// // Мигрантам будут продавать патенты на работу без ограничений

Мигрантам будут продавать патенты на работу без ограничений

490

Давайте работать!

Часто работникам  из России сложнее легализоваться, чем их коллегам даже из дальнего зарубежья
Фото: ИТАР-ТАСС
Часто работникам из России сложнее легализоваться, чем их коллегам даже из дальнего зарубежья Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Гастарбайтерам собираются предложить патентование. Выплачивая в казну по 1 тыс. рублей в месяц за человекоединицу, наниматели смогут беспрепятственно пользоваться привозной рабсилой. Говорят, решение принесёт революцию. «Наша Версия» видит как минимум два её итога. Во-первых (и это хорошо), могут упроститься взаимоотношения физлиц с их приезжими рабочими. Между прочим, зачастую они основаны на коррупции и всевозможных поборах со стороны участковых и прочих уполномоченных лиц. Во-вторых, просчитать количественное изменение миграционного потока после нововведения невозможно, не говоря о том, чтобы хоть как-то его контролировать.

Действующая ныне миграционная политика доживает считанные дни. Уже во второй декаде января Госдума может рассмотреть целый блок законопроектов о миграции и гражданстве, среди которых самым скандальным станет введение патента для гастарбайтеров из стран СНГ. Суть этого нововведения вот в чём: трудовые мигранты, нанятые частным лицом, будут иметь право легализоваться, купив патент стоимостью 1 тыс. рублей в месяц. После года ежемесячной оплаты патента (причём для этого достаточно будет оплатить квитанцию в банке) гастарбайтер может вновь обратиться в ФМС за патентом. Важно отметить, что покупка патента не избавляет мигранта от регистрации на территории России, зато выводит его из-под действия квот на привлечение трудовых мигрантов – она, кстати, в 2010 году сокращена вдвое, до 1,9 млн. человек.

Авторы законопроекта уверены, что он поможет справиться с нелегальными мигрантами.

«По нашим подсчётам, около 2,5 млн. мигрантов трудятся сейчас в частном секторе. И практически все они нелегалы, – поясняет замглавы Федеральной миграционной службы (ФМС) Анатолий Кузнецов. – Их работодатели, по идее, должны заключать с ними договоры и регистрировать их в муниципалитете. Но этого почти никто не делает – отчасти из-за того, что местные власти сами не понимают суть и необходимость этой процедуры. Патент даёт право легализовать труд этих людей».

В пояснительной записке к законопроекту, поступившему в Госдуму 9 января, говорится, что он направлен на совершенствование механизмов регулирования внешней трудовой миграции и защиты национального рынка труда. «Совершенствование» – это очень мягкое определение того, что предлагается в реальности. Потому что речь идёт ни много ни мало о кардинальном изменении миграционной политики и рынка труда. И вряд ли в пользу российских работников. Недаром обычно достаточно вялые официальные профсоюзы на этот раз бурно негодуют.

В существующей редакции законопроект является дискриминационным, считает председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков.

«Во-первых, этот законопроект дискредитирует одних трудовых мигрантов перед другими», – пояснил он в эфире радио «Эхо Москвы».

Действительно, получается, что Понятно, что юрлица недолго будут мучиться с сокращающимися квотами и необходимостью доказывать отсутствие у местных кадров желания выполнять требуемую работу. Теперь вместо объявлений о наборе дворников со знанием таджикского языка появятся объявления о найме садовника с навыками уборки улиц. И как доказать, что хозяин строительной компании частным образом нанял 200 киргизов отнюдь не для обслуживания своей дачи? Вернее, доказать-то можно, было бы желание, но вот с ним и проблемы. Недаром в эффективность нового порядка не очень верят и сами представители мигрантов.

О том, что может произойти при фактически неконтролируемой миграции, можно только догадываться. Недаром громче всех против законопроекта протестуют московские власти: никто не сомневается, что большая часть новоприбывших ринется в столицу и её окрестности. Между тем здесь уже есть районы с напряжённой межэтнической обстановкой. Достаточно вспомнить протесты жителей юго-востока столицы против переезда к ним китайской оптовой торговли с Черкизовского рынка. Усугубляет опасность социального взрыва то, что самая большая несправедливость законопроекта касается российских граждан.

По теме

«Он дискредитирует российских граждан по отношению к трудовым мигрантам, которые будут иметь патент на работы подобного вида, а российские граждане не могут иметь такого патента, поскольку у них условия их трудового договора и условия работы подчиняются другим правилам», – негодует Шмаков.

Стоит отметить, что дискриминация российских граждан уже имеется – при регистрации по месту пребывания. Мигранту для регистрации достаточно найти кого-то, постоянно проживающего в России, кто сходит на почту и отправит письмо в ФМС, заплатив символическую сумму в 180 рублей. Это может быть не только частное лицо, но и фирма-посредник и работодатель. Порядок регистрации уведомительный, времени занимает немного: надо признать, что впервые в России ФМС удалось создать систему, в которой просто нет места бюрократии. С коррупцией чуть сложнее: как недавно выяснилось, недобросовестные посредники умудряются регистрировать мигрантов в квартирах ничего не подозревающих граждан. Тем не менее остаётся фактом то, что число незарегистрированных мигрантов в России резко уменьшилось.

Но попробуйте зарегистрировать, как того требует закон, своего бывшего одноклассника из другого города! Регистрация по месту пребывания российских граждан по-прежнему невозможно громоздка и трудоёмка: не менее двух дней нужно простоять в очередях. Причём всем собственникам жилья без исключения! И вот милиционеры в метро уже проверяют регистрацию не у тех, кто потемнее, а у граждан среднерусско-провинциального вида. А фирмы-посредники переключаются на «помощь в регистрации граждан РФ».

Между тем положение дел в российской глубинке сейчас едва ли не хуже, чем в странах СНГ. «Я не хочу сказать, что этот законопроект совсем плохой, но должно быть приведено в соответствие российское законодательство по отношению к российским гражданам и к иностранным гражданам, – говорит Шмаков. – Иначе, если он пройдёт без изменений, это приведёт к серьёзным волнениям в России».

Есть старое педагогическое правило, которое гласит: «Нельзя вводить запрет, соблюдение которого невозможно проконтролировать».

В сущности, это универсальное положение искусства управления. В приложении к миграционной политике России оно означает, что в условиях отсутствия визовых отношений со странами СНГ власти не могут контролировать миграцию запретительными мерами.

«Мы не можем остановить этот поток, но давайте его хоть упорядочим, – призывал на одном из совещаний вице-премьер Александр Жуков. – Вы как будто на другой планете живёте и не знаете, как мигранты, например, участковым регулярно носят деньги, чтобы те закрывали глаза на их нелегальное пребывание в России и работу в частном секторе. Вы хотите, чтобы это продолжалось вечно? Законопроект – это попытка не только узаконить их нахождение в России, но и защитить от взяточничества, произвола людей в погонах».

Однако перестать уповать на запреты и пустить дело на самотёк – вещи разные. Если уж мы решили избавить от милицейского произвола и коррупции иностранных граждан, будет разумно одновременно провести аналогичную либерализацию в отношении соотечественников. Более того, будет вполне справедливо, если для российских граждан создадут программу помощи в переезде к месту работы, начиная с создания всероссийской базы вакансий и заканчивая льготами и преференциями для тех, кто уезжает из трудоизбыточных регионов или приезжает в регион, где требуются рабочие руки.

Надо понимать, что сегодня российский провинциал проигрывает иностранному рабочему не только (и даже не столько) в зарплатных ожиданиях, сколько в отсутствии поддержки земляков. Простой пример: в одном из подмосковных городов в водители маршруток хлынули оставшиеся без работы местные жители – и сразу же столкнулись с выходцами из южных окраин экс-СССР, традиционно контролировавших этот вид деятельности. Потребовались недюжинные усилия местной администрации и милиции, чтобы оградить «аборигенов» от гнева гастарбайтеров, и всё же несколько жестоких драк предотвратить не удалось. Сейчас решение избавиться от иностранных водителей маршруток приняли московские власти – остаётся надеяться, что им удастся пресечь эксцессы со стороны оставшихся без работы мигрантов.

По теме

Между тем сама идея введения патента вовсе не плоха. Более того, как замечают эксперты, при должном развитии она может сделать прозрачным рынок частного найма, что поможет не только мигрантам, но и соотечественникам. Ведь не секрет, что сегодня отношения в этой сфере абсолютно не регламентированы. Наниматель может выкинуть работника в любой момент, может не расплатиться с ним. Что уж говорит о таких вещах, как право на отпуск или пособие по нетрудоспособности. Наконец, проработав всю жизнь нянечкой, домработницей или личным водителем, можно оказаться на старости лет практически без пенсии: ведь в трудовой стаж такие отношения сейчас, как правило, не засчитываются, взносы в Пенсионный фонд не платятся. Введение системы патентов для частного найма поможет защитить работников, даст им равные с корпоративными сотрудниками права.

Для работодателей легализация рынка частного найма означает повышение гарантий качества услуг. Любой милиционер может рассказать массу историй о строителях-«наводчиках», няньках – похитительницах детей, вороватых домработницах и «сорвавшихся с катушек» водителях. Да и сами граждане, имевшие дело с частным наймом, имеют массу печальных историй о горе-малярах и криворуких кухарках. В случае легализации этого рынка к нему могут быть применимы не только нормы гражданского и трудового кодекса, но и закон о защите прав потребителя.

Для бюджета система патентования означает приток немалых денег при минимальных затратах на администрирование: для контроля достаточно будет участкового, который и сейчас с успехом уличает граждан в незаконном найме – пока в пользу своего кармана.

Простой подсчёт показывает, что только от мигрантов можно получить не менее 2,5 млрд рублей в месяц – это 30 млрд рублей в год. Для сравнения: всего налоговыми службами за январь – ноябрь 2009 года (более поздних данных ещё нет) было перечислено в бюджет 2718 млрд рублей. Почти 1% всех налоговых поступлений – неплохая прибавка в закрома родины. А по экспертным оценкам, рынок частного найма составляет не менее 5 млн вакансий. И со временем он будет только расти: повышение интенсивности труда в мегаполисах, увеличение времени на поездки от дома до работы не оставляет российским «белым воротничкам» иного выхода, кроме найма домашней прислуги. Недаром до кризиса нанять домработницу и няню для среднего класса в Москве было уже делом обычным. А продолжающееся старение населения добавит спрос на сиделок и медсестёр.

Создание цивилизованного конкурентного рынка в этом секторе, равно открытого для российских и иностранных граждан, уже вопрос не только экономический, но и политический. Если сейчас не продумать соответствующие меры, дикий рынок частного найма не только пронесёт мимо бюджета немалые деньги, но и может оказаться запалом социального взрыва. Как показали предыдущие годы, «кнутом» в виде ограничения квот и милицейских рейдов существующие в российской миграционной политике проблемы не решить. Но и «пряник» в виде предлагаемого законопроекта пока оказался недопечённым.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.01.2010 12:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх