// // Всей правды о захвате и об освобождении школы мы не знаем до сих пор

Всей правды о захвате и об освобождении школы мы не знаем до сих пор

929

Белые пятна бесланской трагедии

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Минуло 10 лет со дня захвата заложников в школе № 1 североосетинского города Беслана. За эти годы кто только не брался раскрыть все тайны теракта, кто только не проводил расследования, но никто так и не дал внятных ответов на целый ряд, казалось бы, простых вопросов. Кто организовал банду? Куда пропали несколько её участников после штурма школы, в частности так никем и не опознанный «человек со шрамом»? Почему террористами мы привычно считаем чеченцев, но мстить за своих погибших осетины намеревались ингушам? И правда ли, что оружие было спрятано в школе, – как известно, показания очевидцев на сей счёт диаметрально разошлись?

Принято считать, что из 32 террористов, участвовавших в захвате школы, выжил только один – Нурпаша Кулаев, отбывающий ныне пожизненное заключение. На поверку же это один из расхожих бесланских мифов. Среди погибших, к примеру, не оказалось заметного «террориста с большим шрамом на шее», о котором заложники (в частности, Фатима Аликова и Агунда Ватаева) упоминали в своих показаниях. «Там стоял боевик со шрамом, которого я потом не видела среди убитых боевиков. Этот боевик нас загонял, стрелял под ноги, кричал, чтобы в окна залезали». Почему-то считалось, что человек со шрамом – это Усман Аушев, убитый в ходе спецоперации. Но заложники клялись, что Аушев и «тот, со шрамом» – два разных человека. Загадку, казалось, раскрыли четыре года назад. Пресловутым боевиком со шрамом оказался некто Али Тазиев, он же Евлоев, он же печально известный неуловимый Магас, которого несколько раз «убивали» в ходе антитеррористических операций на Северном Кавказе.

В федеральный розыск преступника объявили ещё в сентябре 2004-го, но поймать его удалось лишь шесть лет спустя в ходе спецоперации в Ингушетии, где террорист проживал под фамилией Горбаков с 2007 года. И вот с момента поимки Тазиева прошло четыре года, а два года назад его дело передали в суд. В октябре 2013 года Магаса приговорили к пожизненному заключению. Но вопросов становится ещё больше. Опознали его бывшие заложники или нет? Что Тазиев поведал правоохранителям о бесланском теракте?

Будущих террористов вербовали в тюрьмах

А вот ещё одна загадка. Известно, что лидером группировки, захватившей школу, был некто Руслан Хучбаров по кличке Полковник. В материалах расследований – и официальных, и прочих – неоднократно упоминается такой человек. Именно он, как утверждается, находил в тюрьмах (что уже само по себе замечательно, согласитесь!) необходимый для участия в террористическом акте контингент и помогал отобранным выйти на свободу. Разумеется, нелегально. Опустим пока возникший у читателя немой вопрос: а как же Полковнику удавалось проникать в тюрьмы, да ещё и вести в них селекцию? Ведь установлено, что как минимум трое бандитов на момент теракта числились сидящими за решёткой (Ханпаша Кулаев, Майрбек Шебиханов и Владимир Ходов). Более того, как писала газета «Время новостей», в чеченском ОМОНе «до последних дней были абсолютно уверены, что Ханпаша Кулаев находится в тюрьме. Так вот непонятно: либо Ханпаша был отпущен следователями ФСБ за недоказанностью, либо Ханпаша (живой или мёртвый) попал в школу уже после штурма». За недоказанностью Кулаева точно не выпускали. В свою очередь, Майрбек Шебиханов, чей труп также якобы был найден в школе, числился сидящим за решёткой с осени 2003 года – его арестовали спецслужбы Ингушетии вместе с другим боевиком, Рустамом Ганиевым. Ганиева судили за организацию серии терактов с участием шахидок, а Шебиханов по каким-то причинам оказался на свободе. Вероятно, усилиями того самого Полковника. Что же это за Полковник такой всемогущий?

Вот что поведал в сентябре 2004 года корреспонденту агентства «Чеченпресс» бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко, сбежавший в Лондон вслед за своим покровителем Борисом Березовским и там же скончавшийся при странных обстоятельствах: «Чем можно объяснить тот факт, что люди, ранее сидевшие в тюрьмах, вдруг оказались на свободе, после чего одной командой спланировали и провели террористическую акцию? У чеченца, арестованного за терроризм и участие в бандформировании, нет других путей на волю, как только через побег или вербовку». Значит, вербовка? Побегов-то никаких не было. Получается, террористов завербовал тот самый Полковник? Литвиненко назвал Полковника по имени – Максим Лозовский. И вот тут-то и начинаются неувязки. Полковник – Максим Лозовский и Полковник – Руслан Хучбаров – это один и тот же человек или два совершенно разных персонажа, носивших одно прозвище? Поверьте, это лишь кажется, что вопрос простой, – попробуйте-ка найти на него ответ. Официально Хучбаров был убит во время штурма школы, и о Лозовском с тех же самых пор нет ни слуху ни духу.

По теме

Лидер чеченского подполья отмежевался от трагедии

Немалые споры вызывает и то, кого в конечном счёте считать заказчиком теракта в Беслане. Судите сами: если правда то, что им был Шамиль Басаев, а именно на этом настаивает официальная версия, то почему он публично взял на себя ответственность за теракт лишь 17 сентября? К чему ему было тянуть две недели? Ведь всем известно, что Басаев никогда с признаниями не затягивал, возможно, в силу какой-то глупой бравады или по иным причинам – не суть важно. А вот ещё примечательный факт: в день признания Басаева его непосредственный начальник Аслан Масхадов сделал собственное заявление на том же интернет-ресурсе, что и его подчинённый. Напрочь отринув свою причастность к теракту, Масхадов назвал его «кощунством», которому «нет оправдания». Странно, не так ли? Можно только гадать, почему один именитый террорист полностью отмежевался от бесланской трагедии, а другой признал своё участие в ней, но не сразу. Чётких ответов как не было, так и нет.

Точно так же нет и однозначного ответа на вопрос: откуда у террористов взялось столько оружия? По официальной версии, его спрятали заранее на территории школы во время ремонта, проходившего летом. Но вот незадача – заложники, лично вскрывавшие пол, на суде по делу Кулаева в один голос уверяли, что никакого оружия они там не видели. И вообще, полы вскрывали лишь потому, что террористы-де опасались подкопа, поэтому и заставляли заложников пробивать половицы в «возможных точках проникновения спецназа». Отсюда и проломы в спортзале и библиотеке. Летний ремонт проводили два человека – учитель труда Александр Михайлов и завхоз Светлана Баликоева. Иногда на подмогу, если работа была слишком тяжёлой, они приводили своих родственников. Но других посторонних, которые чисто теоретически могли бы припрятать оружие, в школе никто не видел. Официальная версия, как видите, рассыпается сразу, но другую никто и не думает выдвигать.

Бесланский теракт мог привести к войне осетин с ингушами

Вот ещё один расхожий миф о бесланских террористах – мол, все они были чеченцами. Так, во всяком случае, подавали происшествие в прессе – «чеченские террористы Басаева» и т.п. И вот на фоне таких сообщений правоохранители Ингушетии получают оперативную информацию о том, что на 40-й день трагедии, 13 октября, осетины готовят в ингушских посёлках грандиозные погромы. Бить никого не будут – будут убивать. Казалось бы, при чём здесь ингуши? И почему силовики взяли под усиленную охрану осетино-ингушскую границу ещё 1 сентября? Всё дело в том, что из 32 боевиков чеченцев была примерно треть (то ли 10, то ли 14 человек).

И ещё треть – ингуши. У осетин с ингушами десятилетиями тлеет приграничный территориальный конфликт. Если бы 13 октября 2004 года начались погромы, они вполне могли бы перерасти в гражданскую войну на юге России. Вот потому-то и не было первое время официальных утечек о том, что руководили террористами именно ингуши, а не чеченцы. В итоге спорадических столкновений на национальной почве избежать не удалось, но широкомасштабного межнационального конфликта теракт всё же не вызвал.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.09.2014 14:32
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх