// // Что стоит за очередной чисткой госчиновников

Что стоит за очередной чисткой госчиновников

329

Саморазгонный аппарат

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На днях зампред российского правительства и руководитель его аппарата Сергей Собянин подписал приказ о сокращении численности белодомовских сотрудников на 158 человек. Месяц назад аналогичное распоряжение о сокращении 100 штатных единиц в президентской администрации подписал её глава Сергей Нарышкин. За последние годы это далеко не первая реорганизация в структурах федеральной власти, которая, как правило, завершалась тем, что численность сотрудников госаппарата в лучшем случае возвращалась к исходному состоянию, а в худшем – приводила к его дальнейшему росту. Корреспондент «Нашей Версии», впрочем, полагает, что нынешняя реорганизация правительства – лишь повод для того, чтобы попросту избавиться от некоторых сотрудников аппарата, которые осели в кабинетах Белого дома ещё в далёкие 90-е.

Дмитрий Медведев подписал указ «О федеральной программе «Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009–2013 годы)». Президент назвал эту программу «важным инструментом для наведения порядка в чиновничьих кабинетах». К 2013 году во всех государственных органах появятся должностные регламенты, в которых будут указаны критерии деятельности чиновников. Одновременно с этим планируется принять меры, направленные на снижение увольнений чиновников по собственному желанию.

Впрочем, всё это пока лишь планы. А cейчас в правительстве идёт уже вторая за последние полгода волна сокращений. Осенью прошлого года в Белом доме было уволено около 150 сотрудников пенсионного возраста. Таким образом, аппарат правительства за несколько месяцев был сокращён примерно на 300 человек.

В приказе руководителя аппарата правительства говорится, что сокращение производится «в целях экономии государственных расходов на 2009 год». Дескать, отставные чиновники пали жертвой экономического кризиса, с которым вынуждена считаться федеральная власть.

По состоянию на осень 2008 года в аппарате правительства работали около 1500 человек. Таким образом, под сокращение попал почти каждый пятый сотрудник. На первый взгляд федеральная исполнительная власть решилась на беспрецедентные меры.

Однако торопиться с выводами не стоит. Год назад численность сотрудников аппарата Белого дома немногим превышала 1100 человек. Именно тогда, весной 2008 года, председателем правительства стал Владимир Путин, а экс-глава аппарата Белого дома Сергей Нарышкин «поменялся» местами с Сергеем Собяниным.

С ним пришли и новые кадры, и вскоре численность сотрудников Белого дома увеличилась на несколько сотен человек. А затем, спустя некоторое время, последовали массовые сокращения. Экономический кризис стал прекрасным предлогом для того, чтобы в результате «усушки» и «утруски» аппарат лишь фактически вернулся к прежней своей численности.

Не сведущему в бюрократических тонкостях человеку может показаться непонятным, зачем городить такой огород из-за необходимости провести кадровую чистку аппарата. Не легче ли, дескать, просто уволить старую команду и набрать новую? Но дело в том, что эта элементарная для обычной коммерческой компании модель неприменима в отношении государственных чиновников.

По принятому в 2004 году федеральному закону «О государственной гражданской службе» госслужащий превратился в наиболее социально защищённого работника. Можно уверенно сказать, что в этом отношении с ним не сравнится ни один служащий. Руководители органов власти, в свою очередь, разумеется, вынуждены чтить трудовое законодательство, поскольку в нём прекрасно разбираются и его подчинённые. В соответствии с ним уволить госслужащего с действующей должности можно, только доказав его «несоответствие». А как это сделать, если все госслужащие регулярно, раз в три года, проходят аттестацию? Поставить под сомнение выводы государственной аттестационной комиссии? А ждать новой аттестации не хватает терпения, да и свои кадры торопят в ожидании заветных портфелей.

По теме

И здесь на помощь начальнику приходит лазейка в законе, гласящая, что чиновник может быть сокращён вместе с его должностью. Разумеется, у нас нет прямых доказательств, что дело обстоит именно так, но слишком много возникает странных совпадений, когда новый начальник непременно проводит реорганизацию своего аппарата.

Классический пример того – административная реформа 2004 года. Напомним, в феврале 2004 года было отправлено в отставку правительство Михаила Касьянова, который возглавлял его до этого на протяжении четырёх лет. А уже в марте 2004-го на свет появился президентский указ «О системе и структуре федеральных органов власти», согласно которому была реорганизована вся система федеральной исполнительной власти. Были созданы три её уровня: министерства – агентства – службы. Согласно административной реформе министерства должны были заниматься выработкой государственной политики и нормотворчеством, агентства – её реализацией и предоставлением государственных услуг, службы – контролем и надзором за соблюдением законодательства.

Кроме того, в соответствии с этой реформой было сокращено количество министерств, а с ними на 10–15% сокращался и государственный аппарат. Однако прошло совсем немного времени, и количество госслужащих не только вернулось к дореформенному уровню, но и возросло. Так, по данным председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимира Плигина, численность сотрудников органов федеральной исполнительной власти составляет 1,46 млн. человек, и это без учёта региональных и муниципальных чиновников. Эта цифра намного превышает количество чиновников, управлявших такой огромной страной, как СССР. По словам председателя Госдумы Бориса Грызлова, «количество государственных чиновников растёт», а с задачей сокращения численности государственных служащих в результате административной реформы справилось только Министерство по чрезвычайным ситуациям. Не исключено, причина состоит в том, что глава МЧС Сергей Шойгу – правительственный долгожитель, занимающий этот пост уже почти 20 лет.

А это значит, что перед ним уже давно не стоит задача раздачи новых портфелей.

Кроме того, вопреки декларациям о необходимости сокращения госаппарата на самом деле количество федеральных ведомств только возросло. Если до реформы 2004 года их было 58, то два года спустя – уже 84! Только регулированием рыбной ловли занимается одновременно более 10 ведомств – в частности, Федеральное агентство по рыболовству, Министерство сельского хозяйства, Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

То же касается и региональных филиалов федеральных структур. Так, в Липецкой области с населением 1 млн. 200 тыс. человек обосновалось 60 федеральных структур, в которых работают около 12 тыс. чиновников. Они практически полностью дублируют своих региональных коллег. За лесами, например, независимо друг от друга следят Комитет по экологии обладминистрации и Федеральное агентство лесного хозяйства, Ростехнадзор, экологический надзор...

Тем не менее аппарат благополучно продолжал разбухать, пока не грянула очередная смена правительства. В 2008 году его возглавил Владимир Путин, и уже в мае последовала очередная реорганизация. Его приказом было закреплено шефство министерств над агентствами и службами. Одновременно с этим создавались новые госструктуры, объединяющие контроль за отраслью, например Росалкоголь. А неотъемлемой частью реорганизации стала уже упомянутая замена правительственного аппарата. За год были сменены руководители почти всех ключевых департаментов – экономического, социального, правового, по контролю за правительственными решениями, пресс-службы. А на днях ликвидированы сразу четыре (!) департамента: мобилизационной подготовки экономики, формирования государственного оборонного заказа, отраслевого развития и департамент по приоритетным национальным проектам. На их базе создаются два новых – департамент промышленности и инфраструктуры, а также департамент по обеспечению деятельности военно-промышленной комиссии.

Бури правительственных реорганизаций за последние несколько лет затронули почти всех глав департаментов правительства. Лишь считанные профессионалы бюрократического ремесла благополучно пересидели уже не одну его «зачистку». Так, с 1999 года в департаменте международного сотрудничества в должности замдиректора, а затем и директора работает бывший начальник управления валютно-финансовой политики Минсотрудничества Татьяна Валовая. В 1999 году стала заместителем директора департамента социального развития и охраны окружающей среды его нынешний руководитель Нелли Найговзина. Долгожителем же можно считать директора департамента делопроизводства и архива Андрея Ряховского, который заведует правительственным архивом аж с 1993 года!

А на самом верху федеральной исполнительной власти количество начальников только растёт. В 90-е годы у главы кабинета министров был только один заместитель. В 2005 году их стало двое, потом – пять. Сейчас же в Белом доме функционируют восемь зампредов правительства. Аналогичная трансформация произошла и с количеством заместителей у рядового министра. Например, за последние полтора года число заместителей министра финансов РФ выросло с четырёх до семи. То же разбухание продолжается и в других министерствах и ведомствах. Министерству связи и массовых коммуникаций благодаря новым добавленным функциям было разрешено иметь шестерых заместителей вместо прежних четырёх. Появился и восьмой по счёту заместитель министра обороны.

По словам доцента Высшей школы экономики, эксперта по госуправлению Павла Кудюкина, «кризис наглядно показал, что нынешняя система госуправления неэффективна, а главная причина её неэффективности в том, что реформа бюрократии доверена самим бюрократам». Впрочем, надежда, что административная реформа, которую намерен провести Дмитрий Медведев, будет эффективной, всегда остаётся.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.03.2009 13:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх