// // Будет ли российское правительство сдерживать цены или попытается остановить падение производства?

Будет ли российское правительство сдерживать цены или попытается остановить падение производства?

382

И понос, и золотуха

Дискуссия, что важнее – низкие цены или рост, в новых экономических условиях переросла рамки межведомственных разногласий 
Фото: ИТАР-ТАСС
Дискуссия, что важнее – низкие цены или рост, в новых экономических условиях переросла рамки межведомственных разногласий Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российским гражданам с развитием мирового финансового кризиса приходится узнавать всё новые экономические термины. Из последнего: стагфляция – инфляция на фоне спада производства. До кризиса в правительстве велись ожесточённые баталии по поводу того, что для страны важнее: низкая инфляция или же бурный рост производства. Теперь нет ни того ни другого. Так что в свете последних экономических тенденций руководству страны придётся задуматься, где и как гасить пожар в первую очередь. Корреспондент «Нашей Версии» проанализировал возможные варианты развития ситуации.

О ценка высокопоставленными чиновниками экономической ситуации в стране с каждым месяцем звучит всё пессимистичнее. Если раньше из уст властей предержащих можно было ещё услышать сдержанный оптимизм, то теперь высказывания лиц, ответственных за экономическую политику, звучат весьма мрачно. «Мы ещё будем испытывать очень серьёзные проблемы, и восстановление будет более медленным, – заявил на прошлой неделе глава Минфина Алексей Кудрин. – Оно будет дольше. Поэтому раньше чем через три года выхода из кризиса, думаю, не произойдёт».

Появились и новые проблемы. Впервые с 90-х годов Россия столкнулась с таким крайне неприятным явлением, как стагфляция. Иными словами, даже данные официальной статистики свидетельствуют: цены растут, а производство в стране падает.

Так, согласно Росстату, с начала 2009 года инфляция составила 3,2%, что чуть выше аналогичного показателя за прошлый год. При этом прогнозы макроэкономических показателей Минэкономразвития подверглись корректировке в пессимистичную сторону. Так, инфляция, опять же по официальным прогнозам, в нынешнем году ожидается на уровне 13–14% (ранее 5–7%), а падение ВВП России за год составит 2,2% (ранее прогнозировался рост), в том числе промышленного производства – на 7,4% .

Но и эти прогнозы независимым экономистам представляются излишне оптимистичными. Впрочем, это совсем неудивительно: правительственные прогнозы по показателю, например, инфляции даже в экономически стабильные времена мало совпадали с реальной ситуацией. Так что неудивительно, что экспертные оценки годовой инфляции колеблются в пределах 15–20%.

Экономисты отмечают, что в России кризис протекает совсем по иному сценарию, чем во всём мире. В большинстве стран падение цен на сырьё и промышленные товары привело к снижению потребительских цен. У нас же всё наоборот.

При этом на фоне инфляции наблюдается падение производства. Оно началось с середины прошлого года и до сих пор, несмотря на финансовые вливания, не приостановлено. Так, согласно недавно опубликованным данным Росстата, в декабре 2008 года ВВП сократился на 0,7%, безработица выросла на 26,1%. Данных за нынешний год пока нет, но очевидно, что остановить спад не удастся. Об этом, в частности, свидетельствует имеющаяся статистика снижения энергопотребления предприятиями за январь текущего года.

Не скрывают факт стагфляции уже не только оппозиционные экономисты (Андрей Илларионов, к примеру). Так, в своём заявлении министр финансов Алексей Кудрин на Гонконгском форуме напрямую заявил о сочетании этих двух негативных факторов – остановка роста экономики и сохранение высокой инфляции.

Как будут лечить экономику нынешние российские власти, пока неясно. Но очевидно, что бороться придётся со всеми последствиями кризиса: и с инфляцией, и с падением экономического роста. Проблема лишь в том, что одна «припарка» ведёт к лечению лишь одного из этих заболеваний, причём в ущерб другому.

Долгое время дилемма – стимулирование роста или борьба с инфляцией – оставалась предметом межведомственных дискуссий. Минфин настаивал на сохранении низкой инфляции, а Минэкономразвития предлагало сосредоточиться на промышленном росте. Сейчас эта полемика ушла «под ковёр», но сама проблема вышла на первый план уже для высшего руководства страны. Какие рецепты оно сможет предложить для лечения последствий кризиса, что оно выберет приоритетом? А может быть, удастся выработать некий альтернативный подход?

По теме

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ: Правительство сосредоточится на борьбе с инфляцией

Темпы роста цен для Министерства финансов России и его главы Алексея Кудрина были всегда приоритетными показателями. Судя по нынешним действиям правительства, приоритеты остаются прежними. Другой вопрос, что чиновники, как и прежде, слабо контролируют инфляционные процессы. Так, финансовые власти надеялись, что рост цен пойдёт на убыль вместе со сжатием денежной массы. Количество рублей в экономике в конце прошлого года начало уменьшаться, а в январе этого года сжатие было рекордным, в том числе и благодаря населению, массово кинувшемуся скупать валюту. Но, как признал Центробанк, «ужесточение монетарных условий пока не повлияло на снижение инфляции». Впрочем, сжатие денежной массы сказывается на инфляции с некоторой задержкой, и во втором полугодии она действительно может пойти на убыль.

Политические причины для удержания инфляции очевидны: согласно результатам соцопросов последних лет, главные экономические страхи россиян связаны с ростом цен на товары потребления. Именно инфляционные ожидания породили в январе поведение наших сограждан. По данным Росстата, россияне потратили на 376,3 млрд. рублей больше, чем заработали. Граждане тратили свои сбережения на покупку валюты или на потребление.

Вероятность: 30%

ВЕРСИЯ ВТОРАЯ: Кабинет министров займётся ростом ВВП

По мнению ряда экономистов, раз уж страна оказалась в столь сложной экономической ситуации, то следует воспользоваться моментом для того, чтобы сделать отечественную промышленность конкурентоспособной. «Надо не ждать, когда кризис закончится, а прямо сейчас заняться модернизацией, – убеждён академик РАН Абел Аганбегян. – Надо понимать, что очень много денег потребуется. На инвестиции развивающиеся страны тратят как минимум 35% ВВП. В России технологии давно устарели. Поэтому нам, как и странам третьего мира, придётся почти всё модернизировать или вообще создавать с нуля».

Кстати, последствия кризиса 1998 года в России были преодолены во многом благодаря росту производства: взлёт цен на иностранные товары сделал отечественную продукцию конкурентоспособной. Однако сейчас эксперты указывают, что исчерпаны возможности для повторения подобного сценария. Причина нынешних проблем в нынешней структуре экономики России, ориентированной на экспорт сырья. Очевидно, что для её решения необходимо развитие обрабатывающей промышленности.

Насколько возможна реализация этого сценария – вопрос открытый. «Возможно ли провести структурную реформу в условиях, когда денег нет? – задаётся вопросом ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау. – В ближайшие два года мы должны получить ответ на этот крайне интересный вопрос. Теоретического решения в данном случае я не вижу».

Да и государство, похоже, не очень стремится инвестировать в отечественную промышленность – согласно обновлённому бюджету эти расходы пошли под секвестр в первую очередь.

Вероятность: 15%

ВЕРСИЯ ТРЕТЬЯ: Власти попробуют усидеть на двух стульях

Судя по заявлениям высокопоставленных чиновников, правительство не хотело бы жертвовать ни инфляцией, ни экономическим ростом. Причины этого вполне понятны: оба показателя неразрывно связаны друг с другом. Но удержать всё сразу будет непросто. По словам Владимира Мау, антикризисной комиссии Шувалова придётся поломать голову, чтобы придумать те решения, которые позволят России сохранить «либеральный национализм» и не скатиться к «мобилизационной экономике». А о том, что государство должно вмешиваться в дела рынка активнее, говорят всё чаще. И одной ренационализацией разорившихся компаний дело может не обойтись. В последнее время всё чаще можно услышать, что отечественные власти могут последовать примеру Белоруссии: ввести жёсткие ограничения на валютообменные операции для юридических лиц, что, дескать, должно остановить валютные спекуляции, отток капитала и снизить темпы роста инфляции.

Впрочем, бороться со стагфляцией российским чиновникам уже не впервой. Правда, в 90-е годы это происходило довольно сумбурно – вслед за кратким периодом достаточно жёсткой монетарной политикой следовал период инфляционной накачки экономики. К чему это привело, хорошо известно: кризис после распада Союза продолжался не год и даже не два-три. По сути, лишь к концу 90-х России удалось более-менее стабилизировать ситуацию. Но тут грянул дефолт, который стал одним из результатов неправильно применённого лекарства – тогда это были раздувшиеся пузыри ГКО (государственных краткосрочных обязательств). Лопнув, этот пузырь повлёк за собой кризис 1998 года.

Вероятность: 55%

Опубликовано:
Отредактировано: 16.03.2009 12:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх