// // До 30 процентов научных работ – плагиат и фальшивка

До 30 процентов научных работ – плагиат и фальшивка

1803

Переписные истины

Современная защита - зачастую игра в кошки-мышки lori.ru
В разделе

Из-за обвинений в плагиате в этом году лишился своего поста президент Венгрии Пал Шмитт. В прошлом году отправили в отставку министра обороны Германии барона Карла-Теодора Гуттенберга, уличённого в воровстве научных идей. Но в России переписывание чужих исследований под своим именем почему-то считается делом не слишком предосудительным. Между тем подобная ситуация множит коррупцию, выводит в число авторитетных учёных нечистоплотных и непрофессиональных людей, а в некоторых областях может просто привести к гибели людей. Особенно серьёзный ущерб наносит плагиат в области медицины и здравоохранения, поскольку псевдокандидаты и доктора медицинских наук непосредственно угрожают здоровью населения.

По подсчётам Высшей аттестационной комиссии (ВАК), в России почти треть диссертаций покупается за деньги. Ежегодно около 1 тыс. диссертаций в разных областях отклоняется из-за выявления фактов плагиата, а ведь огромное количество ворованных диссертаций проходит все стадии утверждения и приносит соискателям желанные степени. У Гуттенберга в Германии 300 из 394 страниц текста диссертации оказалось списано, а у Шмитта – 180 из 215. Как только это обнаружилось, присудившие им степени вузы – Байройтский университет в Баварии и Университет имени Земмельвайса в Будапеште – отменили свои решения. Но политики лишились не только степеней: на их дальнейшей карьере был фактически поставлен крест. Слышали ли вы о чём-либо подобном в России? Даже открытые разоблачения трёх самых известных злоупотреблений в науке: фабрикаций, фальсификаций и плагиата ничем в нашей стране не грозят мнимым учёным.

На вопрос «Нашей Версии» об общем количестве плагиата в научных медицинских публикациях президент Общества специалистов доказательной медицины профессор Василий Власов ответил, что официальной статистики на данный счёт нет, но он полагает, что это может быть от 10 до 20% публикаций.

Традиционно считалось, что наука сама себя может очищать от нечестности – достаточно порицания коллег, чтобы поставить крест на репутации плагиатора. Но, как отметил доктор философских наук, профессор, чл.-корр. РАН, заведующий отделом Института философии РАН Борис Юдин, при современных технологиях ещё до такого осуждения и проверок медицинские фальшивки порой приводят к жертвам. К примеру, в области клинических исследований лекарств «страдают пациенты, которые участвуют в мошенническом исследовании или пользуются его результатами; общественность, доверие которой ко всем вообще исследованиям подрывается; лица, принимающие решения, которые начинают сомневаться в надёжности данных, на которые опираются;

налогоплательщики или компании, деньги которых тратятся понапрасну; в глазах всех страдает репутация исследований как таковых». По мнению Бориса Юдина, именно из-за фальсификации медицинских и биологических данных остаётся до сих пор не прояснённой проблема генно-модифицированных продуктов питания. Есть партии учёных «за» и партии «против», однако обе стороны скорее всего являются «лоббистскими». А ведь если медицинские исследования ненадёжны, то ненадёжными становятся и медицинские рекомендации.

Одним из факторов, приводящих к фальсификациям, искажениям и плагиату в диссертациях, по мнению профессора Василия Власова, является то, что диссертации мотивированы не знаниями, а последующими пожизненными выплатами. «Практически не публикуются в диссертациях отрицательные результаты медицинских исследований, а это может означать, что до половины исследований фальсифицированы, – сказал профессор Власов. – Факты о наличии плагиата в медицинских научных статьях подавляются или игнорируются». Изобличение плагиаторов вовсе не приводит к их изгнанию из профессии, как можно было бы ожидать. Наоборот, страдают честные учёные, бросившие вызов фальсификаторам. Свежий пример – докторская диссертация заместителя министра здравоохранения Татарстана Фариды Яркаевой, фармацевта по специальности. «Лилия Зиганшина, доктор, учёный мирового уровня, автор и редактор ряда важных трудов, в том числе лучшего фармакологического справочника, бескомпромиссный борец за чистоту науки и независимость врачей от фармкомпаний, пострадала от плагиата чиновницы, – рассказал профессор Власов. – В процессе разработки для Татарстана системы лекарственного обеспечения, включающей лекарственный формуляр, Зиганшина тесно сотрудничала с Минздравом Татарстана. В министерстве лекарственным обеспечением руководила Яркаева, по совместительству работавшая доцентом в Казанском медуниверситете. Ряд публикаций, относящихся к технологиям и процедурам системы лекарственного обеспечения, вышел от коллективов авторов, среди которых значилась и Яркаева. По этой или иной причине Яркаева решила, что сделанное коллективом под руководством Зиганшиной, принадлежит ей, и составила диссертацию с прямым включением огромных фрагментов текстов, в которых она не является соавтором и к которым не имела никакого отношения».

По теме

Многочисленные обращения Зиганшиной в республиканское и федеральное министерства здравоохранения, а также в ВАК не дали результатов. Зато сама Зиганшина и её коллектив потеряли работу».

Сегодня ни одна госорганизация, финансирующий орган или академическое

общество не имеют структуры для изучения, расследования и официального порицания нарушений норм научной медицинской деятельности, подчеркнул эксперт. Только в 2009 году МГУ ввёл в Кодекс этики упоминание плагиата как нарушения норм. В СССР ВАК считался государственным органом исполнительной власти и мог требовать подотчётности, но современное российское законодательство не содержит юридического определения статуса ВАК. Несколько лет уже как отменено требование обязательного представления в ВАК всех отзывов на диссертации, включая отрицательные. Нравственные критерии в научном сообществе вполне соответствуют таковым в обществе в целом, что привело к девальвации российских учёных степеней. При общем понимании неприемлемости фальсификаций и плагиата большинство учёных и администраторов в здравоохранении не готовы противостоять этому валу. В лучшем случае фальсификатору или плагиатчику предложат добровольно сменить место работы.

Практически во всех сферах науки наносится сегодня урон вузам и НИИ, которые беспомощны перед такими нарушениями, так как не существует организаций, уполномоченных вести расследование подобных случаев, нет национальных протоколов, установленных порядков рассмотрения и принятия мер наказания. Самое печальное, считает профессор Власов, что учёные в отношении плагиата «в большинстве случаев желают жить, закрыв глаза». Ну а пока контролирующие ведомства не торопятся заниматься проблемой по-настоящему, российскую науку, и в частности медицину, всё чаще воспринимают в мире как неполноценную.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.05.2012 16:20
Копировать текст статьи
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх