// // Энгельберт Хампердинк: Джими Хендрикс согласился играть у меня за занавесом

Энгельберт Хампердинк: Джими Хендрикс согласился играть у меня за занавесом

878
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

– Можно ли поговорить с мистером Дорси? – спросила я. – Вы не туда попали. Здесь нет таких, – с недоумением ответил голос из трубки. Трудно описать мои чувства в этот момент. И всё-таки я решила сделать вторую попытку. – А может, Энгельберт Хампердинк доступен для разговора? – Да, конечно. Сейчас приглашу. До того, как прославиться на весь мир, певец с труднопроизносимым именем Энгельберт Хампердинк назывался гораздо проще: Арнольд Джордж Дорси. С тех пор помимо имени в его жизни многое изменилось. Например, по мнению журнала Business Age, среди музыкантов его состояние находится на пятом месте после сэра Пола Маккартни, Элтона Джона и лидеров Rolling Stones. А имя… Как выяснилось, уже больше 40 лет о старом никто даже не вспоминает, все члены семьи и друзья зовут его Энгельберт. В этот момент певец подошёл к телефону и пообещал ответить на все мои вопросы. «Вы только задавайте их!» – приободрил он меня. И после этих слов мне оставалось лишь реагировать на ответы, как в пинг-понге.

– Можно ли поговорить с мистером Дорси? – спросила я.

– Вы не туда попали. Здесь нет таких, – с недоумением ответил голос из трубки. Трудно описать мои чувства в этот момент. И всё-таки я решила сделать вторую попытку.

– А может, Энгельберт Хампердинк доступен для разговора?

– Да, конечно. Сейчас приглашу.

До того, как прославиться на весь мир, певец с труднопроизносимым именем Энгельберт Хампердинк назывался гораздо проще: Арнольд Джордж Дорси. С тех пор помимо имени в его жизни многое изменилось. Например, по мнению журнала Business Age, среди музыкантов его состояние находится на пятом месте после сэра Пола Маккартни, Элтона Джона и лидеров Rolling Stones. А имя… Как выяснилось, уже больше 40 лет о старом никто даже не вспоминает, все члены семьи и друзья зовут его Энгельберт. В этот момент певец подошёл к телефону и пообещал ответить на все мои вопросы. «Вы только задавайте их!» – приободрил он меня. И после этих слов мне оставалось лишь реагировать на ответы, как в пинг-понге.

–Помните ли событие, после которого вы проснулись знаменитым?

– Ещё бы! Могу даже дату назвать. Это произошло в начале 1967 года, когда я записал свой первый хит – кавер-версию американской ритм-энд-блюзовой баллады Release Me. Тираж этого сингла в считанные дни превысил 2 млн экземпляров, а сама песня пять недель держалась на первом месте британского хит-парада! С тех пор мои песни стали достоянием всего мира.

– А вам – не как певцу, а как мужчине – доводилось кого-нибудь в жизни просить оставить вас в покое? (Cобственно, слово release в песне в этом значении.)

– Если и говорил, то только менеджерам, когда их назойливость превосходила все допустимые нормы. И всё. Кстати, это удивительная песня. Мой герой в Release me разлюбил героиню и просит отпустить его, но лирическая мелодия говорит о любви. Может, поэтому, несмотря на текст, песня часто и по сей день звучит на свадьбах. У меня тоже был знакомый, который ехал в машине и именно под звуки этой песни дозрел для предложения руки и сердца.

– Вы выбрали такой сложный псевдоним…

– Мне этот ход посоветовал мой продюсер Гордон Миллз. Он где-то отыскал имя немецкого композитора конца XIX века Энгельберта Гумпердинка, который написал всего лишь одну оперу – «Хансель и Гретель». Кстати, некоторые из моих друзей, услышав о таком названии, были очень удивлены и спрашивали меня: «Так ты и оперы пишешь?»

– Надо же, вы столько лет на сцене, а выглядите молодцом. Что до ваших шоу – а ваши концерты именно настоящие шоу с танцами, бэк-вокалистками, шутками и замечательными музыкантами – дадут фору молодым исполнителям. Открыли секрет вечной молодости?

По теме

– А вы сомневаетесь в этом? Главное – уважать своё тело и время от времени поддерживать его специальными упражнениями.

– И, видимо, придерживаться определённого стиля в питании?

– Иногда. Иногда я придерживаюсь, а иногда – нет. Это связано с моим внутренним состоянием.

– А спорт?

– О, конечно! Я очень спортивен. Я с удовольствием катаюсь как на горных, так и на водных лыжах, играю в большой теннис и гольф. И всё это я делаю с удовольствием.

– Вы начинали карьеру приблизительно в то же время, что и Элвис Пресли, и группа «Битлз». Но их уж нет, а вы продолжаете радовать миллионы меломанов вашими песнями. Что вы об этом думаете?

– Честно говоря, эти музыканты шли в моей музыкальной жизни под главными номерами. С Элвисом мы были дружны, иногда пели одни и те же песни, смотрели выступления в Лас-Вегасе.

– А насколько верно, что Элвис Пресли скопировал ваши бакенбарды?

– У меня мой имидж сформировался в 1965 году, а Элвис пришёл к своим бакенбардам в 1971 году. Разве я должен что-то ещё сказать, когда факты столь красноречивы?

– А «Битлз»?

– А какие могут быть отношения между музыкантами, если мои песни – никому не известного парня из Лестера – теснили их в хит-парадах? Конечно, хорошими. (Его дебютный сингл оттеснил Beatles с Penny Lane/Strawberry Fields Forever» на второе место. – Ред.)

– Вчера был день рождения ещё одного великолепного музыканта, гитариста-виртуоза, взорвавшего мир музыки изнутри. Я говорю о Джими Хендриксе. Мне кажется, что вы знавали его.

– Да, он был восхитительным музыкантом.

– Но тем не менее вы, пригласив его поиграть в своём концерте, спрятали за занавес. С чем был связан ваш поступок?

– Да, было такое однажды. Тогда заболел мой гитарист и Джими мне сказал: «Не волнуйся, парень. Я тебе подыграю». Я благодарно посмотрел на него, но нужно заметить, Джими выглядел... как бы получше сказать, слишком неформально. Поймав мой взгляд, он сказал: «Я могу и за занавесом поиграть». До сих пор помню, как он играл тогда! У меня было ощущение, что за мной играют три гитариста, так мощно звучала его гитара. И я очень жалею, что желание записать альбом с Джими так и останется навсегда мечтой.

– Вы родились в многодетной семье военного в индийском городе Мадрас. Какие отношения были между всеми членами семьи?

– Отношения были очень близкими и доверительными. У меня семь сестёр и два брата. Моей старшей сестре 91 год, другой – 90. Третьей – 88, затем идёт 85-летний брат, далее две сестр – 83-х и 79 лет и снова брат, которому 77 лет. Я самый младший в нашей семье из братьев. Моложе меня лишь сестра, которой сейчас 65 лет.

– А кого из детей ваши родители любили больше всех?

– Не поверите, но они любили всех своих детей. Мои родители были потрясающими. Благодаря им мы увидели мир. Мой папа был британский офицер, мама – музыкант, она играла на виолончели. Может, именно благодаря ей я и стал музыкантом. Но из всей семьи я единственный, кто посвятил себя шоу-бизнесу. Остальные реализовались в других областях. Но мы поддерживаем отношения и помогаем друг другу.

– В вашей семье тоже много по сегодняшнему времени детей. Вы их воспитываете так же, как вас воспитывали ваши родители?

– Конечно, я стараюсь быть похожим на своих родителей во всём, в том числе и в воспитании детей. Им пришлось довольно тяжело. Но сейчас они живут по всему миру. Дочь – в Нэшвилле, сын в Австралии, другой – в Лас-Вегасе, и ещё один в Лос-Анджелесе. И вновь никто из них так и не сделал шоу-бизнес своей профессией.

– А меня, признаться, удивил тот факт, что и вы не сразу определись с выбором профессии. Оказывается, вы служили в армии. Чем вам эти годы запомнились?

– Да, я служил в Британской армии. Эти годы научили меня уважать себя, сделали из меня настоящего мужчину, ведь все служащие обязаны быть дисциплинированными и чётко выполнять поставленные задачи. Так, прослужив два года в армии, я вернулся к обычной жизни совершенно другим человеком.

– А что именно вам во время службы в армии запомнилось больше всего?

– Была одна история, но я её не очень люблю рассказывать.

– Тогда мне понятно происхождение вашего хобби. Вы ведь собираете мотоциклы Harley-Davidson. Сколько их в вашей коллекции?

– Их четыре, и первый появился как раз во время службы в армии. Но теперь я собираю машины марки Rolls-Royce.

– В последнее время вас занимают кумиры нашего времени: Боно, Брайан Адамс? Или это лишь слухи и король романса не может знать культуру наших дней?

– Это не слухи. Я считаю Боно невероятно талантливым человеком. Как и Брайана Адамса. А ещё мне нравится Адель – молодая соул-певица из Англии. Я даже однажды планировал записаться вместе с одним молодым человеком по имени Деймон Албарн, но пока не получилось. Думаю, что у меня всё ещё впереди. Кстати, певец записывается на студии London’s Conehead Records, ставшей родным домом для таких артистов, как Джулиан Леннон и Питер Андре.

– Почему вы приезжаете в Россию и в страны СНГ так часто?

– Мне просто нравится бывать здесь. Москва вообще один из красивейших городов, который мне доводилось видеть в своей жизни.

– Чем порадуете ваших поклонников на этот раз?

– Не понимаю я жителей вашей страны. Они не говорят на моём языке, но они поют мои песни. Как это может быть, объясните мне!..

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 05.12.2011 16:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх