// // Журналист «Нашей Версии» делится личным опытом усыновления

Журналист «Нашей Версии» делится личным опытом усыновления

835

Отдельно взятый

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На прошлой неделе в центре внимания оказалось адресованное президенту и депутатам Госдумы письмо 14-летнего воспитанника челябинской школы-интерната № 13 Максима Каргапольцева, в котором он просил разрешить его усыновление семьёй из США. Впрочем, директор интерната Денис Мацко заявил, что Максим никакого письма не писал, не подтвердили факт получения обращения и в Кремле. Как бы то ни было, нужно признать, что принятие в России «закона Димы Яковлева» привлекло наконец всеобщее внимание к проблеме усыновления детей («Наша Версия» писала об этом в № 50 2012 года). Обрести семью сирота в России может, только если его будущие родители проявят фантастическое упорство. Журналист «Нашей Версии» знает это по собственному опыту.

В России в среднем со дня подачи заявления об усыновлении и до встречи ребёнка дома с семьёй проходит около года. Выдержать этот марафон удаётся далеко не всем – лишь малая часть потенциальных усыновителей может выстоять, перетерпеть, пройти путь до конца и победить.

Если вы решили усыновить ребёнка, то прежде всего в органах опеки и попечительства (ООП) по месту жительства требуется получить список документов, которые надо предоставить им и собрать для суда. Даже если у вас есть на примете ребёнок из базы данных, не думайте, что быстро сможете всё оформить – только на сбор необходимых справок и обучение в школе приёмных родителей (ШПР) понадобится около четырёх-пяти месяцев. Между прочим, наличие собственных детей вовсе не освобождает от получения свидетельства из ШПР!

Для усыновления необходимо иметь на руках документы, установленные в п. 6 Постановления Правительства РФ от 29.03.2000 № 275 и ст. 271 ГПК РФ: справки о несудимости, о жилищных условиях, 2 НДФЛ, выписку из домовой книги и ещё много чего... Кстати говоря, в ШПР учат, что требование опекой не предусмотренных законодательством документов неправомерно. Но не стоит забывать, что при передаче дела в суд список может значительно увеличиться. Увеличивается и время, затраченное на получение справок.

Как показал мой опыт, даже при наличии всех необходимых бумаг вам могут сообщить, что надо бы ещё донести и добавить. С присказкой «а вдруг…». И всё по закону: как записано в п. 3 ст. 272 ГПК РФ, «суд при необходимости может затребовать и иные документы». Какие «иные»? Да любые! Например, мы с женой прописаны в Москве, но в разных округах, поэтому все документы и акты обследования делали на мою квартиру, где и живём. Но в ООП затребовали документы проверки квартиры жены. На наше возмущение: «Как так? В законе написано, что достаточно обследования одной квартиры», ответили: «А вдруг вы разведётесь? Мы же должны знать, в какие условия поедет ребёнок». И попробуй не предоставь! Опека – это государство в государстве, что «захочут», то и требуют. Странно, что ещё не просят запасной комплект родителей, на всякое «а вдруг».

Но, пожалуй, самое главное – это медицинское заключение. Всё дело в том, что «медицина» действительна лишь три месяца. В каждом округе Москвы есть поликлиники, аккредитованные для прохождения медосмотра будущими усыновителями. По направлению из ООП мы направились в поликлинику, куда прикреплена жена. В регистратуре удивились, что её направили именно сюда на прохождение медосмотра для усыновления. Затем наc попытался отправить восвояси терапевт: «Какое усыновление? Какая опека? Идите туда, откуда пришли!» Категоричен был и зам главного врача: «Ничего не знаем, и никакой аккредитации у нас нет». И лишь главврач всё же призналась: «Действительно, мы аккредитованы. Но это не значит, что мы обязаны вам помогать. Мы вообще не знаем, с какими болячками вы к нам пришли!» А на возражение супруги: «Вот я и пришла узнать, есть ли у меня «болячки» нам посоветовали пройти медосмотр в другом месте...

По теме

Следует учесть, что кроме поликлиники необходимо обойти ещё и диспансеры. Впрочем, если на учёте не состоишь и не стоял, то, как правило, никаких проблем не возникает. Психиатр проводит освидетельствование, нарколог проверяет реакцию и иногда может попросить сдать анализы… В диспансерах вообще к будущим усыновителям относятся с большим пониманием. Но вот анализы – отдельная история.

В поликлиниках анализы на СПИД, гепатит и сифилис делаются в течение 10 дней. Это существенно тормозит прохождение медосмотра, так как, например, онколог без заключения инфекционистов своё заключение не подпишет.

К тому же не все поликлиники принимают выписки из экспресс-лабораторий – «Вы же могли заплатить им, чтоб вам всё хорошо написали. А вдруг у вас…»

Большинство усыновителей утверждают, что из-за несовершенства законодательства возникают трудности, которые можно решать только за деньги. Причём коррупция не только неизбежна, но и взаимовыгодна. Для беспрепятственного прохождения всех этапов усыновления потенциальные родители тратят на «подарки» чиновникам от 1 до 10 тыс. долларов, а порой и больше – насколько позволяет бюджет. Ведь почти каждый из нас помнит общенациональный советский принцип «не подмажешь – не поедешь», который сбоев не даёт. И получается, что расплывчатые формулировки в законах подталкивают махинаторов к возможности спекулировать. К тому же усыновители не пойдут в полицию с заявлением о вымогательстве, ведь результат будет один – ребёнка вы не получите. Поэтому никто и не требует восстановления справедливости.

В регионах усыновить ребёнка проще, чем в столице

Если вам удастся преодолеть все преграды и новый член семьи прибудет к месту проживания, вам предстоит посетить районное управление соцзащиты. Вы заботитесь о ребёнке, государство заботится о вас: всем россиянам-усыновителям полагаются федеральные, региональные, а порой и городские денежные выплаты. Это, конечно, подспорье: усыновлённый ли ребёнок или кровный – финансы исчезают с невероятной быстротой.

В Москве, кстати, занимающей четвёртое место в мировом рейтинге за 2012 год, выплата лицам, усыновившим первого ребёнка из числа детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей (пять прожиточных минимумов на дату усыновления ребёнка), на 2012 год сумма составила 45 460 рублей. Пособие при рождении ребёнка – 12 405,32 рубля. Выплата на возмещение в связи с рождением первого ребёнка – 5500 рублей. В сумме – 63 365 рублей 32 копейки. Не густо, прямо скажем. Для сравнения: в некоторых регионах единоразовые выплаты просто осуществляются за каждого усыновлённого ребёнка, а в Москве существует градация: «первый», «второй» и «последующие дети».

Есть, конечно, регионы, где компенсация ещё меньше, чем в столице: например, в Кирове усыновители получают 50 тыс. рублей единовременно. Зато в Челябинской области две строительные компании оказывают поддержку семьям, усыновившим детей, выделяя по 10 тыс. рублей ежемесячно. И это частные спонсорские вливания! К тому же в регионах и к самой процедуре усыновления относятся гораздо проще. Священник московского храма, где мы крестили сына, рассказал, как во время поездки в Читинскую область они посетили детдом. И один из воспитанников так приглянулся батюшке, что тот, уходя, чуть не плакал. Заведующая учреждением, сопровождавшая московскую делегацию, предложила сразу отдать мальчика. «Но у нас же нет никаких документов», – опешил священник, и услышал: «Не беспокойтесь, бумаги мы оформим сами, а в Москву пошлём запрос о вас». Всё!

Ежемесячные выплаты положены не всем

Поправить ситуацию в столице, впрочем, поможет компенсационная (ежемесячная) выплата «лицам, усыновившим в г. Москве детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей» – 12 тыс. рублей. Эти ежемесячные выплаты дают в год сумму 144 тыс. рублей. Казалось бы, живи и радуйся, однако усыновителя ждёт очередной подвох. Дело в том, что, как уже писала «Наша Версия» (см. № 50 за 2012 г.), в Московском регионе почти нереально усыновить здорового ребёнка до полутора лет. А тем, кто отправился искать «своё сокровище» в регионы, не следует рассчитывать на ежемесячные выплаты. Как так? – спросите вы. А вот так! Эти 12 тыс. получат только семьи, в которых судебное решение по усыновлению было вынесено московским судом. А по закону суды для усыновителей проходят по месту пребывания ребёнка. И это?.. Правильно, в регионах!

По теме

Кажется, что всё – тупик и нет смысла биться лбом в закрытую дверь, но тут есть крайне ничтожный шанс получить всё же деньги. Можно сначала взять малыша под опеку. В этом случае потенциальный усыновитель имеет право практически сразу забрать ребёнка домой и оформить его уже по месту своего столичного жительства. Тогда и суд по усыновлению состоится в Москве, а вы станете обладателем ежемесячного бонуса в 12 тысяч. Однако, как показывает практика, этот путь таит больше подводных камней, чем можно ожидать. Во-первых, суды рассматривают дела по усыновлению детей опекунами до трёх-четырёх месяцев. За это время любой, кто захочет усыновить «вашего» ребёнка, имея пакет необходимых документов, может легко выиграть дело. Во-вторых, если вы планируете усыновить подопечного, сохранив при этом тайну процедуры, то придётся несколько месяцев «прятать» ребёнка от своей поликлиники – ведь под опекой невозможно поменять малышу имя и фамилию. И, в-третьих, ни один региональный дом ребёнка не даст вам под опеку грудничка! Только усыновление, и «в очередь, господа, в очередь»…

За год переданы на усыновление 3542 ребёнка из 654 355!

По заявлениям Павла Астахова, в 2011 году количество сирот в России было около 700 тыс. человек. В то же время, по информации общественного движения «Народный Собор», брошенных детей – до 1,5 миллиона. Статистика Минобрнауки РФ выглядит самой достоверной: Итак: за год переданы на усыновление (удочерение) – 3542 ребёнка из 654 355! А ведь их могло бы быть намного больше!

«Общественное мнение в принципе одобряет усыновление, но только в принципе. Идея взять сироту в семью чаще всего воспринимается негативно или с подозрением даже теми, кто призван помогать гражданам в этом процессе – медработниками и чиновниками от опеки. Именно в больнице, при прохождении специалистов, я столкнулась с непониманием: «Кого это вы, такая молодая, собрались брать из детдома? Племянника? Нет? А кого?!» В общем, смотрели на меня как на дурочку! – рассказывает одна недавно удочерившая ребёнка мама. – Пожалуй, самую здоровую реакцию и понимание можно встретить среди детей. Когда я сообщила друзьям сына, что мы берём девочку из дома ребёнка, дети сначала сильно удивились, что у ребёнка может не быть мамы и папы, а потом уточнили:

– То есть ты будешь её мамой?

– Да.

– Ага, понятно.

И всё. Потому что для детей, которым ещё не рассказали страшилок про «плохие гены», неизбежность последствий пребывания в казённом учреждении и т.п., картина мира совершенно однозначная: у каждого ребёнка должна быть мама».

Опубликовано:
Отредактировано: 14.01.2013 15:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх