// // Сможет ли очередной протестный политпроект увести электорат у КПРФ

Сможет ли очередной протестный политпроект увести электорат у КПРФ

363

Левые люди

Сергей Удальцов всегда рвался к «левой» власти
Фото: Лаура Ильина
Сергей Удальцов всегда рвался к «левой» власти Фото: Лаура Ильина
В разделе

Теперь в России два «Рот Фронта» – к известной кондитерской фабрике добавился политический проект, полное название которого звучит так: «Российский объединённый трудовой фронт». Пока это лишь общественно-политическое движение, но лидеры «Трудового фронта» настроены вскоре стать восьмой зарегистрированной партией в стране. Причём партией активной: неспроста в центральный комитет движения были кооптированы закалённые в пикетах и уличных выступлениях лидер фордовского профсоюза Этманов, одиозного «Левого фронта» – Удальцов и «альтернативной компартии» РКП-КПСС Тюлькин. Первый шаг в деле партийного строительства уже сделан: 22 февраля в Москве прошёл учредительный съезд. Чем вызвано появление новой политической структуры, каковы её перспективы и стоит ли «Трудовому фронту» рассчитывать на народную поддержку, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Объединить коммунистов и леваков, оказавшихся по разным причинам за бортом КПРФ, пытались не раз и не два. Были и относительно удачные попытки, как, скажем, создание коалиции «Патриоты России» Геннадия Семигина, и совсем уж малозаметные, к примеру «Союз коммунистических партий» Олега Шенина. Общим для всех этих структур являлось одно обидное обстоятельство: массовому избирателю на них было, в общем-то, наплевать. А уж говорить о том, чтобы некое новое левое движение стало полноценным конкурентом КПРФ, и вовсе не приходилось.

«Левый фронт», вошедший в новообразованную структуру, создавался два года назад именно как альянс мелких общественно-политических движений. И так же, как и «Трудовой фронт», собирался трансформироваться в полноценную партию. Но как-то не задалось. «У «Левого фронта» не было ни малейшей перспективы вырасти в партию, – считает первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников. – Тому было много причин, и главная – отсутствие грамотной программы, да и вообще простого понимания, зачем этот самый «Левый фронт» нужен. Очень быстро весь энтузиазм устроителей свёлся к митинговщине и внутренним дрязгам. И «Левый фронт» канул бы в никуда, как и десятки его предшественников, если бы у определённых кругов не появилась заинтересованность в подобном объединении».

Ни для кого не секрет, что одиозные организации левого толка обеспечивают наибольшую массовость на мероприятиях оппозиционной «Другой России». Её лидеры – Михаил Касьянов и Гарри Каспаров – никогда не скрывали своего брезгливого отношения к лидерам левых – что к Лимонову, что к Удальцову, – но вынуждены были эту брезгливость преодолевать. Иначе «Другой России» не удалось бы вывести на митинг и сотни человек. Именно Каспарову несколько лет назад пришла в голову идея подтянуть к «Другой России» более-менее боеспособные профсоюзные организации, умеющие организовывать народные выступления. Идея сработала: во время акций фордовского профсоюза во Всеволожске «другороссы» были среди митингующих, и к экономическим требованиям бастующих нежданно-негаданно прибавились политические.

Правые отдавали себе отчёт, что избирателей они не слишком привлекают и баллотироваться в Думу в составе партии, подобной «Яблоку» и СПС, бесперспективно. И лидеры «Другой России» рассудили так: поддерживает народ лозунги левых? Поддерживает. Можно ли рассчитывать на то, что партия левого толка, выдвигающая популистские лозунги, пройдёт на думских выборах во власть? Конечно. Примером тому успех «Родины» в 2004 году, которая, к слову, отпочковалась как раз от одного из левых проектов Семигина, а именно от «Патриотов России». Значит, наиболее выгодный ход – поддержать новое левое движение, сотрудничающее с «Другой Россией», зарегистрировать его как политическую партию и отправиться в Думу по спискам этих самых левых. Ведь другого пути во власть у одиозных фигур из «Другой России» попросту нет. Зато у них достаточно денег, которые можно весьма выгодно вложить. В своё политическое будущее.

– авиадиспетчеров, АвтоВАЗа и «Форда». Массовости добиться удалось, но в соответствии с законом «О политических партиях» для государственной регистрации требуется не только численность в полсотни тысяч человек, но и наличие региональных отделений более чем в половине субъектов РФ. А с этим у профсоюзов сложнее. Вот тут-то и понадобились маргинальные партии. По 500 человек в регионе они всегда способны собрать, а согласно российскому законодательству больше и не требуется. Так в составе движения оказались РКСМ, РКП-КПСС и другие карликовые структуры, имеющие какие-никакие ячейки в глубинке.

По теме

Необходимо отметить, что организации, вошедшие в «Трудовой фронт», либо отпочковались от созданных Удальцовым движений, либо ранее тесно сотрудничали в рамках каспаровской «Другой России» или илларионовской «Национальной ассамблеи». Так что общий язык с реальными «инициаторами процесса» им искать не нужно, он давно найден. Пожалуй, прежде в связях с Каспаровым, Касьяновым и Илларионовым не были замечены только «Союз координационных советов России» и «Московский совет» – объединения, проявившие себя на ниве борьбы с уплотнительной застройкой и недобросовестными строительными фирмами. В общем-то, с регистрацией в Минюсте, которую теперь необходимо оформить в течение полугода, проблем не должно было возникнуть – казалось, что всех «экстремистов», в том числе и Лимонова, «Трудовой фронт» оставил за бортом. Но это только казалось.

«Мы станем первой политической партией, которая попытается зарегистрироваться при новом президенте, но больших иллюзий не строим, – заявил Удальцов. – Прогнозов, насколько успешно пройдёт процедура регистрации, я бы делать не хотел». Что ж, дальновидно. И причина скепсиса Удальцова известна: регистрация партий, проповедующих экстремистские взгляды, запрещена. А на учредительном съезде разразился громкий скандал с коричневым душком. Избранный в президиум лидер РКП-КПСС Алексей Пригарин поднял вопрос об исключении из организации другого члена президиума – руководителя «Армии воли народа» писателя Юрия Мухина, позволившего себе так оценить роль фюрера Германии: «В определённом смысле Гитлера нужно считать самым выдающимся полководцем всех времён и народов… Почему Гитлер представляется в качестве полусумасшедшего, тоже понятно. Он ведь был антисемит, а не любить дорогих евреев могут только сумасшедшие. Вот Гитлер и стал сумасшедшим – куда ж ему в руках наших еврейских писателей и историков было деться?» Пригарин, возмущённый такой трактовкой роли Гитлера в истории, потребовал изгнать Мухина, угрожая в противном случае покинуть съезд. В итоге, правда, и Мухин остался в президиуме, и Пригарин никуда не ушёл. Но зато у Центризбиркома появился реальный шанс зарубить регистрацию «Трудового фронта» на корню. За Адольфа Гитлера.

Коммунисты невысоко оценивают шансы своих конкурентов, да, собственно, они таковыми «трудовиков-фронтовиков» и не считают. «На левом фланге всегда было довольно много социалистических и коммунистических организаций, часть из которых создавалась и контролировалась властями для того, чтобы максимально ослабить КПРФ, – поясняет член президиума ЦК КПРФ Валерий Рашкин. – Но мы, как показывает время, слабее не становимся, а партии-однодневки со временем умирают. Радикалы никогда не соберут под своими знамёнами достаточно людей, чтобы пройти регистрацию».

Вызывает определённые вопросы и материальная составляющая нового движения. Профсоюзы, как выяснилось на съезде, финансировать его не смогут. Депутат-«справоросс» Илья Пономарёв, которого СМИ называли одним из спонсоров «Левого фронта», также устранился от вложений в «Трудовой фронт». По его мнению, «прервать реконструкцию капиталистической системы – дело, достойное того, чтобы помогать ему финансово, при этом любые левые организации являются по определению нашими союзниками». Но поскольку в данном случае союзники, по всей вероятности, предполагаются не только левые, на средства Пономарёва Удальцову больше рассчитывать не приходится. Ведь известно, что Пономарёв категорически против альянса с политическими силами, стоящими на других позициях, в частности с либералами из «Другой России». Впрочем, сам Удальцов категорически открещивается от обвинений в финансовой зависимости от одиозных правых и заявляет, что «Трудовой фронт» «строит работу на самофинансировании».

На съезде была обнародована и программа «Трудового фронта». В ней значатся социалистическая модернизация экономики РФ, регулярная сменяемость власти и опора на органы местного самоуправления. Все крупные предприятия планируется отдать в собственность трудовых коллективов, а власть будет поставлена под общественный контроль. Но за декларируемыми намерениями осталась иная, гораздо более реалистичная задача: привести во власть непопулярных лидеров «Другой России».

Опубликовано:
Отредактировано: 01.03.2010 12:34
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх