// // Новая система вознаграждений военнослужащих может привести к всеармейскому социальному взрыву

Новая система вознаграждений военнослужащих может привести к всеармейскому социальному взрыву

377

Денежное недовольство

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российская армия ликует! Во второй половине февраля на счета офицеров стали поступать первые крупные денежные вознаграждения, предусмотренные приказом министра обороны № 400 от 2 августа 2008 года. Суммы существенные: в среднем ежемесячный приварок к офицерскому жалованью составит около 50 тыс. рублей. Правда, торжествуют далеко не все – премии от министра получат не более 10% всего офицерского состава. По словам экспертов, это уже привело к небывалой социальной напряжённости в войсках, и ходят слухи, что приказ вскоре может быть и вовсе «заморожен». Корреспондент «Нашей Версии» окунулся в гущу армейских околопремиальных страстей.

На первый взгляд вышеупомянутый приказ № 400 всем хорош. Новые премии полагаются только самым достойным офицерам – отличникам боевой и политической подготовки, а это хороший стимул для служебного рвения. Кроме того, приказ стимулирует ратные свершения не только отдельных офицеров, но и целых воинских коллективов. Чем выше показатели в учебно-боевой деятельности части или корабля, тем больше будет квота на число офицеров, которые смогут получить эту премию. Так, согласно приказу в воинских частях, добившихся по итогам учебного года высоких показателей в боевой подготовке, награждаются деньгами 30–50% офицеров, в остальных воинских частях – до 20% офицеров. Кроме того, этот приказ значительно повысит престижность службы непосредственно в войсках – денежные вознаграждения положены только личному составу частей постоянной готовности. Но хорошо оказалось только в теории.

Как мы уже говорили, новые премии по армейским меркам очень существенные. Например, в Сухопутных войсках расклад по суммам вознаграждения такой: командиры взводов получают по 45 тыс. рублей в месяц, заместители командиров рот – 55 тыс., командиры рот – 60 тыс., заместители командиров батальонов и офицеры управления полков – 65 тыс., командиры батальонов – 80 тыс., заместители командиров полков – 85 тыс. рублей. Списки «лауреатов» премий согласно приказу составляют командиры частей, далее кандидатуры обсуждаются на офицерских собраниях, после чего списки кандидатов в армейскую буржуазию рассматривает специальная комиссия в вышестоящем штабе. После утверждения списков издаётся приказ, по которому офицеры получают эту премию каждый месяц в течение года, что бы с офицером ни произошло: даже если его переведут в другую часть или он уволится по состоянию здоровья, всю сумму он в итоге получит. Здесь и возникают первые серьёзные вопросы к авторам премиального проекта. «Это одно из слабых мест приказа, – рассказывает «Нашей Версии» председатель Общероссийского профсоюза военнослужащих Олег Шведков. – Сегодня, например, командир танкового взвода попадает в списки премированных офицеров, а завтра он на учениях утопит танк. Но премию он всё равно будет получать в течение года». Впрочем, по сравнению с другими проблемами, которые породил приказ № 400, всё это сущие мелочи. Новые премии уже привели к серьёзному расколу в офицерской среде.

«Это аморальный приказ, который вызовет только расслоение в офицерской среде и приведёт к дальнейшей деморализации и озлоблению, – рассказывает «Нашей Версии» военный эксперт Владислав Шурыгин. – Кто служил, тот знает, что есть либо хорошие офицеры, либо плохие офицеры, и определить среди хороших офицеров самого лучшего – это задача, с которой вряд ли кто сможет вообще справиться».

Новые денежные вознаграждения уже нашли отражение в армейском фольклоре. Премированных по приказу № 400 на армейском сленге называют «четырёхсотыми» – по аналогии с «трёхсотыми» и «двухсотыми» (ранеными и убитыми). Причём обозначение это чаще всего носит явно негативную окраску, а из войск уже поступают тревожные сигналы о разборках между теми, кто получает премию, и теми, кто её не получает. Так, рассказывают, что несколько дней назад в одном из забайкальских гарнизонов жена не попавшего в золотые списки офицера облила краской новую шубу супруги «четырёхсотого». В некоторых гарнизонах недовольные прокалывают колёса и бьют стёкла на машинах своих более богатых конкурентов. Налицо классовая вражда, причём, по мнению экспертов, порождена она не столько завистью, сколько непродуманностью самого приказа. «Сегодня критериев, кто из офицеров лучший, а кто худший, объективно не существует, – продолжает Владислав Шурыгин, – потому что у одного офицера хорошо обстоят дела с боевой подготовкой, у второго с дисциплиной, третий отлично ладит с людьми. Воинский коллектив тем и интересен, что все офицеры создают вот этот удивительный ансамбль, дополняя друг друга. А когда в одном оркестре начинают искать, какая скрипка лучше, а всех остальных записывают во второй сорт, это приводит к тому, что оркестр быстро разбегается и разваливается».

По теме

Но есть части, где, несмотря на новый приказ, сегодня всё спокойно – мудрые командиры, предвидя такое развитие событий, решили поступить просто: премии делят на всех. «Ещё перед выдвижением кандидатов мы нашим крепким лётным коллективом решили, что выбирать лучших из 30 одинаково любящих своё дело людей – большая глупость, – рассказывает нам офицер одной из частей ВВС, – поэтому мы выбрали «доноров», а когда они получили премии, деньги разделили на всех в соответствии с заложенными в приказе пропорциями по должностям. В итоге все получили надбавку от 18 тыс. до 33 тыс. рублей. Все довольны, и никакой грызни у нас нет». Правда, как поговаривают, такой механизм распределения премий очень не устраивает военную прокуратуру, которая уже строго указала командирам частей на недопустимость дележа денежных вознаграждений. Хотя, по сути, это единственный справедливый способ распределения этих денег в армии и на флоте. Дело даже не в отсутствии чётких критериев отбора лучших офицеров. Многие военнослужащие просто физически не могут попасть в число лучших, какое бы рвение они не проявляли на службе. «В частях и на кораблях появятся офицеры-изгои, это офицеры из вспомогательных служб – воспитатели, начальники химических служб и так далее, – рассказывает Олег Шведков. – Премию, например, никогда не смогут получить старпомы на кораблях. На управление корабля выделяется всего одна премия, и понятно, что её будет получать командир, так как по статусу он не может получать меньше своих подчинённых». Не менее серьёзная проблема приказа № 400 в том, что новые денежные вознаграждения могут спровоцировать скачок коррупции в Вооружённых силах.

«Коррупционный момент в этом приказе заложен изначально, – считает военный эксперт Владислав Шурыгин. – Тех, кто будет получать премии, определяет командир, а у него, как у любого человека, есть симпатии и антипатии. Или премии могут выписывать за «откат».

Кстати, есть информация, что во многих частях «отличники боевой и политической» часть своей премии организованно перечисляют на некие хозяйственные нужды в командирский фонд. В среднем поборы составляют около 10 тыс. рублей, о том, как они расходуются в дальнейшем, командиры своим подчинённым обычно не докладывают.

«Наши региональные организации сейчас отслеживают ситуацию, – рассказывает Олег Шведков, – и есть определённые тревожные сигналы. Так, известны факты, когда в некоторых частях и на кораблях во время выдвижения кандидатов не были проведены офицерские собрания. Это вызывает у офицеров недовольство – ведь фактически лучших назначают за спиной коллектива».

Как видно, ситуация с 400-м приказом министра обороны далека от нормальной, хотя цели идеологи проекта ставили перед собой, безусловно, благие. По мнению экспертов, пострадало исполнение, а деньги, которые сегодня выделяет государство на эти нужды (в 2009 году общая сумма выплат составит более 35 млрд. рублей), можно было бы использовать куда более разумнее, без конфликтов в воинских коллективах и коррупционных скандалов. «Есть множество способов поощрить лучших, – говорит Владислав Шурыгин. – Можно создать нормальную выплату за высокую классность, ввести доплату за необходимый для офицера спортивный уровень, платить дополнительные деньги за знание иностранных языков и так далее. Офицер будет из кожи лезть, чтобы сдать все зачёты и это официально заслужить, – и тогда он будет действительно лучшим. Пока же складывается ощущение, что руководство министерства обороны просто не соображает, что оно делает и чем это закончится для армии».

Опубликовано:
Отредактировано: 04.03.2009 13:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх