учёных степеней. При общем понимании неприемлемости фальсификаций и плагиата большинство учёных и администраторов в здравоохранении не готовы противостоять этому валу. В лучшем случае фальсификатору или плагиатчику предложат добровольно сменить место работы.

Практически во всех сферах науки наносится сегодня урон вузам и НИИ, которые беспомощны перед такими нарушениями, так как не существует организаций, уполномоченных вести расследование подобных случаев, нет национальных протоколов, установленных порядков рассмотрения и принятия мер наказания. Самое печальное, считает профессор Власов, что учёные в отношении плагиата «в большинстве случаев желают жить, закрыв глаза». Ну а пока контролирующие ведомства не торопятся заниматься проблемой по-настоящему, российскую науку, и в частности медицину, всё чаще воспринимают в мире как неполноценную.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.05.2012 16:20
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Vargan Fortrin 01.04.2016 17:05

    Кем‐то из сотрудников Московского НИИ скорой помощи им. Склифосовского (НИИ СП) налажен успешный «бизнес» по снабжению диссертационных аферистов отчетами по научно‐исследовательским работам (НИР), которые целиком, без какой‐либо правки и без ссылок на первоисточники мошенниками от науки включаются в их липовые диссертации в качестве результатов, якобы их собственных исследований. С использованием, по крайней мере 3-х дословно переписанных отчетов по НИР, выполнявшихся большим коллективом сотрудников НИИ СП, успешно защитили фальшивые диссертации семеро диссертационных аферистов – 2 из Ярославской медакадемии (ЯГМА), 4 из Московского медико‐стоматологического университета и 1 из НИИ СП. Организатором, по крайней мере, двух диссертационных афер является сотрудница НИИ СП Попова Т. С., незаконно передавшая (или продавшая?) врачам из ЯГМА Малашенко В. Н. и Козлову С. В. 2 отчета по двум НИР, выполнявшихся сотрудниками НИИ СП без какого‐либо участия нравственно нечистоплотных ярославских медиков и полностью профинансированных ЗА СЧЕТ БЮДЖЕТНЫХ СРЕДСТВ. Для прикрытия этой сделки используется фиктивный договор между В. Н. Малашенко и НИИ СП. (Научные исследования, отраженные во всех 3-х упомянутых отчетах по НИР проводились в лаборатории, руководимой пособницей плагиаторов Т.С. Поповой). Обращает на себя внимание то, что 2 незаконно переданных (или проданных?) отчета по НИР в свое время утверждались зам. директора по науке М. М. Абакумовым, который одновременно являлся зам. председателя диссертационного совета при НИИ СП (в нем защищал докторскую диссертацию врач‐аферист В. Н. Малашенко из ЯГМА), а также зам. председа

Еще на сайте
Наверх