// // Что достанется министру обороны Шойгу в наследство от Сердюкова

Что достанется министру обороны Шойгу в наследство от Сердюкова

366

Пост сдал

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На прошлой неделе произошло событие, которого военные ждали более пяти лет: состоялась отставка первого гражданского министра обороны Анатолия Сердюкова. Несмотря на то что он, мягко говоря, не пользовался особым авторитетом в армии, для многих его увольнение всё же стало неожиданностью. «Наша Версия» подвела итоги деятельности экс-министра.

Напомним, что в октябре 2008 года, спустя полтора года после назначения Сердюкова на пост министра обороны, было официально заявлено о начале реформы Вооружённых сил. Основными её задачами стали полная перекройка структуры армии, существенное сокращение численности офицерских должностей, ликвидация института прапорщиков и мичманов, реформа системы военного образования, гуманизация условий службы призывников. Однако на протяжении всех пяти лет на посту министра обороны деятельность Сердюкова вызывала массу противоречивых оценок со стороны экспертов и военных.

В первую очередь говорили о непоследовательности и больших перекосах в кадровой политике. Вызывают сомнения и однобокий коммерческий подход к вопросам, непосредственно затрагивающим безопасность и обороноспособность страны, и попытки полной коммерциализации Вооружённых сил.

Ему вменяли в вину неуважительное отношение к остову армии – офицерскому корпусу, сокращение которого почти на 200 тыс. человек видится радикальным и жёстким. Не каждый, даже самый большой, начальник решится так запросто, как пешками на шахматной доске, распоряжаться судьбами людей. Сердюков без тени сомнения увольнял сотни тысяч человек, а затем, через пару месяцев, принимал совершенно противоположное решение, к примеру требовал вернуть в строй 70 тыс. офицеров для укомплектования создаваемых войск Воздушно-космической обороны.

Пожалуй, главное изменение, которое произошло за годы реформ, коснулось принципов комплектования армии. По сути, сегодня российские Вооружённые силы распрощались с мобилизационной формой комплектования войск, проще говоря, отказались от содержания дорогостоящего, но, возможно, необходимого резерва на случай войны. Напомним, что эти перемены были вызваны изменениями во взглядах на возможную будущую войну. При Сердюкове Генштаб неожиданно решил, что Россия будет участвовать только в локальных конфликтах, где важен не мобилизационный потенциал, а способность быстро и эффективно нейтрализовать угрозу. Сейчас считается, что практически все соединения находятся в постоянной готовности и должны вступить в бой без доукомплектования в считанные часы. Всё это по большому счёту непроверенная теория, как и то, что, по заявлению стратегов Сердюкова, в случае возникновения крупномасштабной войны, чтобы отбиться, хватит только ракетно-ядерных сил, подкреплённых мощной ПВО и современным флотом.

В связи с этим была также пересмотрена структура Вооружённых сил, идеей фикс стало кардинальное сокращение управленческих структур, и хотя они уже урезаны более чем в два раза, в этом деле ещё не поставлена точка. На сегодняшний день чётко определились лишь в одном: шесть военных округов были преобразованы в четыре оперативно-стратегических командования. Это принципиально новая для Российской армии структура должна координировать руководство межвидовыми силами, а её принципиальное отличие от старых военных округов в том, что под общее командование сведены все рода и виды войск, кроме РВСН.

В ходе реформирования самые глубокие изменения затронули Сухопутные войска, которые отказались от привычной дивизионной структуры и переформировались в сотню общевойсковых и специальных бригад. Большинство соединений получили статус постоянной готовности.

По теме

Существенным изменениям подверглась и авиация. Полки и дивизии ВВС были сведены в новые формирования – авиабазы, насчитывающие от нескольких десятков до ста и более боевых машин разных классов. Положительный момент, что теперь не нужно тратиться на содержание сотен аэродромов, главный недостаток – вся авиационная техника собрана в одном месте и во время боевых действий может быть уничтожена одним ракетным или авиаударом.

На базе войск Оперативно-стратегического командования Воздушно-космической обороны и Космических войск был сформирован новый вид воздушно-космической обороны. Но для выполнения поставленных перед ВКО задач пока нет ни кадров, ни вооружения.

Кроме перевода Главного штаба ВМФ из Москвы в Санкт-Петербург и сокращения штабов, флот болезненных изменений не претерпел. Причина в том, что морская составляющая армии напрямую зависит от кораблей, принятие на вооружение которых является пока отдалённой перспективой. Реформа прошла мимо Воздушно-десантных войск. И в том числе по этой причине они остаются одной из самых боеготовых составляющих Российской армии.

РВСН, которые сегодня остаются, пожалуй, единственным веским аргументом в случае войны, структурные изменения почти не коснулись. Это характерный признак, говорящий о том, что даже в руководстве Минобороны не были уверены, что масштабное реформирование армии принесёт положительный эффект.

Команда Сердюкова ставит себе в заслугу и возросшую интенсивность боевой подготовки войск. Количество учений, выходов в море, налёта пилотов действительно увеличилось в разы, но это стало возможным из-за того, что военный бюджет вырос более чем в четыре раза. Также средства на обучение войск удалось сэкономить и за счёт массового сокращения воинских частей. Стало заметно, что выросло число походов боевых кораблей, Россия, используя старый советский способ, обозначает своё присутствие в стратегически важных для неё районах Мирового океана.

Начались регулярные закупки нового вооружения, процент современной техники в войсках увеличивается впервые за время существования Российской армии. С 2008 года только Военно-воздушные силы получили около 150 новых самолётов и вертолётов, это на несколько порядков больше, чем в предыдущие годы. В 2010 году была утверждена новая госпрограмма вооружений до 2020 года стоимостью около 20 трлн рублей. Причём впервые в советской и постсоветской истории армия получила возможность закупать иностранное вооружение.

Однако и здесь есть перегибы – задержки в размещении государственного оборонного заказа, демонстративный отказ закупать отечественное вооружение в пользу иностранных аналогов. Минобороны, по сути, вступило в торговую войну с собственной оборонкой. Чиновники стремились дискредитировать российскую военную промышленность, таким способом добиться снижения цен или получить право закупать оружие за рубежом.

В процессе решения пока находится ещё одна из задач военной реформы – сделать срочную службу привлекательной. Избавиться от главной проблемы призывной армии – дедовщины – так и не удалось, от призыва скрываются несколько сотен тысяч человек. Тем не менее условия службы меняются – солдат практически освободили от несвойственных им функций, возложив хозяйственное обслуживание армии на коммерческие структуры. Для внедрения аутсорсинга было создано ОАО «Оборонсервис», куда были переданы все непрофильные активы Минобороны стоимостью более 200 млрд рублей.

На время руководства Сердюковым пришёлся рост денежного довольствия военнослужащих. Обещанные 50 тыс. рублей среднестатистический лейтенант так и не получает, но вплотную приблизился к этому рубежу. Правда, по оценкам экспертов, во многом повышение произошло за счёт сокращения льгот для военнослужащих и в ближайшие годы может быть съедено инфляцией.

Минобороны избавляется от большинства военных городков (из 7,5 тыс. на балансе ведомства осталось около 200), на содержание которых уходила львиная доля бюджета. В то же время, несмотря на астрономические суммы, выделяемые на решение жилищной проблемы, бесквартирными остаются несколько десятков тысяч офицеров. Сроки обеспечения жильём отодвигаются уже четвёртый год подряд.

Сегодня российские Вооружённые силы напоминают разлаженный механизм, где покопался неумелый, но решительный мастер, который чинил и менял в нём различные шестерёнки практически наугад. Пока неизвестно, сможет ли заработать сложенное им по-новому устройство лучше, но очевидно, что возврата к прежней армии уже не будет.

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин рассказал «Нашей Версии», что новому министру предстоит решать все те задачи, которые стояли перед Минобороны в последние годы. «Вооружённые силы нуждаются в дальнейшем реформировании, начатое Сердюковым ещё не завершено. В каком направлении продолжится движение, пока непонятно. Очевидно только одно: назначение Сергея Шойгу – вынужденное и скоропалительное решение. Вероятно, новый министр ещё сам точно не знает, как и какими силами он будет руководить военным ведомством», – подытожил наш собеседник.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2012 12:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх