// // Военные не смогут помочь при возникновении масштабных чрезвычайных ситуаций

Военные не смогут помочь при возникновении масштабных чрезвычайных ситуаций

575

Армия неспасения

Солдаты прежде участвовали в уборке урожая и других гражданских работах
Фото: ИТАР-ТАСС
Солдаты прежде участвовали в уборке урожая и других гражданских работах Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В начале декабря правительство предложило активнее подключать армию в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Причиной этого заявления стала ситуация, сложившаяся в начале зимы на федеральной трассе М10 (Москва – Санкт-Петербург). На одной из ключевых магистралей страны на несколько суток было парализовано движение в результате мощного снегопада и беспомощности дорожных служб. Вице-премьер ссылался на мировую практику, отмечая, что во многих странах, в том числе и европейских, где хорошо развита дорожная инфраструктура, в подобных ситуациях всё равно обращаются за помощью к войскам. По его мнению, снег могли бы убирать инженерные войска, поскольку у них есть для этого специальная техника.

Сразу после предложения правительства с похожей инициативой выступила Федерация автовладельцев России. Доведённые до отчаяния ситуацией на дорогах, столичные автомобилисты попросили привлечь к уборке снега в Москве военных. Готовность помочь в уборке города, в том числе и с использованием специальной техники, проявили внутренние войска, но московские власти отказались, заявив, что у них и так много городских служб и они справятся без посторонней помощи.

Предложение правительства неоригинально, в СССР под лозунгом «Народ и армия едины!» военные регулярно привлекались к борьбе с природной стихией и последствиями техногенных катастроф. Больше всего военнослужащих использовали при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. На ликвидацию радиоактивного загрязнения было брошено около 380 тыс. военнослужащих. Почти в полном составе в зоне аварии работали военнослужащие 25-й и 26-й бригад химической защиты Киевского военного округа, инженерно-дорожный мостовой полк и трубопроводный батальон. В район аварии направляли как кадровых военнослужащих, так и резервистов. Для ликвидации последствий аварии было дополнительно развёрнуто шесть военно-строительных отрядов, основу которых составляли военнослужащие, призванные на военные сборы из запаса и направленные в Чернобыль на один-два месяца.

Очевидцы отмечают, что военных не жалели, как во время войны. Солдаты и офицеры работали в зоне заражения без средств защиты, разгребали радиоактивные завалы практически голыми руками. Не меньшей опасности подвергались военные лётчики, им приходилось работать в самом эпицентре аварии, непосредственно над повреждённым реактором. Кроме того, сроки нахождения военнослужащих в Чернобыле превышали все разумные пределы, часто более шести месяцев, что впоследствии сильно отразилось на их здоровье.

Последствия случившегося спустя два года землетрясения в Армении также ликвидировали военные. В регион было переброшено свыше 20 тыс. солдат и офицеров, на расчистке завалов использовалось более 3 тыс. единиц военной техники. Более 300 самолётов военно-транспортной авиации было задействовано на доставке грузов в район землетрясения. Было развёрнуто 50 тыс. палаток, 200 полевых кухонь и 2 передвижных хлебозавода. Военные медики организовали работу мобильных госпиталей в Ереване, Ленинакане, Кировакане, населению оказывали помощь 25 бригад военных медиков, в которые вошли около 200 военных врачей.

Армия взяла на себя обеспечение людей в пострадавших районах водой. К примеру, была проведена полевая магистраль для подачи воды в Спитак мощностью 2,4 тыс. кубических метров воды в сутки. Также военные помогали справиться с ещё одной проблемой – мародёрами.

С развалом Советского Союза армейские части всё чаще использовались как для ликвидации чрезвычайных ситуаций, так и для решения совершенно несвойственных им функций: например, уборка улиц, работа воинских подразделений на уборке хлеба и картофеля. Именно в это время в ходу был анекдот, в котором с сарказмом рассказывается, что в армии практически нет боевой подготовки, зато здесь научат собирать картошку и разгребать снег. Так что если враг нападёт, то российские военные смогут его накормить и расчистить дорогу. Смех смехом, но в скором времени эта безвозмездная помощь переросла в повсеместное использование солдат в качестве дешёвой рабочей силы. Именно тогда заговорили о случаях, когда солдаты строят дачи для генералов, сдаются командирами в аренду предпринимателям. Ситуация была настолько сложной, что в 2005 году в силу вступил закон, запрещающий использование труда военнослужащих в областях, не связанных с прохождением военной службы.

По теме

Наверное, самым ярым противником нецелевого использования военнослужащих был предыдущий министр обороны Анатолий Сердюков. В период его руководства военным ведомством известны случаи, когда при обращении с просьбой оказать помощь ставились вопросы, кто будет компенсировать расходы, к примеру, за ГСМ и за амортизацию техники.

Однако в особых случаях и Сердюкову приходилось идти на уступки, правда, масштабы помощи были гораздо меньше. К примеру, в декабре 2009 года на помощь водителям и пассажирам застрявшего транспорта в Ростовской области на трассе М4 «Дон» были направлены военнослужащие Северо-Кавказского военного округа. Дорожники этого южного региона оказались не готовы к мощному снегопаду, поскольку у них не было необходимого количества снегоуборочной техники. Поэтому в спасательной операции было задействовано шесть военных тягачей, которые растаскивали автомобили, также военные машины использовались для подвоза продовольствия, а военные бензовозы доставляли горючее для застрявших в снегу машин.

В августе 2010 года в пожароопасные районы Центрального региона России были направлены более 10 тыс. военнослужащих и тысяча единиц техники. Для тушения пожаров в Московской и Нижегородской областях привлекались трубопроводные батальоны, которые проложили 100 километров магистрального трубопровода.

В том же году ВВС РФ принимали участие в ликвидации ледовых заторов на реках Сибири и Дальнего Востока. Бомбовые удары по скоплению льда наносили полтора десятка самолётов и вертолётов, включая фронтовые бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25 и вертолёты Ми-8. Бомбили Обь, Томь, Ангару, Енисей, Селенгу, Онон, Ингоду, Лену и Амур.

На фоне этой почти идиллии выделяется грандиозный скандал, который разгорелся в конце 2010 года в Татарстане. Незадолго до новогодних праздников было объявлено, что с 27 декабря запланированы 10-дневные учебные сборы 600 военнослужащих запаса. При этом резервистам предлагалось не восстанавливать боевые навыки, а, по словам военного комиссара республики Сергея Погодина, заниматься «ликвидацией ЧС и обеспечением пожарной безопасности». Шестистам мужикам, поднятым из-за праздничного стола, предстояло с лопатами в руках очищать дороги от снега, а также обеспечивать бесперебойное движение поездов на Горьковской железной дороге. Волна возмущения заставила военных отказаться от планов мобилизации. Не исключено, особенно в свете последних коррупционных скандалов в министерстве, что кто-то хотел заработать на практически бесплатном труде резервистов.

Тем не менее летом этого года военные бескорыстно помогали при ликвидации последствий наводнения в Крымске. В пострадавший город были направлены около 5500 военнослужащих и более 400 единиц автомобильной и специальной техники Южного военного округа и Воздушно-десантных войск. Военная автомобильная техника использовалась для доставки в Крымск оборудования для пяти палаточных лагерей. Также солдаты вручную разбирали завалы, помогали расчищать домовладения местных жителей, ремонтировали разрушенные коммуникации.

Так что и сегодня военные довольно часто приходят на помощь гражданскому населению, но, по мнению экспертов, вопрос о более активном привлечении военных к спасательным работам в случае ЧС сегодня возник не случайно. Многие связывают это с личностью нового министра обороны Сергея Шойгу, который, как известно, долгое время руководил Министерством по чрезвычайным ситуациям, и его имя до сих пор крепко ассоциируется с этим ведомством.

Однако руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок рассказал «Нашей Версии», что использование Вооружённых сил при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в тех же масштабах, как это было во времена Советского Союза, сейчас вряд ли возможно. «После сокращения инженерных частей сегодня практически не осталось ни личного состава, ни техники, которую можно отвлекать на помощь гражданскому населению, так что в большинстве случаев, даже если военные захотят помочь, не смогут это сделать. Максимум, на что сегодня способны военные, – это решать локальные задачи, например расчищать небольшие площади снежных завалов в труднодоступных районах Дальнего Востока и Сибири, но этим они занимаются и сегодня без подсказок сверху», – подытожил наш собеседник.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.12.2012 15:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх