// // Создание Чайна-таунов за пределами МКАД идёт полным ходом

Создание Чайна-таунов за пределами МКАД идёт полным ходом

360

Россия косеет

На российские рынки китайцы прибывают небольшими группками. По несколько тысяч человек
Фото: Сергей Тетерин
На российские рынки китайцы прибывают небольшими группками. По несколько тысяч человек Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Закрытие Черкизовского рынка в Москве повлекло за собой неожиданные последствия: в Первопрестольную прибыла представительная китайская делегация, чтобы уладить возникший конфликт. Обещаны миллиардные инвестиции в столичный бюджет в том случае, если мэрия одобрит проект обустройства Чайна-тауна неопределённого размера практически в центре города. Происходящее напоминает неприкрытый шантаж, к тому же весьма опасный для России. В стране полно иностранной рабочей силы – вьетнамской, таджикской, узбекской, украинской, – и что начнётся, если каждая из этих стран начнёт качать права и предъявлять ультиматумы? В возможных последствиях подобных инцидентов попытался разобраться корреспондент «Нашей Версии».

За последние пять лет на российских просторах растворились примерно 2 млн. китайцев. Из тех 2,5 млн., что въехали к нам в страну через российско-китайскую границу, зарегистрировались примерно 400 тыс. человек. Куда делись остальные, чиновники не знают, хотя для того, чтобы ответить, достаточно оглянуться вокруг.

Украинцев-нелегалов в толпе так просто не распознаешь, но их ненамного меньше, чем китайцев – примерно 1,5 миллиона. На третьем месте вьетнамцы, их в России около миллиона. Но последних хотя бы можно пересчитать, а вот с афганцами, узбеками и таджиками сложнее: пограничные службы не имеют возможности чётко фиксировать въезжающих мигрантов, так как последние редко переходят границу в установленных местах, предпочитая «кабаньи тропы».

Так что на поверку их может оказаться на порядок больше, чем китайцев. Естественно, их правительства тоже могут внезапно озаботиться положением своих граждан на чужбине и предъявить России ультиматумы в духе того, что предъявили нам китайцы. И самое прискорбное то, что на эти ультиматумы нам будет нечем ответить.

Собственно, Москва пала не первой, три года назад схожая ситуация была в Екатеринбурге. По некоторым данным, там проживают 25 тыс. китайцев. Чтобы как-то упорядочить их жизнь и, разумеется, для того, чтобы помочь властям Екатеринбурга, китайское правительство отправило на Урал делегацию, схожую по составу с недавней московской: правительственные чиновники, бизнесмены – в общем, те, кто вроде бы и обличён некоей властью, но в официальном смысле властью не является. Статуса правительственной у делегации не было. Тем не менее переговорщиков принимали на самом высоком, губернаторском уровне.

Решено было построить рядом с аэропортом «городок мигрантов». Китайцы обещали сотни миллионов инвестиций, и местные власти уже мысленно эти деньги пересчитали и утилизировали. Тем временем китайский городок стал разрастаться, но не в малокомфортной зоне аэропорта, а рядом с бывшим колхозным рынком. Буквально за полгода в микрорайоне возле рынка больше половины квартир выкупили выходцы из Китая, обустроили там свои магазины, парикмахерские и кафе и развесили вывески на китайском языке.

Появились и так называемые народные дружинники – вчерашние бандиты, «крышевавшие» китайских торговцев. Теперь они заняты охраной порядка совершенно официально, а их подопечные китайцы платят специальный налог – вместо рыночной дани. Получилось своеобразное государство в государстве с собственной инфраструктурой и полицией. Напоследок на части улиц сменили указатели, заменив русские на китайские. Чтобы ни у кого не оставалось сомнений.

В этом году аналогичные предложения от китайских диаспор получили власти Санкт-Петербурга, Хабаровска, Владивостока и даже Ростова-на-Дону. «От таких предложений бывает трудно отказаться, – прокомментировал ситуацию для «Нашей Версии» депутат Госдумы Виктор Водолацкий. – При этом правоохранительные органы делают вид, что происходящее их не касается и находится в компетенции, к примеру, Министерства иностранных дел, которое тоже делает вид, что разбираться с претензиями мигрантов не в их компетенции.

По теме

Не так давно в Красноярском крае произошёл конфликт между администрацией города Дудинки и местной вьетнамской диаспорой. По мнению чиновников, вьётнамцы, которых в Красноярском крае проживает примерно 150 тыс. человек, узурпировали местную торговлю пищевыми продуктами. Мирным с виду и не слишком физически крепким вьетнамцам удалось за несколько месяцев полностью изгнать из торгового бизнеса не только местных, славян, но и гораздо более стойких азербайджанцев. Местные власти решили восстановить статус-кво, но вьетнамцы, как сговорившись, в одночасье закрыли свои торговые точки. Два дня городок находился в состоянии продовольственного коллапса, на третий день администрации города пришлось пойти на попятную. Теперь вьетнамцы контролируют 95% городских продуктовых торговых точек.

Но в этих конфликтах правительства Китая и Вьетнама пока что предпочитают делать любезные мины и увещевают, что от их граждан не будет никаких проблем. Китайцы предлагают материальные компенсации, Вьетнам по бедности – только дружбу, зато на века. Собственно, на уровне правительства Китай резко отреагировал впервые в случае с закрытым Черкизоном. Но, как выяснилось, международная реакция возникала и до Китая.

Четыре года назад, в разгар делёжки азово-черноморских территориальных вод между Россией и Украиной, когда одни насыпали искусственную дамбу, а другие её размывали донными землеройками, МИД Украины выступил с любопытной инициативой. Как известно, в Тюменской области компактно проживают и работают порядка 200 тыс. граждан Украины. Так вот, украинский МИД предложил этим людям объявить забастовку! С пикетированием местных администраций, по всем правилам! Был издан соответствующий приказ по МИД, а подписал его лично министр Борис Тарасюк. Другими словами, «оранжевые» как бы скомандовали своим подопечным: нечего рассиживаться, набивая карманы российскими рублями, марш на баррикады! Как и следовало ожидать, призывов своего правительства украинская диаспора не услышала и от проведения митингов отказалась. Но теоретически реакция могла быть и иной. Предположим, что к рабочим обратился бы не Виктор Ющенко, к которому восточные украинцы – тюменские гастарбайтеры – относятся весьма скептически, а уважаемый ими Виктор Янукович?

Предпринимал аналогичный антироссийский демарш и МИД Афганистана, причём на уровне ООН. Когда из Челябинской области местные власти попытались депортировать около 20 тыс. афганских нелегалов, афганское правительство выступило с официальным заявлением, что к их подданным применяли насилие, и обратились к Объединённым Нациям с требованием осудить действия Москвы. Афганский демарш не поддержало ни одно государство – член ООН, но это дела не меняет. Попытка засчитана, прецедент, пусть и неудачный, был создан.

Справедливости ради нужно отметить, что в начале 90-х российские торговцы, «челночившие» в Польше и Турции, в полной мере столкнулись с теми же проблемами, с которыми нынче в России сталкиваются китайцы, вьетнамцы и, скажем, азербайджанцы. Под Варшавой, в Лодзи, в Кракове, в турецких Трабзоне, Измире и Стамбуле стихийно возникали общины русских, торговавших на местных рынках. Вокруг них формировалась инфраструктура также из русских, и местные власти поначалу закрывали на это глаза. Но и в Польше, и в Турции появлялись русские кварталы, в которых прекрасно чувствовала себя наша организованная преступность.

И сначала в Турции, а потом и в Польше власти закрутили гайки. На родину принудительно выслали около 100 тыс. человек из Польши и порядка 80 тыс. из Турции. Оперативная реакция сделала своё дело: сложившаяся в этих странах русская оргпреступность отступила в соседние Болгарию и Германию. Выходит, меры, предпринятые властями Турции и Польши, были эффективными? Не стоит ли и нам применить аналогичные меры, пока не поздно?

«Судя по всему, наши власти решили пойти по наиболее простому пути, а именно договориться с Китаем и получить инвестиции, – считает Михаил Делягин. – Китаю действительно обещан Чайна-таун, хотя российские и московские власти будут избегать этого названия как непопулярного. Сейчас Россия пытается исправить негативные последствия для российско-китайских отношений, и открытие такого центра может стать позитивным шагом. В то же время вслед за Китаем свои претензии могут предъявить Киргизия, Вьетнам и ряд других стран, для которых торговля в России была весьма хлебным делом. В итоге можно будет говорить о новом издании Черкизона, только под другим контролем, с новым «хозяевами». В общем-то, в этом нет ничего плохого. Наименее социально обеспеченные слои населения получат возможность покупать дешёвые товары, торговцы – новую площадку, а контрольные и надзорные органы – возможность и дальше «надзирать», как это было в прежней ситуации. Неясным остаётся другое: зачем нужен был весь этот набор радикальных мер, демонстрирующих в действительности вовсе не решительность российских властей, а их полную неэффективность в выполнении государственных функций? – полагает экономист и политолог.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.08.2009 12:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх