// // Валерия: Уж если быть в искусстве, то быть первой

Валерия: Уж если быть в искусстве, то быть первой

981
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Валерия вот уже 20 лет радует нас своими песнями. Её последняя программа получилась очень необычной: во-первых, певице аккомпанировал симфонический оркестр – и не какой-нибудь, а один из лучших в стране и мире – Российский национальный. Во-вторых, на сцене появлялся сын Валерии – Арсений, который был полноправным участником шоу. И, в-третьих, главную роль в программе играли не все известные хиты, а русские романсы. Наша встреча состоялась в одном из сибирских городов. Грандиозный гастрольный тур только завершился, но Валерия согласилась рассказать нам о своих песнях и о своей семье – ведь она многодетная мать. Ну а первый заданный вопрос заранее подразумевал ответ.

– Очень устали?

– А как вы думаете? К физической усталости после 23-го концерта добавилась ещё и психологическая. Хотя один концерт никогда не похож на другой. Двух одинаковых не бывает. Правда, сформулировать, чем одно выступление отличается от другого, трудно – всё на уровне ощущений. Вот, скажем, в зале омского музыкального театра есть оркестровая яма. Для меня это неудобно. До зрителя – далеко, у меня постоянная потребность видеть зал, а я его не вижу. Хотя чувствую, зал прекрасный, приём – замечательный.

– Да, вы, к примеру, исполняете замечательный романс «Нищая» Алябьева, а это требует камерной обстановки.

– Да, Алябьева нужно петь не через оркестровую яму, а глаза в глаза.

– Вы отметили юбилей своей творческой деятельности уникально. Как вам пришла эта идея – петь романсы?

– Мне подсказали зрители и сама жизнь. Я же когда-то начинала с романсов, и меня на каждом концерте спрашивали: «Почему вы романсы не поёте?» Да и время сейчас такое. Мне кажется, все устали от безудержного веселья, хочется чего-то более глубокого и серьёзного. И мы решили, что неплохо было бы спеть романсы. Кроме того, я в последнее время принимала участие в творческих вечерах разных композиторов и исполняла их песни. В результате мой репертуар обогатился ещё и такими сочинениями. Вот и решили в одной программе объединить романсы и песни...

– ... и пригласить симфонический оркестр? Российский национальный оркестр, кстати, Стингу аккомпанировал во время его гастролей.

– Я это знаю. Именно поэтому, зная, что у Российского национального есть опыт работы на стыке жанров, мы и пригласили этот оркестр. Кроме того, моя программа была скорее филармонической, не рок, не поп, хотя некоторые песни были близки к жанру развлекательной музыки, но большинство всё же в романсовой стилистике. Где принято исполнять романсы? В академических залах. Мы хотели работать с лучшим оркестром. Они согласились и не пожалели, потому что всегда такие коллективы думают о своей репутации, очень щепетильно относятся, с кем стоять рядом. Вплоть до того, что прежде чем начать работать, мы отправляли запись руководителю оркестра Михаилу Плетнёву. Мало ли кто захочет сыграть с этим оркестром? Михаил Васильевич послушал и дал добро.

– Вы зал чувствуете?

– Конечно. И в некоторых городах люди настроены на хиты, а серьёзные песни не проходят. Бывает так, что в зале начинают скандировать название какой-либо песни, и не спеть её в этой ситуации невозможно.

– В последнее время вы часто судите различные конкурсы вокалистов.

– На самом деле не слишком часто. Я ежегодно сижу в жюри «Новой волны», а в этом году меня пригласили в жюри конкурса «Голос страны», на Украину. Очень интересный проект – живой, настоящий, честный. Абсолютно беспристрастный. У нас в России такого конкурса никогда не было и вряд ли он состоится в будущем. Однажды я повернулась на голос и обомлела: человек афроамериканской национальности пел невероятно. Но, к сожалению, он не может продолжать участие в нашем конкурсе. Ему папа запретил, сказав, что таким голосом нужно служить только Богу.

По теме

– Вы и с Гораном Бреговичем посотрудничали и написали русский текст на его хит Ederlezi.

– Да, всё успели (смеётся).

– Как получается, что вы всё всегда успеваете?

– Я мало отдыхаю и стараюсь рационально использовать своё время. –

– Вы давно поняли, что время – самое дорогое, что есть у нас в жизни?

– Я поняла это с детства. Мне кажется, что никто особо и не объяснял это. Я родилась с такой установкой, да и амбиции у меня были с детства. В школах, общеобразовательной и музыкальной, стремилась стать первой. Когда я выступала, должна была быть лучшей солисткой в городе. И я знала, что, чтобы оказаться первой, нужно очень много работать, и свои труды я подвигом не считала, я всё делала легко и старалась успевать всё. И гулять успевала, и шить, и вязать, и лепить, и танцевать.

– Как получилось, что ваш младший сын Арсений тоже стал музыкантом?

– У меня вся семья музыкальная. Моя мама – пианистка, все мои родственники связаны с музыкой, и понятно, что это у него – наследственное. В четыре года я его отдала учиться музыке. Переводила старшую, Анну, из одной музыкальной школы в другую, и Сенька был с нами. И вот в Гнесинской школе меня спросили: «А почему сына не записываете?» Говорю: «Он пока маленький. Ему только четыре года». А они мне: «Напротив, самый раз». Так он оказался в школе и стал заниматься.

– А его сразу увлекла музыка?

– Нет, поначалу учился, что и говорить, с нажимом. Был этап преодоления: трудно, тяжело. А потом как-то случайно я ему показала пассаж из Шопена, и он его запомнил. У него очень ловкие пальцы. Две страницы он выучил с рук. И потом всех поражал. Конечно, это был совсем ещё детский подход к исполнению, и он был мало похож на правду, но все вокруг восхищались. И он тогда вдруг осознал, что может производить такой эффект, и ему это понравилось. Он сам стал заниматься и даже начал подбираться к концертному репертуару: то к Скрябину, то к Рахманинову, то к Шопену.

– Вы предполагали, что скоро сможете выступать с ним на одной сцене?

– Пока он учился в Гнесинке, о его будущем мы ничего не знали. А потом, поговорив с Денисом Мацуевым, мы с его подачи обратились к педагогу, у которого Денис занимался в Центральной музыкальной школе, к Валерию Владимировичу Пясецкому. Этот пианист – гений! Мало того что он феноменальный исполнитель, но он действующий тренер и педагог от Бога. Мы с ним встретились, он послушал Арсения, сказал: «Мальчик, конечно, способный, но есть над чем работать». И Сеня остался в Москве заниматься на июнь – лишил себя каникул, чтобы с сентября учиться в классе Пясецкого. С этого времени он работает на всю катушку и растёт не по дням, а по часам. Сейчас он едет на конкурс в Мадрид с мощной взрослой концертной программой. То, что Мацуев играет на бис, он уже сейчас осваивает. Занимается очень серьёзно, по шесть часов в день, и ему это очень нравится, он получает колоссальное удовольствие от сцены и количества зрителей в зале.

– Надо думать, если его дебют состоялся на сцене зала Государственного Кремлёвского дворца!

– Да. Это сейчас моя главная гордость. Мы часто бываем на концертах у Мацуева, а он по всему миру ездит со своими родителями. Я говорю своему сыну: «Сень, вдруг мне перестанет хотеться петь, буду ездить с тобой и сидеть на концертах в зале, как мама Дениса».

– Другие дети не ревнуют?

– Нет, у каждого свой путь.

– Как получилось, что они все такие разные?

– Анютка пошла в театральный, сейчас уже на третьем курсе, без пяти минут профессия есть. Остаётся последний год обучения – и дипломный спектакль. Она очень способная девочка. Сейчас ей захотелось петь, и она изъявила желание брать уроки вокала. Поющая актриса, а почему нет? Она когда-то занималась на вокальном отделении в Гнесинке.

– Актёру сейчас нужно быть универсалом, чтобы как-то заявить о себе. Профессия очень зависимая…

– Да, это так. Хотя уж если быть в искусстве, то быть первым. Сеньке сейчас 13 лет. И он уже приобретает профессию. И, получив её, ничего не теряет в своей жизни. Если вдруг по какой-то причине ему захочется заниматься чем-то ещё, он всегда это сможет сделать. Можно всё в этой жизни успеть, можно и бизнес организовать. Просто всё нужно делать вовремя. Если это сейчас не сделать, то потом будет поздно. У человека абсолютный слух, у него такие способности… Если бы лет в 25 его кольнуло, что он не успел реализовать себя как музыкант, это могло бы так разрушительно сказаться и на его психике, и даже на его судьбе. Поэтому я рада, что у него в профессиональном плане всё в порядке. А вот старший собирается заниматься только бизнесом.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 12.03.2012 17:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх