// // Судьбы сотен пропавших советских военспецов не интересовали ни военных, ни дипломатов

Судьбы сотен пропавших советских военспецов не интересовали ни военных, ни дипломатов

2089

Солдаты неудачи

Официально советские офицеры должны были только стоять за спинами ангольских товарищей
Фото: ИТАР-ТАСС
Официально советские офицеры должны были только стоять за спинами ангольских товарищей Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Расхожее утверждение, что статистика знает всё, не действует в отношении советских офицеров и генералов, проходивших службу за рубежом в 60–80-х годах прошлого столетия. Статистике известно, к примеру, что за 15 лет войны в Анголе, до 1991 года, там перебывали 10 985 воинов-интернационалистов, в том числе и 107 генералов. Ещё больше известно о тех, кто воевал в Эфиопии – в боевых действиях приняли участие 11 143 советских военнослужащих, а 69 офицеров и 2 генерала погибли. Одно неизвестно статистике: точное число наших военных, попавших в плен. Эта информация вовсе не считается секретной – она попросту отсутствует. Если же обратиться к статистике тех, против кого воевали наши военспецы, то и в ней мы найдём немало ляпов: к примеру, пленённые в Эфиопии полковник Калистратов и подполковник Удалов почему-то числятся генералами.

Тех, кто решит покопаться в статистике нашего участия в зарубежных конфликтах второй половины XX века, ждёт неожиданное открытие – советские военспецы, оказывается, были неуязвимы. Они почти не гибли в боях и никогда не попадали в плен. Разумеется, на самом деле всё было совсем по-другому, но после Корейской войны, в которой, по официальным данным, погибли 315 советских военнослужащих – ровно 1% нашего контингента, – решено было трагическую статистику, что называется, «не светить». В этой связи примечательна судьба двух наших генералов – Велиева и Ляшенко. В отечественной военной литературе вы не найдёте о них ни одного упоминания, зато в американской таковых отыщется немало. Если поверить американцам на слово, оба советских генерала были пленены в начале 1951 года и удерживались южнокорейскими военными как минимум до 1953 года. Об их дальнейшей судьбе ничего не известно.

Был приказ выкарабкиваться самим

Неизвестно, кто из военачальников первым отдал приказ не учитывать пленных офицеров в общей статистике боевых потерь. Зато известно, как в 1970 году министр обороны СССР маршал Советского Союза Андрей Гречко говорил тем, кто отправлялся в Египет отдавать свой интернациональный долг: «Имейте в виду, товарищи, если вас собьют за Суэцким каналом и вы попадёте в плен, мы вас не знаем, выкарабкивайтесь сами». Потому-то и официальные данные о наших потерях в зарубежных кампаниях ничего, кроме недоверия, не вызывают. За девять лет войны во Вьетнаме, в которой только официально приняли участие 6 тыс. советских военнослужащих (и примерно столько же числились гражданскими военспецами), наши потери составили 16 человек. Данных о пропавших без вести нет. Особо любопытные могут самостоятельно попытаться выяснить его фамилию, остальным же сообщу, что статистика – есть, а фамилии генерала – увы, нет. Как нет и статистики пленных.

Истории известно, что за два года сомалийско-эфиопской войны, в которой приняли участие больше 10 тыс. наших военных, Советский Союз потерял там четырёх генералов – командующих Северным фронтом – из пяти. В живых повезло остаться третьему по счёту генералу, киевлянину Николаю Забелому. Впрочем, ходили слухи, что двоих командующих пленили сомалийцы – генералу Забелому о них, с его слов, известно лишь то, что «их уже тоже нет в живых». Кстати, до недавнего времени считалось, что безвозвратные потери советских военнослужащих в Эфиопии составили 33 человека – теперь эта цифра выросла более чем вдвое. Почему? Да потому, что сроки проведения миротворческих операций пересчитали. Война в Анголе, оказывается, не закончилась в ноябре 1979 года, а продлилась до ноября 92-го, конфликт в Мозамбике с нашим участием разрешился не в 87-м, а годом позже, а кампания в Эфиопии длилась не 2 года, а целых 13 лет. Теперь эти изменения внесены в перечень признанных Российской Федерацией периодов боевых действий за рубежом с участием граждан СССР и России.

Выполняя приказ «выкарабкиваться самим», многие советские офицеры гибли или пускали себе пулю в лоб, но, как вспоминает ветеран-интернационалист полковник Сергей Коломнин, «если в бессознательном состоянии всё же и попадали в плен к противнику, то на допросах повторяли твёрдо заученную «легенду» о своей исключительно мирной профессии «гражданского» лётчика, ремонтника или моряка». Воевал Коломнин в Анголе, и он уверяет, что «многие раненые и погибшие оформлялись как «умершие от естественных причин» либо как «заболевшие тропическими болезнями», а сколько было погибших, ещё предстоит выяснить». Предстоит выяснить и то, сколько наших соотечественников сгинуло в африканском плену.

По теме

В Анголе как будто и не летали

С пленными всё отнюдь не так просто: к примеру, факт участия наших лётчиков в боевых операциях в Анголе был признан только… в ноябре 2000 года! А до этого бойцы антиправительственной группировки УНИТА регулярно, два-три раза в год, сообщали о погибших и попавших в плен советских и российских пилотах. Но советское, а затем и российское Минобороны заявляло: пленных с такими фамилиями и званиями в списках наших военнослужащих нет. Так что захваченный повстанцами лётчик Игорь Валенченко, наверное, первый – и пока последний – пилот, официально числившийся пленным в ходе конфликта в Анголе. Какова же дальнейшая судьба лётчика Валенченко, сказать сложно.

Не до конца ясна судьба предположительно попавших в плен в Анголе советника начальника артиллерии 11-й бригады подполковника Киреева и его жены. В своих воспоминаниях военный переводчик лейтенант Красов пишет о боях на анголо-намибийской границе в августе 1981 года: «Нас окружили юаровцы, предлагая сдаться в плен… А накануне связисты 11-й бригады получили шифровку от советника командующего 5-м военным округом примерно с таким текстом: «Держаться до последнего. В плен живыми не сдаваться». Так вот, Красов пишет, что некие ангольские военно-

служащие, участники тех боев, видели, как оказавшийся в окружении южноафриканских солдат советник начальника артиллерии бригады Киреев сначала застрелил из пистолета свою жену, а потом покончил с собой. А в 1983 году в американской прессе замелькали фотографии Киреева и его жены, которых поместили в одну из южноафриканских тюрем. Но никому из наших военачальников даже в голову не пришло ходатайствовать о пленном советском подполковнике.

В июне 1978 года в Эфиопии сомалийцы пленили шестерых советских военнослужащих из состава отдельного медицинского батальона. Известна дальнейшая судьба лишь одного из них, подполковника Удалова: его вывезли в Сомали и там его следы окончательно теряются. Считалось, что пятерых остальных расстреляли при попытке к бегству, но лет 10 назад в Киеве объявился бывший пленный сержант Горелов – один из тех якобы расстрелянных. О судьбе своих сослуживцев ему ничего не было известно. Но были и те, кому повезло выбраться из плена. Три года советские военные советники в Эфиопии полковник Калистратов, подполковник Чураев и лейтенант Кувалдин пробыли в плену у бойцов Народного фронта освобождения Эритреи. Освободить их удалось лишь благодаря спецоперации внешней разведки – ПГУ КГБ.

Официальные потери не дотягивают до 200 человек

Говорят, что сложности с идентификацией пленных возникали в основном из-за того, что в некоторых странах – например, в Лаосе – нашим военспецам приходилось переодеваться в чужую форму, выдавая себя за военнослужащих вьетнамской или китайской армии. В популярной в 70-е годы песне, поющейся от лица сбитого во Вьетнаме американского лётчика, есть такие строчки: «На допросе только я спросил: кто пилот, который меня сбил? И ответил мне раскосый, что командовал допросом: «Тебя сбил наш лётчик Ли Си Цын». Сколько таких вот Лисицыных так и не вернулось на Родину, умерев в плену, сказать чрезвычайно сложно. Часто они так и не сознавались до самой смерти, кто они на самом деле. Герои.

Согласно данным, которые вряд ли можно считать официальными, но которые тем не менее уже стали расхожими, в 60–80-х годах советские военные оказывали братскую помощь своим коллегам из 40 стран мира. Только в Анголе, Вьетнаме, Лаосе, Сомали и Эфиопии с 1965 по 1991 год в качестве военных советников поработали 46 833 солдата, офицера и генерала. Считается, что в этих странах погибли 178 человек, в том числе 4 генерала. В плен попали 10 человек, из которых вернулись на Родину четверо.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.01.2013 15:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх