// // Российское правительство не знает, как потратить 25 миллиардов долларов

Российское правительство не знает, как потратить 25 миллиардов долларов

152

Подушка безопасности

Российское правительство не знает, как потратить 25 миллиардов долларов
В разделе

По данным Минфина, бюджетные доходы за январь 2005 года достигли 456,633 млрд. рублей, а расходы — 266,550 млрд. рублей. То есть государство получило на 190 млрд. рублей больше, чем потратило. Среднестатистическая семья, лишние деньги кладёт в чулок, а государство — в стабилизационный фонд. Чем же стабилизационный фонд отличается от знакомого большинству россиян чулка?

Первым в России описал концепцию стабфонда экономист Андрей Илларионов ещё в 90-х, когда россияне даже не знали слова «дефолт».

Смысл стабфонда по Илларионову состоит в формировании бюджета из 2 частей. Первая включает в себя доходы и расходы, сформированные исходя из прогнозов о минимальных налоговых поступлениях, рассчитанных на основе минимальных же сырьевых цен. Вторая — дополнительные доходы. Суть — в накоплении запасов в «урожайные» годы и использовании их в неблагоприятные годы. Недаром стабфонд часто именуют фондом будущих поколений: мол, сегодня мы туда отложим денежку, а завтра, если придут тяжёлые времена, нашим детям и внукам будет чем защититься от биржевых потрясений на мировых товарных рынках.

По мнению Илларионова, стабфонд необходим всем странам, экспортные доходы которых подвержены колебаниям конъюнктуры мировых рынков. Прежде всего речь о идёт о сырьевых, а также сельскохозяйственных товарах.

Идея не новая. Многие страны создают «подушку безопасности» для тяжёлых времён. Один из первых стабфондов был создан в нефтедобывающем Кувейте в 1960 году. В дальнейшем аналогичными фондами обзавелись Оман, Венесуэла, Чили, Папуа — Новая Гвинея и другие. Характерная особенность: все эти страны относятся к слаборазвитым. Пожалуй, единственное исключение — Норвегия.

Очень важный момент: стабфонд имеет, так сказать, валютную природу. Ведь речь идёт об экспортной выручке — «нефтяных», «газовых», «медных», «алюминиевых» и прочих долларах. Средства стабилизационного фонда просто обречены использоваться в основном за пределами страны.

Применительно к России приоритетным направлением расходования стабфонда является погашение внешнего долга, так что мы оплачиваем не жизнь грядущего поколения, а чрезмерное шикование предшествующего.

Закрома Минфина трещат от денег

Судя по отчётам, государство стремительно богатеет. Согласно официальной статистике, в январе 2004 года профицит федерального бюджета составлял 55,46 млрд. рублей — втрое меньше, чем сейчас. Закрома Минфина трещат от избытка денег, министр финансов Алексей Кудрин с гордостью рапортует Владимиру Путину о достижениях, мировые рейтинговые агентства не успевают повышать наш кредитный рейтинг. Иностранцы даже готовы махнуть рукой

на засилье коррумпированной бюрократии, незащищённость собственности и дело ЮКОСа. С вложениями в акции российских предприятий не спешат, но вкладывать в долговые обязательства России уже не боятся.

Впрочем, для головокружения от успехов причин маловато. Стабфонд — особая гордость Минфина и всего правительства — может принести много хлопот. Уже приносит.

Потери от инфляции обходятся в $1 млрд.

Стабилизационный фонд, являющийся, по сути, замороженной в недрах Министерства финансов частью бюджетного профицита, привлекает особое внимание СП РФ. Руководство Счётной палаты обращает внимание на потери страны от замораживания денег в стабфонде.

Согласно их данным, потери Стабилизационного фонда РФ от инфляции за прошлый, 2004 год обошлись в сумму около 23 млрд. рублей (почти $1 млрд.). Об этом говорится в аналитической записке СП о ходе исполнения федерального бюджета за 2004 год, обнародованной 18 февраля. По данным СП, в течение прошлого года размещение средств стабилизационного фонда не осуществлялось, поскольку отсутствовали необходимые нормативные акты.

По теме

То есть миллиарды рублей, находившиеся под присмотром самых авторитетных банкиров страны, за год подешевели, так же как когда-то дешевели семейные рублёвые заначки.

Куда направить деньги фонда будущих поколений

Куда Минфину направить деньги «фонда будущих поколений», после того как они в виде налогов поступили на счёт Минфина в Центробанке? Вариантов довольно много.

1. Покупать собственные ценные бумаги (например, ГКО). Но в трудные годы, когда средствами стабфонда надо будет затыкать бюджетные дыры, Минфину придётся продавать эти бумаги на рынке. Кому? Инвесторы в такие периоды бегут с рынка первыми, так что государство будет продавать бумаги самому себе. Что означает банальную денежную эмиссию — запуск «печатного станка».

2. Можно попробовать инвестировать в собственную экономику. Правда, тогда сама идея стабфонда обессмысливается. Деньги из крупных государственных проектов невозможно быстро «выдернуть» в случае необходимости. Кроме того, в России, как нигде, действует закон: государственные инвестиции лихо растаскиваются чиновниками. Украденное потом попробуй вернуть.

3. Инвестировать в акции тоже нельзя. Пока нефть в цене, деньги стабфонда будут подо-

гревать конъюнктуру на фондовом рынке. Когда же сырьевые цены рухнут и Минфин, попытается превратить акции в деньги, рухнет и фондовый рынок.

4. В России решили сделать так, как поступал среднестатистический россиянин в начале 90-х, — покупать иностранную валюту. Остался вопрос: где хранить эти доллары?

Хранить стабфонд в чужих банках невыгодно

Средства стабфонда вложили под низкий процент в экономику своих глобальных конкурентов — США и Европы. Для многих в России по меньшей мере неприятно думать, что Америка финансирует всяческие «оранжевые революции», войну в Ираке и расширение НАТО, в том числе и на российские денежки. Решение выглядит ещё более странным, если вспомнить, что в бюджете на 2005 год предусмотрено получение иностранных кредитов, которые мы получаем под более высокий процент, чем тот, что нам платит по своим облигациям Запад. Не лучше ли было бы из стабилизационных средств досрочно погасить уже имеющиеся внешние долги?

По словам Алексея Кудрина, в этом нет ничего абсурдного: в случае падения нефтяных цен правительству надо иметь денежную «подушку безопасности», так сказать, мгновенный кэш. Для этого нужны резервы. Если их полностью израсходовать на погашение долгов, то в «неурожайный» год придётся просить у иностранных инвесторов деньги под ещё более высокий, чем сейчас, процент.

В общем, сплошные парадоксы.

Инфляция рубля на долларовом фундаменте

Надо сказать, что идея перевести средства стабфонда в наиболее стабильную валюту, чтобы защититься от инфляции, работает, только пока деньги находятся за границей. Положим, у вас есть в кубышке $1 тыс. В вашем понимании это такие же деньги, что и рубли. Срочно понадобилось за что-то платить — сгонял в обменник, обменял доллары на рубли — и порядок. Со стабфондом всё не так. Допустим, правительству понадобилось срочно заплатить за что-то внутри страны — льготники, наводнения и землетрясения и т.п., — Минфин продаст доллары Центробанку, который напечатает под эти доллары рубли. Опять рост денежной массы, обеспеченной долларами, но не товарами, инфляция...

Кстати, в этой ситуации выигрывает государство, но не население. Получается, что, если в перспективе государству придётся тратить свою заначку на внутреннем рынке, ему в принципе выгодна девальвация рубля. Ведь когда рубль обесценивается, то валютные ресурсы стабфонда в рублёвом исчислении вырастают. Допустим, опустили курс до 40 рублей за доллар — ресурсы выросли на треть. Есть чем расплачиваться с бюджетниками. Что будет с рынком ценных бумаг, банковской системой, вкладчиками — другой вопрос...

Спору нет, кубышка — это в принципе неплохо, но все экономисты прекрасно понимают, что никакая кубышка не заменит развития экономики.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.11.2016 22:26
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх