// // Всё, что вы хотели знать об алкогольной зависимости, но боялись спросить

Всё, что вы хотели знать об алкогольной зависимости, но боялись спросить

79

Градус счастья

Всё, что вы хотели знать об алкогольной зависимости, но боялись спросить
В разделе

Россия — страна пьющая. Только по версии Госкомстата, на душу населения приходится 9 литров чистого спирта в год. На первый взгляд это столько же, сколько в Испании и Франции. Но в официальной статистике не учтены самодельное вино и самогон. По оценкам экспертов, чтобы иметь представление о потреблении спиртного в России, официальный показатель надо удвоить. Получается в 2 раза больше, чем в странах с развитой культурой изготовления и употребления вина. Налицо и результат — 2% населения страны (2 миллиона 900 тысяч человек) имеют официальный диагноз алкоголизм. При этом к взрослым алкоголикам нельзя не прибавить подростков — 1,3% подросткового населения страны вовлечены в болезненное пьянство, то есть имеют прямую перспективу приобрести алкогольную зависимость. Впрочем, профессионалы считают, что больных раз в 10 больше. Почему так происходит, ответить вряд ли реально, зато можно выяснить, что это за болезнь — алкогольная зависимость, каковы её механизмы, как её распознать и можно ли от неё избавиться.

Во время опьянения у больного качественно меняется личность

Далеко не всякий злоупотребляющий алкоголем человек — алкоголик. И наоборот, многие алкоголики не прикасаются к алкоголю уже 5, 10, 15 лет. Можно нарисовать отчётливую границу между хобби и не хобби, то есть между злоупотреблением алкоголем с вредными последствиями и зависимостью.

Первый симптом алкогольной зависимоcти — симптом утраты количественного контроля, или контроля дозы. Он проявляется в нарастании влечения к алкоголю по мере его принятия. У немного выпившего здорового человека потребность в спиртном сокращается. То есть вторую рюмку хочется выпить меньше, чем первую, а третью — меньше, чем вторую. У зависимого всё наоборот. Вторую рюмку хочется выпить больше, чем первую, третью — больше, чем вторую, а четвёртую — больше, чем третью. В результате контроль над дозой утрачивается, и человек каждый раз напивается до выраженных состояний опьянения.

Второй признак — повышение толерантности. Иными словами, спиртного для опьянения требуется больше, чем раньше.

Третий — отсутствие так называемых механизмов шлюзов. То есть при принятии избыточных доз алкоголя здоровому человеку плохо, его тошнит и рвёт, как и при любом отравлении. У зависимых этот механизм отсутствует, и пить они могут до посинения. Когда спиртное заканчивается, их беспокоит лишь одно: где взять ещё.

Четвёртый — признак изменённой реактивности — имеет два последовательных проявления. Сначала во время опьянения (правильнее сказать, алкогольного эксцесса) у больного качественно меняется личность. Он может быть злобным, агрессивным либо сентиментальным, плаксивым, но в любом случае неприятным для окружающих. Профессионалы говорят, что злоупотребление алкоголем в рамках нормы становится проблемой самого человека, а злоупотребление в рамках алкоголизма становится проблемой окружающих.

«Наутро после» алкоголик ничего не помнит, словно рано лёг спать. Алкогольная амнезия и есть второе проявление признака изменённой реактивности.

Остаётся добавить, что в основе алкоголизма лежит развитие патологического влечения к спиртному. То есть по мере воздержания потребность принять спиртное у человека нарастает, пока не достигает критических параметров. Уже в самом начале воздержания от алкоголя пройти для зависимого мимо винного магазина — подвиг. К концу воздержания больной становится угрюм, раздражителен, подавлен. Близкие знают: скоро запьёт.

В основе формирования психической зависимости от алкоголя лежит хронический дефицит дофамина

Алкоголизм — заболевание прогрессирующее. Значит, за первой стадией последует вторая, а за второй — третья. Доктор Михаил Зобин называет возникновение похмельного абстинентного синдрома началом второй стадии алкогольной зависимости. Опыт показывает, что определить абстинентный синдром и отличить его от простого похмелья для большинства людей — проблема.

Конечно, здоровому человеку после злоупотребления алкоголем тоже плохо. Последствия алкогольной интоксикации выражаются в вялости, разбитости, сухости во рту, головной боли. При абстинентном синдроме характерны повышение артериального давления, учащение пульса, сильная тревога, объяснимый или необъяснимый страх, нарушения сна и признаки интоксикации одновременно. Иными словами, представьте, что вы больны тяжёлой формой гриппа плюс выраженная депрессия, связанная с утратой близкого человека, плюс страх за собственную жизнь.

По теме

Единственное стремление человека в состоянии абстиненции — принять алкоголь, чтобы снять тревогу и депрессию. Здоровый человек, напротив, какое-то время после злоупотребления и слышать об алкоголе не захочет.

Чтобы до конца понять принцип абстиненции, я попросил профессора Николая Иванца рассказать, как действует алкоголь на мозг человека и как развивается алкогольная болезнь. Рискну упростить услышанное, чтобы сделать объяснение чуть-чуть проще.

Нервная система любого человека содержит механизм положительного подкрепления. Когда вы преодолеваете преграды, достигаете цели, добиваетесь успеха, в кровь выбрасывается «немного счастья» в виде гормонов-нейромедиаторов. Гормоны улавливаются рецепторами, и «счастье» из крови переходит в сознание.

Алкоголь, так же как другие психоактивные вещества (наркотики, кофе, сигареты), стимулирует систему положительного подкрепления и заставляет нейромедиаторы счастья циркулировать просто так, ничего не подкрепляя и не отрицая. Процесс сопровождается приятными эмоциональными переживаниями.

Механизм положительного подкрепления включает в себя несколько химических циклов, но основной, стержневой системой служит обмен гормона дофамина. Итак, приём алкоголя приводит к интенсивному выбросу дофамина и положительным эмоциям.

Слишком частый приём алкоголя приводит к недостаточности дофамина — его используется больше, чем вырабатывается. В результате трезвость сопровождается спадом настроения, ощущением вялости, слабости, переживанием скуки, дискомфорта и депрессивными симптомами. Новый приём алкоголя нормализует состояние, но на всё более короткое время, что ведёт к стремлению вновь использовать алкоголь. Этот порочный круг лежит в основе формирования психической зависимости от алкоголя. Хотя сопровождается многими другими расстройствами нейрохимических процессов, функций мозга и поведения.

При длительном употреблении алкоголя (так же как и наркотиков) развивается хронический дефицит дофамина. Спасаясь, мозг усиливает производство дофамина и подавляет механизмы зачистки. Теперь при приёме алкоголя ускоренное высвобождение дофамина сопровождается его ускоренным производством. Формируется ускоренный оборот дофамина, как бы приспособленный к постоянному пьянству.

При попытке протрезветь у больного перекрывается выброс дофамина, но продолжается его ускоренный синтез. В результате в жидкостях и тканях (главным образом в мозге) накапливается избыточный дофамин, что определяет признаки абстинентного синдрома: высокую тревожность, напряжение, возбуждение, подъём артериального давления, ускорение пульса, нарушение сна, развитие психотических состояний. Снять абстинентный синдром легче всего новой порцией этанола. Эта закономерность и есть формирование физической зависимости от алкоголя.

Стоит заметить, что уровень дофамина в крови пропорционален тяжести абстинентного синдрома. Превышение исходных показателей в 2 раза соответствует пороговым негативным переживаниям; при превышении в 3 раза развивается острое психотическое состояние — алкогольный делирий (в том числе белая горячка).

От первого употребления алкоголя до третьей стадии алкоголизма проходит всего лет 8—10

Алкоголь потребляют почти все. Добрая половина человечества злоупотребляет им время от времени. Почему же алкоголиками становятся только некоторые? И почему заболевание развивается и протекает с разной скоростью у разных людей? Профессор Иванец, опираясь на свои многолетние наблюдения, отвечает на вопрос вполне определённо:

— В современной психиатрии человечество разделяют на 3 части по типу характера и темперамента. Людей активных, психически мощных, устойчивых к внешним воздействиям, относят к группе стенических характеров. При обычном употреблении алкоголя болезнь у них не формируется, при злоупотреблении — формируется крайне медленно. Медленно и прогрессирует.

Людей ранимых, обидчивых, сомневающихся объединяют в группу астенических характеров. У них зависимость формируется быстро и прогрессирует тоже быстро.

По теме

Людей группы истерических характеров можно отличить по демонстративному театральному поведению, заметному расхождению желаемого и действительного, привычке к позёрству и кривлянию. В контексте классического определения это люди, желающие казаться больше, чем есть. Алкогольную болезнь они приобретают сразу же, и прогрессирует она у них реактивно. Если истерик начинает пить, у него сразу всё очень плохо — и в семье, и на производстве. Сразу начинаются грубые нарушения поведения и формируется зависимость. Так что от первого употребления алкоголя до третьей стадии алкоголизма, до потери ситуационного контроля и человеческого лица проходит всего лет 8—10. Кстати, зависимость интенсивности употребления психоактивного вещества от характера формально, на животных, была доказана ещё в 1950-х годах опытами американского психиатра Олдса. Подопытным в мозг, в область скопления дофаминовых рецепторов, вживляли электроды, а под лапу приспосабливали педаль. Нажимает животное педаль — получает удовольствие. Так вот, разные животные одного вида с разной частотой нажимали на педаль удовольствия: одни — раз в полчаса, другие вообще с педали не слезали.

Существуют и другие причины, повышающие риск человека приобрести зависимость от алкоголя. Михаил Зобин называет 4 основных: генетический фактор, социальный фактор, фенотипическая зависимость и реактивный фактор.

Социальный фактор — это привычка частого употребления спиртных напитков в среде. Реактивный — попытка преодолеть стресс, депрессию или тяжёлую утрату с помощью алкоголя. Фенотипической зависимостью называют увеличение риска привыкания к алкоголю после органических поражений головного мозга. О генетическом факторе стоит рассказать подробнее.

Формально алкоголизм не наследственная болезнь, поскольку если человек никогда не пробовал алкоголь, то и алкоголиком не станет. Но генетическая отягощённость делает алкоголизм гораздо более вероятным и тяжело протекающим заболеванием. При этом риск увеличивается, если алкоголизмом страдал не один родственник, а 2, 3 и т.д.

Для врачей много значат исследования близнецов. Они показывают, что в случае однояйцевых двойняшек риск второго стать алкоголиком вслед за первым — 70%; в случае двуяйцевых — 40%.

Поучительную историю рассказал по случаю профессор Иванец:

— Во время совместного обеда российских и американских наркологов один из западных врачей отказался от спиртного. Его спросили — почему? «Один из моих родственников был алкоголиком — ответил тот. — Поэтому я нахожусь в группе риска. Если начну пить, то могу тоже стать алкоголиком».

Даже полный отказ от алкоголя врачи называют не выздоровлением, а ремиссией

Вылечить алкоголизм в прямом смысле слова невозможно. То есть больной алкоголизмом уже никогда не сможет употреблять алкоголь нормированно, как нормальный, здоровый человек. Возможно, потому, что на сегодняшний день учёным не известен генетический механизм зависимости и не известны некоторые тонкости нейрохимических процессов при алкоголизме.

У алкоголика есть 2 выхода: либо пить до упора, до руин личности, инвалидности или даже смерти, либо избавиться от алкоголя совсем. При этом полный отказ от алкоголя врачи называют не выздоровлением, а ремиссией. Потому что при попытке через 10, 20 лет возобновить нормированный приём эксперимент заканчивается теми же самыми проблемами.

Самостоятельно отказаться от спиртного в условиях физической зависимости трудно, более того, практически невозможно. Поэтому и существует большой спрос на услуги наркологов. Есть и соответствующее предложение услуг наркологов, среди которых немалая часть, извините, пройдохи. Как же выбрать врача? Если ответить коротко — трудно выбрать.

На Западе, чтобы стать частнопрактикующим наркологом, надо учиться и работать 20 лет. У нас диплом выдают после 3-месячных курсов, и он ничего не значит. Поэтому надо быть аккуратным и помнить: первое, что делает мошенник, это обещает заведомо невозможное. В данном случае 100-процентную гарантию избавления от алкоголизма. Важно знать, что не существует методов, дающих даже 80-процентную гарантию: алкоголизм лечится трудно.

По теме

Нет и универсальных методик лечения алкоголизма. Каждый отдельный метод не плох и не хорош сам по себе. Выбор метода должен быть основан на исследовании личности конкретного больного. Только после этого врач может предложить подходящее лечение. Одному человеку может помочь одна методика, другому — иная. Обычно выделяют 3 группы методов борьбы с алкоголизмом: биологически ориентированное воздействие (нейролептики, антидепрессанты, нейропептиды, блокаторы, транквилизаторы, стабилизирующие средства, рефлексотерапия и пр.), психотерапевтически ориентированное воздействие (суггестивные, поведенческие, групповые, игровые методы, экзистенциальная или гештальттерапия) и социально ориентированное воздействие (в том числе Ассоциация анонимных алкоголиков, общество «Аланон», семейная терапия, социальная интервенция и др.).

Хорошо, если в клинике есть психолог, психотерапевт, терапевт, анестезиолог и врачи-интернисты, но только психиатр-нарколог может координировать лечение и возглавлять клинику. Только психиатр-нарколог может понять слабые места и дефекты личности, увидеть картину болезни, суммировать факторы риска, назначить правильные лекарства и выбрать наиболее эффективную методику лечения.

— Я видел рекламное объявление, — делится Михаил Зобин. — Обещают излечить алкоголизм тибетским методом. Учитывая, что в Тибете никакого алкоголизма нет, интересно, что это за метод?

— Успешность лечения складывается из 3 пунктов, — считает профессор Иванец. — Есть ли у больного мотив (устойчивое желание) вылечиться, кто его будет лечить и в каких условиях будет проходить лечение. Если все 3 пункта решены на «хорошо» и «отлично» — с лечением алкоголизма проблем не будет. На практике основная проблема в самом больном — люди имеют все симптомы зависимости, но не признают себя алкоголиками. Приходят лечиться по принуждению, «волей пославшей мя жены», а после лечения, выполнив, так сказать, долг, бегут в магазин.

В любом случае, прежде чем платить деньги, поговорите с лечащим врачом. Взаимопонимание между врачом и пациентом в наркологии может иметь решающее значение. Пусть доктор изложит вам свои соображения о причине вашей зависимости и предполагаемых методах её лечения. Врач как минимум должен внушать доверие пациенту. Если его нет, лучше поискать другого нарколога.

В итоге получается, что единственный верный способ найти добросовестного квалифицированного врача — «сарафанное радио». Если кто-то лечился, ему помогло, понравилось, ремиссия долгая и надёжная, то и информация о таких местах распространяется быстро. Напротив, агрессивная реклама с гарантией 100-процентного излечения — повод обойти клинику стороной.

Разобраться в проблемах алкогольной зависимости нам помогали:

главный нарколог Минздравсоцразвития РФ Николай Николаевич ИВАНЕЦ — профессор, член-корреспондент РАМН, директор ННЦ наркологии Минздравсоцразвития РФ, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова; главный врач одной из московских частных клиник, Михаил Леонидович ЗОБИН.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх