// // Человек, установивший знамя над Рейхстагом, так и не получил звезды Героя

Человек, установивший знамя над Рейхстагом, так и не получил звезды Героя

1130

Знаменосец Победы

2
В разделе

9 мая на Красной площади традиционно пройдёт военный парад. Как всегда, в честь юбилея Победы во главе парадных расчётов пронесут знамя, которое 30 апреля 1945 года было поднято над Рейхстагом, возвещая о взятии Берлина. Имена сержанта Егорова и младшего сержанта Кантария, сумевших под огнём пробраться через здание Рейхстага и установить на его куполе Знамя Победы, знает каждый. Гораздо меньше известно имя третьего участника этой операции.

Впрочем, точнее было бы сказать, не участника, а руководителя и организатора, поскольку именно лейтенанту Алексею Бересту было поручено командовать «группой прорыва» и прикрепить исторический флаг. Однако в отличие от других Берест не только не получил звания Героя Советского Союза – о его существовании вообще постарались забыть. Почему?

Алексей Берест родился в 1921 году в деревне Горяйстовке Ахтырского района Сумской области. В семье бедных украинских крестьян он был девятым по счёту ребёнком. В 1932-м родители скончались, оставив детей сиротами. Чтобы прокормиться, пришлось идти в колхоз, работать наравне со взрослыми мужиками. Помогло лишь то, что маленький Алёша уже в свои 11 ростом вымахал с каланчу, да и сила была под стать. В 16 лет Берест окончил курсы трактористов, а едва стукнуло 18 – записался добровольцем в Красную армию. К тому времени как раз началась Советско-финская война – в составе 2-го полка связи Ленинградского военного округа крепкого парубка отправили прорывать линию Маннергейма. Финские снайперы-«кукушки» старались выбивать связистов в числе первых, но Бересту повезло – остался в живых. Этот боевой опыт особенно пригодился ему, когда грянула Великая Отечественная война. Начав её рядовым, Берест через год стал командиром отделения, а в 1943-м был направлен на учёбу в военно-политическое училище, по окончании которого вместе с офицерским званием получил предписание занять должность заместителя командира батальона по политической части 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии.

Флаг под номером пять

В апреле 1945-го 150-я стрелковая оказалась одной из девяти дивизий, которым выпало штурмовать центр Берлина и здание Рейхстага. Для каждой из них по приказу Жукова изготовили флаги – один из них должен был быть поднят на здании немецкого парламента. Знамя под номером пять досталось 150-й дивизии. Честь доставить его в Рейхстаг командир дивизии генерал Шатилов решил доверить своему самому боеспособному подразделению – первому батальону под командованием капитана Степана Неустроева.

Утром 30 апреля батальон Неустроева двинулся на штурм. После трёх атак бойцам удалось пробраться к входу в Рейхстаг, занять колоннаду и прикрепить знамя к одной из колонн. Таким образом задача оказалась выполнена. Однако прибывший вечером поздравлять неустроевцев командир полка передал послание из штаба – дескать, по факту приказ исполнен, но одно дело – знамя над входом в Рейхстаг и совсем другое – знамя над куполом. Поэтому ночью кому-то необходимо пробраться на крышу и установить знамя над зданием Рейхстага.

Получив приказ, Неустроев поручил его выполнение своему заместителю Бересту. Тот взял в помощь себе двух бойцов – сержанта Егорова и младшего сержанта Кантария. Позже этот выбор будут пытаться объяснить тем, что грузин Кантария, дескать, попал в ударную группу благодаря своей национальности – якобы таким образом хотели потрафить Сталину. На самом деле, как впоследствии признавался сам Берест, об этом никто не думал, главным критерием был боевой опыт, позволявший надеяться, что группа из трёх человек сможет пробраться через кишащий фашистами Рейхстаг.

По теме

Под прикрытием взвода автоматчиков группа добралась до второго этажа. Там путь знаменосцам преградил пулемётный огонь. Одна из очередей отбила руку мраморной статуе императора Вильгельма, за которой укрылись бойцы. Могучий Берест швырнул ею в фашистов. Решив, что это граната, расчёт на мгновение прекратил стрельбу – этой секунды хватило, чтобы пересечь коридор.

«Взрывы снарядов разбили лестницы, поэтому нам, как в цирке, приходилось становиться друг другу на плечи, – позже вспоминал Берест. – Я снизу подсаживал сержантов, которые ростом были намного ниже меня. Так мы вылезли на крышу, прикрепили знамя, оно сразу же развернулось на ветру. Поскольку пробивались под обстрелом, полотнище оказалось прострелено в нескольких местах, а древко расколото пулей».

30 апреля в 21.50 Знамя Победы заколыхалось над зданием Рейхстага.

Жуков не захотел награждать политработника

Почему же Егоров и Кантария стали кавалерами Золотой Звезды и национальными героями, а о Бересте отчего-то забыли?

– О настоящих причинах можно только догадываться, – говорит его дочь Ирина. – Представление на отца было написано сразу после взятия Рейхстага. Однако есть версия, что бумагу завернул лично Жуков. Папа ведь был замполитом, а маршал, как известно, не любил политработников. Так это или нет, неизвестно, но то, что отца в штабах не любили – это факт: слишком прямой он был человек. Например, когда их отряд с боем взял в Берлине дом Гиммлера, отец нашёл в кабинете рейсхминистра коробку с дорогими часами. Когда-то они были изготовлены специально для немецких солдат, которые первыми войдут в Москву. И папа решил как сувенир раздать эти часы своим бойцам. Рядом оказался офицер то ли из штаба, то ли из СМЕРШа, он тоже потянулся за часами. Так отец не дал, сказал, что это только для тех, кто участвовал в штурме и проливал кровь. Позже он так же открыто возмутился, что картины из дома Гиммлера перешли в личное имущество одного военачальника. А языкастых у нас не любят. Правда, в 60-е годы была собрана комиссия, которой предстояло выяснить, кто и как на самом деле водружал флаг. Все подтвердили, что именно Алексей Берест командовал группой. Но Суслов, который возглавлял комиссию, распорядился ничего не менять. Да и смешно было ожидать, что власти решат делать героем человека с тюрьмой за плечами.

Тюрьма? Как это не неожиданно, но в биографии Алексея Береста есть и такая страничка. Демобилизовавшись из армии, он устроился работать заведующим отделом кинофикации в селе Покровском под Таганрогом. Однажды выяснилось, что кассирша клуба, где крутили фильмы, присваивала выручку за билеты – на неё завели уголовное дело. Следом взяли и Береста. На допросе следователь начал обвинять его: мол, воруешь, гад, народные деньги, а в войну, наверное, вообще немцам служил! Богатырь Берест взял энкавэдэшника за грудки и вместе с креслом выбросил в окно. Несмотря на то что в суде 17 свидетелей подтвердили непричастность Береста к растрате, его на 10 лет отправили в лагеря. Позже, правда, срок сократили вдвое, но клеймо зэка всё равно осталось.

С отметкой о судимости Берест сумел устроиться только подсобным рабочим на завод «Ростсельмаш». Вечером 3 ноября 1970 года он отправился забирать внука из детского сада. Дорога домой шла через станцию. На перроне толкалась локтями толпа. Кто-то случайно сшиб маленькую девочку – она упала на рельсы. В этот момент к станции подходила электричка. Берест прыгнул за ней, успел отбросить ребёнка в сторону, но спастись самому времени уже не осталось. Спустя несколько часов, весь раздавленный, так и не придя в сознание, он скончался. В связи с наличием судимости власти запретили хоронить Береста на центральном кладбище, где находятся могилы ветеранов, – место для его упокоения отвели на старом погосте, расположенном на окраине Ростова.

Украина претендует на останки героя

За 20 лет в Министерство обороны, правительство и Кремль от ветеранов и общественных организаций поступило более 300 таких обращений. Однако каждый раз приходил один ответ: за свой подвиг лейтенант Берест уже получил орден Красной Звезды, а потому повторное награждение не может быть произведено. На самом деле все эти отписки не более чем лукавая бюрократия – Егоров и Кантария также получили тогда ордена, звание Героя Советского Союза им были присвоено только в 1946 году. В результате в 2005 году вышел конфуз: Виктор Ющенко своим указом присвоил Алексею Бересту звание Героя Украины, а заодно предложил его родственникам перезахоронить прах «выдающегося украинца» на Холме Славы в Киеве, коль уж в России память о нём не в почёте. Но даже такой показательный афронт отечественные чиновники пропустили мимо ушей – очередные призывы удостоить наконец мёртвого героя заслуженным званием остались без ответа. В начале апреля стало известно, что российские ветераны направили Владимиру Путину обращение с просьбой в честь 70-летия Победы посмертно присвоить Бересту звание Героя России. Попало ли оно на стол к президенту или утонуло в недрах его администрации, пока остаётся неизвестным.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.04.2015 14:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх