// // Референдум в Латвии может привести к крупному межнациональному конфликту

Референдум в Латвии может привести к крупному межнациональному конфликту

345

Язык силы

В ряде латвийских городов русскоязычное население составляет более половины жителей
Фото: ИТАР-ТАСС
В ряде латвийских городов русскоязычное население составляет более половины жителей Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Казалось бы, русскоязычное население Латвии упустило свой шанс сделать русский государственным языком. На референдум, который прошёл 18 февраля, за изменения статуса русского языка высказались примерно 25% проголосовавших. Этого, конечно, недостаточно. И можно долго копаться в причинах, припоминая, что власти не дали возможности проголосовать так называемым инопланетянам – тем, кто по разным причинам не стал гражданином и вместо латвийского паспорта получил так называемый Passport of alien – «инопланетянский паспорт», как его называют в народе, или «документ негражданина». Но факт налицо – преодолеть сопротивление «коренных» русскоязычное меньшинство не смогло. Однако поражением русских референдум назвать язык не повернётся. Прежде всего потому, что русскоязычное меньшинство научилось самоорганизовываться – и это явная победа как русских, живущих в странах Балтии, так и всего русского мира вообще. До сих пор единственным местом, где такая самоорганизация произошла, оставалось Приднестровье. И вот теперь Латвия, где без всякой «инициативы сверху» русские смогли скоординироваться, собрать подписи и проголосовать. И если Рига всё-таки легализует своих «инопланетян» – а всё к тому идёт, – русский язык неизбежно станет там третьим государственным, считает корреспондент «Нашей Версии».

В последнее время русско-язычное население Латвии одерживало одну победу за другой. Вначале «некоренные» продавили этнического русского Нила Ушакова на пост мэра латвийской столицы. Затем возглавляемый им Центр согласия победил на внеочередных парламентских выборах, набрав при этом примерно 29% голосов. Правда, мест в правительстве русскоязычным так и не предложили – остальные депутаты перед лицом «русской угрозы» спешно объединились в коалицию, презрев межпартийные дрязги и разногласия. Тем не менее факт налицо – конституционного большинства в сейме теперь нет ни у одной партии. Любой политолог объяснит, чем это чревато – перманентным политическим кризисом. На фоне экономического кризиса, в котором Латвия пребывает начиная с 2008 года, подобный сценарий вполне может привести к краху латвийской государственности. Это понимают даже местные крайне правые: банкир Гиртс Рунгайнис, известный тем, что всегда щедро финансировал самые радикальные антирусские силы, полгода назад выступил с сенсационным предложением «продаться русским с потрохами» и «переименовать Латвию в Рублию» для того, чтобы сохранить страну.

И Рунгайнис наверняка в курсе, чем чревата нынешняя экономическая ситуация в стране: на сегодняшний день уровень безработицы стремится к 20% – не работает каждый пятый трудоспособный житель республики. Отток «коренного населения» из городов привёл к тому, что в Риге сегодня проживает лишь 42% латышей, а в крупнейшем городе восточной провинции Латвии – Латгалии – Даугавпилсе соотношение русских к латышам составляет 53% к 18. Между тем еврозона для латвийских рабочих закрыта на неопределённый срок, и большинство латышских гастарбайтеров работают там нелегально – согласитесь, воспылать особой любовью к Европе в таких условиях сложно. В итоге всё больше латышей ищут работу в России.

Наблюдатели считают, что на итогах референдума сказалось внезапное появление в небе Латвии российского сверхзвукового бомбардировщика Ту-22М накануне голосования. Когда бы не грозный бомбардировщик, за русский язык могли проголосовать не 1,5%, а до 5–6% коренных латышей. Но за три дня до плебисцита в Западном военном округе началась активная фаза лётно-тактических учений, в которых участвуют истребители, бомбардировщики, а также вертолёты армейской авиации, отрабатывалось нанесение огневых и бомбовых ударов по объектам условного противника, прикрытие государственной границы и перехват нарушителей воздушного пространства России. Министр обороны Латвии Артис Пабрикс, спикер сейма Солвита Аболтиня и глава парламентской комиссии по обороне Айнар Латковскис поспешили связать референдум с манёврами, поясняя, что «Россия ничего просто так не делает». «Те, кто решает совершить такую мелкую провокацию, прекрасно знают, что завтра – референдум», – заявил в телеэфире Айнар Латковскис. И коренные жители, собиравшиеся голосовать за русский язык, в итоге проголосовали против.

По теме

Но вернёмся к прошедшему референдуму и разберёмся, что это всё-таки было – поражение русских или что-то иное? Давайте считать. Чтобы русский стал государственным языком, за него должны проголосовать примерно 770 тыс. граждан, имеющих голос. В Латвии проживают 2,25 млн человек. Из них 350 тыс. – примерно 15,5% – так называемые неграждане, они в выборах не участвуют. Этнических русских в Латвии примерно 620 тыс. – 27,5%. А вместе с другими русскоязычными – 33,5%. Треть действующих избирателей. Вот в этой статистике – две трети к одной трети – и кроется корень латвийской политической нестабильности. Двум третям общества нравится то, что происходит в стране, одной трети – не нравится. В итоге 67% голосуют за присоединение к Евросоюзу, 32% – против. Против могли бы проголосовать гораздо больше, если бы право голосовать дали «инопланетянам». Власти республики это понимают и очень боятся давления Евросоюза, а из Брюсселя давят, требуя наделить «инопланетян» нормальными паспортами.

В нынешней ситуации ожидать победы на референдуме было бы наивно, проигрыш был заранее предсказуем. Но, как ни парадоксально, итоги референдума будут иметь самые положительные последствия. Во-первых, русские почувствовали, что они субъект, а не объект политических процессов в Латвии. Теперь они совершенно точно не согласятся на ту программу интеграции (читай ассимиляции), которую им предлагают латышские власти. Во-вторых, латвийские русские показали пример, как должны действовать русские Украины и Казахстана, добиваясь своих прав. А это уже куда больше, чем локальная победа республиканского масштаба, это уже победа всего русского мира. Недаром влиятельная общественная организация «Родной язык», объединяющая русских Балтии, признала итоги референдума положительными. «За русский государственный проголосовали 40% жителей Риги и 85% жителей Даугавпилса – второго по величине города Латвии, – говорится в заявлении организации. – Радует, что практически ни один русский не ассимилировался и не отказался от своих неоспоримых прав. Почти все латыши проголосовали против – что демонстрирует, насколько далеки они от европейских принципов по отношению ко второму коренному народу страны – русским. Отдадим должное 1,5% латышей, поддержавших нас, они – будущее здоровой латышской нации».

Депутат Госдумы третьего и четвёртого созывов Виктор Алкснис полагает, что итоги прошедшего референдума на самом деле гораздо страшнее для властей Латвии, чем они их себе представляют. «На референдуме чётко обозначился раскол между жителями Латвии по национальному принципу: русские голосовали за русский язык, латыши – против, – поясняет Алкснис. – Итоги голосования официально зафиксировали окончательное создание в Латвии двухобщинного государства, что для такой маленькой страны является самоубийством. Особенно тревожит то, что латышская часть населения оказалась не готовой пойти на ослабление политики «мягкого апартеида», и, даже более того, многие латыши требуют более жёсткой линии в отношении русских жителей, вплоть до их депортации, как «гражданских оккупантов».

По сути, И если бы Латвия находилась где-то в Африке, Америке или Австралии, подобная политика «мягкого апартеида» одной трети жителей могла иметь шанс на успех. Но Латвия граничит с огромной Российской Федерацией, которая, хочет того президент Берзиньш или нет, в силу своего геополитического положения оказывает решающее воздействие на процессы в Латвии, если не в политической, так в информационно-культурной сфере. В такой ситуации попытки ассимилировать русское население обречены на провал. Нужно договариваться, а этого большинство пока не понимает. Когда поймёт – может быть поздно. Вспомним, что говорят на сей счёт наиболее вменяемые националисты, тот же банкир Рунгайнис.

Что же дальше? Возможно, ничего хорошего. «Итоги референдума наглядно свидетельствуют, что в Латвии созрели все условия для серьёзного конфликта на национальной почве, – полагает Виктор Алкснис. – Впервые за 20 лет независимости русская община Латвии сумела консолидироваться и выступить единым фронтом. Пока только по языку, но, как говорится, «ещё не вечер». Я латыш, и мне больно наблюдать за тем, что сделали 25 лет русофобской пропаганды с моим народом. Все эти годы я пытался образумить моих земляков, убеждая их, что политика конфронтации с Россией и великим русским народом приведёт Латвию к гибели. Убеждён, что независимая Латвийская Республика может выжить только в случае крутого поворота в своей политике – в её «финляндизации» и очень лояльном отношении к русским жителям республики. Но, увы. Значит, впереди драматические события, которые, конечно же, произойдут не завтра, но они становятся всё более неотвратимыми».

Опубликовано:
Отредактировано: 27.02.2012 16:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх