// // Владимир Шахрин: Я больше не пою подзаборных песен

Владимир Шахрин: Я больше не пою подзаборных песен

1946
lori.ru
lori.ru
В разделе

22 июня лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин отмечает свой 50-й день рождения. По его собственному признанию, ему очень хотелось «замылить» юбилей. Но, разумеется, полностью этот план реализовать не удалось. «Наша Версия» выяснила, как пройдёт торжество и почему Шахрин дошёл до жизни такой…

–За долгие годы, отданные рок-н-роллу, были ли у группы и у вас лично взлёты и падения? Или всё шло ровно, стабильно? Мне, честно говоря, кажется, что «Чайф» – одна из самых стабильных российских групп.

– Со стороны это выглядит действительно так. Полное ощущение, что мы – группа очень стабильная. У нас не было резкого взлёта. Мы медленно и как-то незаметно продвигались по ступенечке и вдруг стали собирать залы. Один мой знакомый как-то сказал: «Кто бы в 1985 году, когда был первый концерт группы «Чайф» и первый фестиваль свердловского рок-клуба, мог подумать, что именно эта группа останется одной из немногих в Свердловске-Екатеринбурге и станет главной группой города?» Этого предположить никто не мог: ни один из критиков, ни один из музыкантов. Но с нами это произошло. Конечно, мы-то знаем, что в нашей жизни были кризисные моменты и в отношениях были трения и напряги. Бывали моменты, когда просто не хотелось друг друга видеть, какой-то не очень длинный период времени – месяц-полтора. Были и творческие просады, когда я понимал, что ничего не пишется. Год-два ни одной песни, и я сам чувствовал, что не идёт, что неинтересно, надо что-то менять, а как менять, если ни идей, ни сил нет. А потом всё как-то выравнивалось. Но подчёркиваю, что эта амплитуда не была очень большой, поэтому со стороны этого заметить никому не удавалось. Об этом знали только мы, находившиеся внутри группы. Но если бы этого не было, я думаю, и группа не стала бы стихийным явлением, а была бы таким тихим и спокойным, поросшим трясиной болотцем, а так всё-таки волна периодически идёт, и течения свежие появляются.

– А где находился выход из кризиса? В книгах, чужих песнях, фильмах?

– Вдохновение я почерпнул только один раз в своей любимой песне – «Песенке фронтового шофера». Это был некий реверанс в сторону песни наших родителей. Так и появилась в альбоме «Дети гор» песня «Не спеши». Я очень много слушаю музыки. Она откладывается, через неё проходишь, и понятно, что рано или поздно это проявится – или ритмическими рисунками, или гармониями. Это всё бывает, но такой задачи перед собой я никогда не ставил. «А возьму-ка я этот хит и переделаю его так, чтобы мама родная не узнала». Нет, такого никогда не было.

– Вас называют «русской народной группой». Это радует?

– Думаю, что это комплимент. Написать простую и понятную песню, и сделать это не пошло – очень трудно. Это удаётся очень немногим. И я понимаю: то, что мои песни поют в подземных переходах, – это дорогого стоит. Когда у меня просят автограф, я очень радуюсь, так как это «хорошая» популярность. И мы, музыканты, к этому относимся без тени зазнайства...

– Когда-то на Первом свердловском рок-фестивале вы, выйдя на сцену объявили: «Сейчас мы будем петь подзаборные песни!» Что за это время изменилось? Ведь вы по-прежнему звучите в формате так называемого… как бы помягче сформулировать, гаражного рока.

– Я уже не пишу подзаборных песен вроде «Ободранного кота». И не пою. Хотя публика иногда просит именно это. А я уже не могу попасть в то ощущение и стараюсь объяснить: ребята, честно, я сейчас не могу этого сделать, я уже не тот, я не из этой стаи. Я стал другим, более буржуазным... Хотя иногда пою: «я ободранный кот, я повешен шпаной на заборе!» – и тут же понимаю, что ни фига я не ободран. И мне, наверное, никто не верит.

По теме

– Наверное, кроме поклонников есть и критики вашей музыки?

– Конечно. Как же без них? Нас упрекали, что мы играем слишком простую и незатейливую музыку. Но я с самого начала понимал, что это некий эстетский снобизм по отношению к нам. И поэтому, когда сейчас некоторые достаточно именитые московские музыканты говорят: «Чё эти деревенские парни? Они честно играют свой деревенский рок», — я хихикаю. Считают так – и пусть. Екатеринбург совсем не деревня, просто они там не были. А вообще, я думаю, этот снобизм возникает только оттого, что эти музыканты просто так сыграть не могут. В отличие от нас у них возникают то лишние ноты, то слова, то звуки. Они не могут точно сформулировать свою мысль.

– Наше время – время стремительного развития разных технологий, и музыкальных в том числе. Но такое впечатление, что вы живёте в каком-то другом временном измерении – протекающем, как в рапиде. Полное отсутствие всяких примочек – что это, как не сознательный выбор вашей группы?

– Ну почему же? В разные периоды мы использовали сэмплы разных инструментов. Однажды это были сэмплерные дудки. Мы решили не приглашать духовую группу, и все духовые партии сыграл я. На клавишах. Хотя такой наглости от себя я не ожидал. Мы практически не обращаемся к помощи саунд-продюсеров и всё записываем сами. Как правило, мы не делаем сложных аранжировок, просто играем песни так, как нам хочется. Мы этот метод в шутку называем методом Микеланджело: отсекаем всё лишнее. Вся наша работа в студии заключается в том, что, когда появляется новая песня, сначала мы её играем, а затем каждый предлагает кучу вариантов. А потом мы занимаемся тем, что решаем – без чего можно обойтись? Если для многих групп аранжировка – это «а что ещё сюда можно добавить?», то мы делаем «а что можно убрать, чтобы песня без этого хуже не стала?». А когда убираем все лишние ноты, сразу добиваемся нашего уникального, но узнаваемого, «чайфовского» звука. Да, мы совершенно другие: думаем по-другому, говорим о другом, играем по-другому. Но появляется такое ощущение, что альбомы звучат в традициях 80-х годов. Немножко шершавенькие и словно «сделанные вручную».

– Одно модное музыкальное нововведение вы всё-таки переняли и не стали новый свой альбом выпускать на звуковом носителе, а просто взяли и выложили в Интернете. Так на вашем сайте появился альбом «Свой/Чужой», в котором предложили кавер-версии известных хитов. Послушав их, я вдруг поняла, что, кто бы ни был автором песен, везде звучат группа «Чайф» и Владимир Шахрин.

– Это говорит о том, что мы смогли добиться главного. У нашей группы появилась своя манера – то, чем ценится хороший художник. Что бы он ни писал – натюрморт, портрет или пейзаж, – понятно сразу, что это – Ван Гог, это – Моне, а вот это – Кандинский. И у группы «Чайф» появилась своя манера. Это и ценно. Нам пытаются некоторые критики в вину это поставить: вот, мол, всё творчество, как одна длинная песня. Но это и есть высшее достижение художника – найти свою манеру. У нас это получилось, и мы считаем, что это – одно из наших главных достижений. В глобальном масштабе. Есть же узнаваемость у группы «Роллинг Стоунз», у Стинга и у каждой, извините, великой группы. На самом деле в мире не так много заметных групп. Много исполнителей. А таких, со своим ярко выраженным лицом, у нас в стране не больше 10.

– А сколько уже вашей группе лет?

– Мы с Вовой Бегуновым играем с 1976 года, вместе со школьного ансамбля. Если брать с этого времени, то вообще получается чёрти сколько лет – 33 года! Но мы решили летоисчисление «Чайфа» вести с первого концерта группы. Когда появилось название. Свой первый концерт мы сыграли 29 сентября 1987 года в ДК МЖК. Я считаю, что до этого был период зачатия, вынашивания, роды, и вот ребёнок-проект родился.

– Музыканты у вас менялись крайне редко...

– А мы же не искали гениев-то на рынке музыкального труда. И нам не нужен был лучший барабанщик или лучший бас-гитарист. Нам нужен был клёвый пацан в коллектив, который ещё и на инструменте умеет играть. И я считаю, что нам очень повезло. Народ в группе подобрался самоироничный. У нас никогда не возникает «звездянки», мол, мы великие, да и музыку мы великую делаем. Мы просто занимаемся любимым делом. У нас получается, и нам доставляет это удовольствие.

И, кстати, артист не обязан ежегодно выдавать по хиту… Когда на сцену выходит какой-нибудь академический музыкант и играет произведения, написанные 150 лет назад, никто же не кричит: «Эй, а давай-ка нам что-нибудь новенькое! Хватит уже ехать на материале 100-летней давности!» Когда нам говорят: «Почему бы вам не поэкспериментировать?» – отвечаю: «А вы хотите, чтобы Спиваков встал за диджейскую вертушку?! Вам это надо?!…» Группа «Чайф» нашла свой язык, свою манеру, она узнаваема по первым аккордам. Со стороны зрителей претензий к нам, слава богу, пока не было.

– Недавно вы стали дедом. Как вам это новое чувство?

– Когда мне показали малышку, я понял, что это просто маленькое чудо. Красота неземная. Всё было так волнительно и очень трепетно! Честно говоря, когда родились дочки, мы и сами были маленькими, не до конца понимали, что произошло. У нас с Бегуновым дети по нынешним понятиям ранние. И вообще, был такой период, что у меня пошла волна увлечения музыкой. Я был большим эгоистом, больше внимания уделял себе и своей музыке. И члены моей семьи не понимали смысла моих занятий. По их мнению, я занимался абсолютно бесперспективным делом, у которого никакого будущего не было. В те годы эта музыка находилась, что означало, никаких радио- и телеэфиров не будет, как не будет и концертов, а следовательно, и денег, и вообще, это пустая трата времени. А тут ещё и дети.

Я сам от их появления не получил никакого удовольствия. Не прочувствовал первый период отцовства. У меня не было ни опыта, ни даже, может, желания отдавать всё, а сейчас... Что скрывать, когда дети выросли и стали жить отдельно, закралась мысль, что ты никому не нужен, что тебе не о ком заботиться, а тут – всё заново плюс опыт и, самое главное, желание. Всё случилось своевременно.

– О юбилее поговорим? Как хотите отметить?

– Если честно, юбилей мне хотелось «замылить». Но поскольку все давно готовятся его отметить, чувствую, отвертеться не удастся. Думаю, что отметим на даче. На улице поставим стол, сделаем шашлык, но главное – построим сцену, на которую по очереди будут выходить гости и показывать свои номера. Думаю, всё закончится импровизированным концертом. Как мы когда-то пели, «это внеплановый концерт». Думаю, что будет неплохая подзарядка наших батарей…

Беседовала Лариса
Опубликовано:
Отредактировано: 22.06.2009 10:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх