// // Олег Митяев: Режиссёры не зовут меня в кино

Олег Митяев: Режиссёры не зовут меня в кино

579
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Олег Митяев – редкий человек. Только такой мог выбрать профессию из любви к песне. Он был настолько очарован «Маршем монтажников», что поступил в челябинский монтажный техникум. Есть и другой пример необычности этого человека. Только ему удалось на лекции по плаванию в институте физкультуры написать гимн всей авторской песни «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». И стоит заметить – это был его первый песенный опыт!

На днях у вас концерты намечаются, явно посвящённые вашему дню рождения. Поддерживаете традицию?

– Нет, обычно всё проходит с большим размахом. А тут я понял, что трудовые будни – это праздники для нас.

– Что больше любите – дарить или принимать подарки?

– С годами больше радости получаешь, когда даришь. У меня даже песня есть, «Холода» называется. Там есть такие строки: «Больше хочется дарить, чем подарки получать, и всё меньше говорить, а слушать хочется».

– Мне кажется, что ваш самый главный подарок, который был подарен стране, – это песня «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Кто её только не пел. А вам, как автору, чьё исполнение понравилось больше всего?

– О-о-о… Этих примеров так много, что даже трудно выбрать... Да и как можно сравнивать каких-нибудь двух пьяных студентов, которые шли мне навстречу по Арбату в три часа утра и голосили эту песню, и исполнение песни Иосифом Давыдовичем Кобзоном с хором МВД?

– У вас есть ещё одна песня, очень мною любимая, под названием «Француженка». Даже во Франции ваша героиня остаётся москвичкой. А вы уже стали москвичом или родной Челябинск вас не отпускает?

– Только что я вернулся с церемонии награждения премией «Светлое прошлое», которую проводил в Челябинске Фонд Олега Митяева. За девять лет награждены уже 85 человек. Среди них люди, рождённые в Челябинской области: Александр Градский, Анатолий Карпов, Христенко, Починок. Половина правительства – из Питера, другая – из Челябинска. А Лидия Скобликова, Сергей Макаров и другие олимпийские чемпионы и Герои России... Конечно же, каждый раз, приезжая в родной город, мы вспоминаем детство, юность, своих друзей, учителей, соседей... И всё это началось благодаря идее, которая у меня появилась. Я не представлял себе свою жизнь без поездок в родной город. А так как другого детства с юностью у меня не будет, А Москва... просто удобный для работы город. За 25 лет проживания в столице я оброс хорошими друзьями – потрясающими людьми, с которыми мы иногда встречаемся.

– В вашем творчестве немало посвящений, среди которых есть песни, написанные о ваших родителях. Когда вы писали эти произведения, как-то готовились или всё само пришло?

– У меня есть ещё и посвящения бабушке и дедушке, и детям, и брату... Но писать их я никогда не собирался, просто, как говорит Юрий Визбор, «такая уж песня пришла».

– Среди ваших хобби было собрание контрафактных альбомов. Вы продолжаете их коллекционировать?

– Конечно, и в моей коллекции уже около 200 дисков. И я даже на своём сайте в разделе «пираты» выкладываю и диски и книжки. Как они оформлены и составлены?.. Отдельный им поклон за то, что песни, написанные мною на стихи Пушкина и Бродского, они отнесли к моему творчеству. И это здорово, когда человек открывает и читает: «Да здравствуют музы!», автор Олег Митяев».

По теме

– Глядя на вас, я практически уверена, что вы – романтик.

– Ошибаетесь. Я давно уже понял, что лирики и романтики – абсолютно разные люди. Лирики поэтизируют окружающую действительность, а романтикам, напротив, эта серая повседневная жизнь не нравится, и они придумывают какой-то другой, розовый мир. Если идти дальше,

то получится, что лирики – это верующие люди, а романтики – безбожники. Для них любые неурядицы всё равно хорошо. Они могут об

этом очень красиво сказать и в этом жить.

– Так всё-таки к какой категории вы себя относите?

– Как мне ни стыдно, но я лирик.

– Но у вас такая романтичная стрижка!

– А я об этом, признаюсь, никогда не думал. В детстве всех стригли с чёлкой. Но как только стали разрешать отпускать волосы, в это время как раз появилась группа The Beatles, так с тех пор у меня такая стрижка. Когда я встретился с Мишей Евдокимовым, царствие ему небесное, мы с ним учились в театральном институте, он был уже подстрижен, как губернатор: образцово-показательно и коротко. И он, увидев меня, сказал: «Молодец, не стрижёшься».

– Вам везло на яркие встречи. Вы учились не только с Евдокимовым, но и с Лаймой Вайкуле, дружили с Окуджавой, общаетесь с Эльдаром Александровичем Рязановым...

– Да, согласен. У меня в соседях, за что я благодарен судьбе, Нина Филимоновна Визбор, Виктория Токарева, Пётр Ефимович Тодоровский. Мы все вместе весело проводим время, играем в бильярд и разговариваем о жизни.

– Вашими стараниями был восстановлен храм Николая Чудотворца, что в Сунгурове. Что побудило вас начать эту работу?

– Когда я впервые увидел этот храм, то подумал: «Боже мой! Если восстанавливать, то это такой невероятный объём работы!» Он ведь огромный, с колокольней, с большим куполом, с фресками... Но Господь определил, что через меня это восстановление и должно прийти. Я нашёл потрясающих людей, честных и активных. Глава восстановления встречается с церковным руководством, а оно в Костроме довольно мощное. Сейчас этот храм внешне вообще выглядит прекрасно, и уже начались отделочные работы внутри. Вот это меня очень радует.

– А ваши дети, они радуют вас?

– Конечно, радуют, а иногда огорчают.

– А вы их воспитываете так же, как воспитывали вас? (Певец до сих пор помнит тяжёлую руку своей мамы, но вспоминает об этом не только без обид, а с благодарностью, так как убеждён в справедливости её наказаний.)

– Их, оказывается, воспитывать нужно было по-разному. Я просто вовремя не сориентировался. Сейчас бы, конечно, уже подходил к этому вопросу по-другому. Но уже поздно. Сейчас самое главное не портить отношения, потому что, слава богу, всё в порядке.

– Особую нежность к дочери Даше не испытываете?

– Я не стал бы её выделять, чтобы не принижать других детей, но так как она – дама, то, конечно, есть особое отношение.

– Какого будущего желаете своим детям? Может, хотите, чтобы они пошли по вашему пути?

– Нет, я хочу, чтобы они ответили на самый главный вопрос в жизни: кем быть? – и нашли себя.

– Но вы же себя очень долго искали?

– Скажу больше, я себя ищу до сих пор. Я всё ещё думаю, что занимаюсь не тем.

– И какие есть идеи?

– Есть проза, я подумываю и об актёрстве, эта деятельность всегда меня прельщала, но пока господь миловал. Потому что всё-таки актёрский труд очень тяжёлый. И это несмотря на то, что у меня есть потрясающие знакомые режиссёры – и Сергей Урсуляк, и Владимир Валентинович Меньшов, и Пётр Ефимович Тодоровский, и Эльдар Александрович Рязанов. Если бы кто-то из них позвал меня на съёмки, я не отказался бы. Но не зовут.

– А вы что ж сами не намекнёте?

– Что вы! В своё время я заходил к Петру Ефимовичу и говорил: «Вот смотрите, если понадобится, я готов!» На меня большое впечатление произвели его фильмы «Военно-полевой роман» и «Анкор, ещё анкор!». Но Тодоровский мои слова словно и не слышал.

– Создаётся впечатление, что в своих песнях вы часто описываете события своей жизни.

– И это хорошо. Потому что за песней должна стоять судьба.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 04.02.2013 15:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх