// // Западные общественные организации: шпионы или агенты влияния?

Западные общественные организации: шпионы или агенты влияния?

343

Правозащитники в штатском

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Защита гражданских прав и свобод – дело, безусловно, полезное. Не случайно и президент Дмитрий Медведев, и премьер-министр Владимир Путин так часто говорят о важности правозащитной деятельности. В России уже несколько лет действует Общественная палата, куда входят наиболее уважаемые представители структур гражданского общества, а уж сколько сегодня у нас в стране правозащитных организаций, точно не знает никто. Впрочем, далеко не все структуры «гражданского сектора» действительно занимаются защитой попранных прав. Немало и таких, которые заняты совсем другой работой, сродни деятельности иностранного шпиона или агента влияния другой страны.

Защита гражданских прав и свобод – дело, безусловно, полезное. Не случайно и президент Дмитрий Медведев, и премьер-министр Владимир Путин так часто говорят о важности правозащитной деятельности. В России уже несколько лет действует Общественная палата, куда входят наиболее уважаемые представители структур гражданского общества, а уж сколько сегодня у нас в стране правозащитных организаций, точно не знает никто. Только в одной Москве подобных структур зарегистрировано 15 тысяч. В общем, попавшему в переплёт соотечественнику есть куда обратиться за помощью. Впрочем, далеко не все структуры «гражданского сектора» действительно занимаются защитой попранных прав. Немало и таких, которые заняты совсем другой работой, сродни деятельности иностранного шпиона или агента влияния другой страны.

В основном подобной деятельностью, имеющей немного общего с реальной защитой прав человека, занимаются российские филиалы западных сетевых структур, или так называемые партнёрские организации. Система работы такая: скажем, есть некая международная организация, заинтересованная в сборе той или иной информации. К примеру, Freedom House.

Организация особенно и не скрывает, что за ней стоит Госдепартамент США. Интересы этой структуры имеют мало общего с правозащитной тематикой, цель иная – собрать за границей некую информацию, которую впоследствии можно будет использовать для давления на ту или иную страну. Естественно, ни одно нормальное государство в мире не примет Freedom House с распростёртыми объятиями. Что делают «правозащитники»: собирают некую «мониторинговую группу», которую можно структурировать в партнёрскую организацию, но можно и не структурировать. Тогда не понадобится ничего официально регистрировать, а Freedom House при этом как бы и нет. А «мониторинговую группу» обозвать «волонтёрами», озабоченными защитой гражданских прав.

Следующий этап. Волонтёры начинают сбор информации. Ну, скажем, нужно доказать, что в стране идут гонения на независимую прессу. Волонтёр едет в командировку в глубинку. Известно, что конфликты между властью и прессой в регионах не в диковинку, при этом далеко не факт, что чиновник – зловредный душитель свободы слова, а некое издание, находящееся к нему «в контрах» и «мочащее» почём зря, – белая и пушистая жертва. В деталях разбираться необязательно, важно зафиксировать факт. У школьников есть такой метод решения задачек: подогнать под ответ.

Вот так и «подгоняется» информация. Несколько таких сообщений, и вот уже у Freedom House есть «рейтинг нарушений прав прессы». Можно издать бюллетень, собрать пресс-конференцию и на весь мир заявить: власти той или иной страны – сатрапы, душащие вольное слово. Всё, можно идти пилить гранты. Впрочем, далеко не всегда поднятый пар уходит в свисток: может так ухнуть, как в Тбилиси в 2003-м или в Киеве в 2004-м. Помните, сколь рьяно наскакивали западные ревнители демократии на Эдуарда Шеварднадзе и Леонида Кучму, выставляя, в общем-то, сереньких и безобидных руководителей упырями, питающимися кровью убитых журналистов.

По теме

«Рейтингов» и прочих весьма сомнительных как бы социологических исследований выходит масса. Замеряют и «уровень демократии», и «степень независимости прессы», и даже «влияние гендерного фактора на уровень политических прав и свобод». Помните, как у героя Ильфа и Петрова, продававшего астролябию: она, дескать, всё меряет, было бы что измерять. Впрочем, куда там погрешности действия астролябии до той «дельты», которую позволяют себе делать наши «независимые социологи».

Нужно, к примеру, накануне очередного заседания ПАСЕ сунуть нам обвинения якобы в недемократичности российской власти – рейтинг получается один, «ниже плинтуса». А если дело идёт к ежегодной выплате за членство в той же ПАСЕ, а платит Россия немало, можно и переиграть ситуацию, представив новый рейтинг того же самого. Ловкость рук, и никакого мошенничества. Но стоит нам внести свою финансовую лепту в существование парламентской ассамблеи – жди, что нас снова ткнут носом в новый рейтинг.

Об одной из таких организаций, подвизавшейся на составлении подобных рейтингов, хочется рассказать поподробнее. Структура под названием Freedom House в нашем повествовании появилась не случайно. На днях она опубликовала своё исследование «Страны на переходном этапе-2008» (Nations in Transit 2008), в котором оценивается «степень развития демократии» в странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве. Исследование определяет демократичность той или иной страны по ряду компонентов: это, в частности, законодательство, свобода СМИ, избирательные процессы, коррупция, судебная система, местное самоуправление.

С целью определения рейтинга Freedom House использует 7-балльную систему, в соответствии с которой 7 означает абсолютно несвободную страну, а 1 – полностью свободную. Получается, в общем-то, филькина грамота, но это не важно, на научность никто и не претендует. Главное, у Госдепартамента США есть возможность ткнуть пальцем в любую из упомянутых в исследовании стран.

Естественно, Можно было бы не обращать на всё это внимание, когда бы не два неприятных момента. Момент первый. Кандидат в президенты США Джон Маккейн, в случае избрания, делом своего президентства провозгласил ни много ни мало замену Организации Объединённых Наций новой структурой, в которую не попадут – ну, где там у нас постоянно нарушают права человека? – правильно: Россия и Китай, страны, обладающие в Совете Безопасности правом вето. Тяжело Америке с нами.

Вот Маккейн и признаётся: в ближайшем будущем нужно срочно накачать деньгами «правозащитников», чтобы те измазали Китай и Россию самыми чёрными красками. А что же дальше? И тут наступает второй момент. И Маккейн, и ряд других сенаторов, представляющих неоконсервативное крыло, неоднократно делились своими соображениями относительно «несправедливого», с их точки зрения, распределения природных ресурсов. Везде в мире ресурсы стремительно дорожают, а у России ну просто неприлично много территории для проживания 140 млн. человек. «Справедливо», по мнению Маккейна, поделить нашу Сибирь «по-братски», а заодно, ну, вот хотя бы и Дальний Восток. Означает это только одно: войну. Но объявлять войну вот так, за здорово живёшь – какой же ты после этого демократ? Нужен повод. Его не нужно долго искать: права человека в России постоянно нарушаются, народ бедствует в безмолвии с задушенными на корню «честными и объективными» СМИ, а группка душителей свободы, понимаешь, жирует. Народ нужно освободить.

А кто это делает лучше, чем американцы? «Освободили» же Афганистан с Ираком, на очереди Иран. И у Гаагского трибунала не будет лишних вопросов: ведь свободу-то душили, вот доказательства, о них заранее позаботились во Freedom House. Красиво задумано, ничего не скажешь: и вот Маккейн уже не потенциальный агрессор, а всего лишь озабоченный поддержкой демократии во всём мире гражданин.

Собственно, всё настолько ясно, что есть всего лишь один вопрос: почему структуры, занимающиеся обеспечением национальной безопасности, как-то не слишком явно реагируют на деятельность «правозащитников», контролируемых Госдепартаментом? Почему волонтёры Freedom House и целого ряда других подобных структур занимаются своей, мягко говоря, двусмысленной деятельностью, а кадровые сотрудники ЦРУ, такие как «правозащитница в штатском» Ирэна Ласота, возглавляющая Институт демократии в Восточной Европе, имеют возможность пересекать украино-российскую границу, несмотря на тот факт, что официально её в нашу страну уже несколько лет не пускают? Корреспондент «Нашей Версии» поинтересовался у источника в ФСБ, почему же мы смотрим на всё это сквозь пальцы. «Мы знаем обо всём, что творится у «правозащитников», но поделать ничего не можем. Нужна политическая воля. Впрочем, «зачистку» наиболее опасных «правозащитников с Запада» мы уже начали».

Тем не менее в заключение хочется ещё раз подчеркнуть: далеко не все организации, занимающиеся защитой гражданских прав и свобод, выполняют чей-то заказ. Подтверждением тому деятельность Общественной палаты, а также целого ряда профессиональных структур, от Союза журналистов России и Фонда защиты гласности до организаций, защищающих права потребителей, пенсионеров и автомобилистов. Гражданское общество в нашей стране переживает период становления, и, как водится, этим пока ещё вовсю пользуются любители половить рыбку в мутной воде.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.07.2008 11:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх