// // Россию губят 100-долларовые взятки пожарным инспекторам

Россию губят 100-долларовые взятки пожарным инспекторам

379

Госпожпозор

2
В разделе

На момент сдачи номера в печать количество жертв пермской катастрофы достигло 142 человек. Эти люди умерли от несовместимых с жизнью ожогов, задохнулись в дыму или были раздавлены обезумевшей толпой, пытавшейся вырваться на улицу из клуба, который за несколько секунд превратился в гибрид доменной печи и газовой камеры. К входу в сгоревшую «Хромую лошадь» люди до сих пор несут живые цветы… Реакция властей на катастрофу была предсказуемой: предельно жёсткой. Президент назвал виновных в трагедии «мерзавцами», Генпрокуратура задержала и допрашивает подозреваемых, МЧС с особым пристрастием проводит рейды по увеселительным заведениям. И если ответ на вопрос «кто виноват?» будет скорее всего найден, то в вопросе о том, что всё-таки делать, чтобы избежать подобных трагедий в будущем, единcтва мнений ни во властных структурах, ни в обществе нет. Одни предлагают закручивать гайки бизнесменам, другие бескомпромиссно бороться коррупцией в МЧС, третьи вообще «менять всю систему». «Наша Версия» попробовала разобраться в этой непростой проблеме. И выводы оказались неутешительными.

Первые головы, так или иначе причастные к пожару в «Хромой лошади», уже полетели. На прошлой неделе в отставку было отправлено всё правительство Пермского края. Своих постов также лишились мэр и главный архитектор Перми, руководство краевого Госпожнадзора и Госстройнадзора. Но родственникам и близким погибших от этого вряд ли станет легче…

Председатель Московского областного отделения Всероссийского добровольного пожарного общества (ВДПО) Владимир Ермилов прослужил в органах 25 лет, но ничего подобного тому, что произошло в Перми, он припомнить не может.

«В советские времена газеты не писали о всех чрезвычайных происшествиях, но на служебной подготовке мы подробно разбирали все крупные пожары, – говорит Владимир Ермилов. – Таких трагедий тогда просто не было, очень серьёзными считались происшествия, где погибли пять-шесть человек, самым крупным стал пожар в гостинице «Россия». Но там жертв было втрое меньше, чем в «Хромой лошади». Пожары с таким количеством погибших, как сейчас, происходили где-то далеко в отсталых странах».

Пожар в гостинице «Россия», который вспыхнул 25 февраля 1977 года, действительно стал одним из крупнейших происшествий эпохи застоя. Его жертвами стали 42 человека, более 50 постояльцев и сотрудников гостиницы получили травмы, выгорели ресторан и более сотни номеров. Как вспоминают очевидцы, жертв могло быть гораздо больше, если бы не самоотверженные, а подчас и героические действия пожарных. Так, лёгкие штурмовые лестницы доставали только до 7-го этажа здания. Чтобы добраться до 22-го этажа, где полыхал огонь, пожарным пришлось связывать лестницы, и с помощью этих хлипких конструкций были спасены десятки человек. У погибших же в Перми, по мнению экспертов, шансов на спасение не было никаких. Они были обречены задолго до начала шоу.

«Для меня, как для профессионала, в истории с «Хромой лошадью» есть много непонятных вещей, – говорит Владимир Ермилов. – Во-первых, неясно, почему в такое небольшое помещение, рассчитанное лишь на 50 человек, буквально запихнули более 300 посетителей. Во-вторых, что уже совершенно невозможно понять, как вообще кто-то мог допустить, чтобы в этом помещении был потолок, сделанный буквально из хвороста. Тем более, насколько я знаю, там ещё были установлены софиты».

Судя по списку арестованных по делу о пожаре в Перми, основной груз ответственности за случившееся ляжет на персонал и руководство «Хромой лошади». Обвинение предъявлено исполнительному директору клуба Светлане Ефремовой, исполняющему обязанности арт-директора Олегу Феткулову, соучредителю клуба Анатолию Заку и директору пиротехнической компании, проводившей в клубе огненное шоу, Сергею Дербеневу. Их обвиняют в совершении преступления по статьям «нарушение требований пожарной безопасности» и «причинение смерти по неосторожности». По версии следствия, главной причиной пожара стало использование в помещении фейерверков. От них якобы и загорелся ночной клуб.

В том, что после резких заявлений на самом верху дела будут доведены до суда, сегодня никто не сомневается. Вот только должен ли список виновных быть ограничен одними лишь предпринимателями?

По теме

«Если действительно, как сообщают СМИ, заведение было рассчитано на 50 человек, то действия руководства клуба, которое разместило там такое количество людей, совершенно неправильные и неадекватные, – рассказывает «Нашей Версии» вице-президент Федерации рестораторов и отельеров Александр Иванов. – Но, с другой стороны, мы считаем, что ответственность лежит на всех сторонах этого процесса. Хочется спросить представителей государства: а где вы все эти восемь лет, пока существовал клуб, сами-то были? Там через дорогу пожарная часть, люди ходили на работу и каждый день видели всё это. А в клубе неоднократно проводились фейерверки. Значит, кого-то устраивала эта ситуация? А если устраивала, то почему?»

Вопрос, почему власти не замечали восемь лет вопиющие нарушения правил пожарной безопасности, которые всплыли лишь после трагедии, для людей, хоть сколько-нибудь знакомых с особенностями ведения бизнеса в России, в общем-то, риторический. Действительно, очень трудно поверить в то, что инспекторы пожнадзора, которые, как теперь выясняется, неоднократно бывали в клубе, не заметили ни огнеопасного потолка из хвороста с прикреплёнными к нему софитами, ни захламлённого запасного выхода. Как же решался вопрос?

«В отношениях между бизнесом и органами Госпожнадзора давно сложились правила игры, когда бизнес воспринимает приход пожарного как некую необходимость заплатить ему определённую сумму денег, – рассказывает «Нашей Версии» председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов. – Расценки разные: от 100–200 долларов рядовому проверяющему до нескольких сотен тысяч долларов за приёмку объекта. И я знаю очень мало предпринимателей, которые не платили бы пожарным. Поэтому и горим».

Между тем, несмотря на то что правила этой незаконной игры известны практически всем, правоохранительные органы не могут похвастаться серьёзными успехами в борьбе с мздоимцами-огнеборцами. Так, в 2009 году, по данным новостных лент, в России за получение взятки было задержано не более 10 пожарных инспекторов. А приговоры в их отношении не назовёшь суровыми. Например, недавно в Свердловской области пожарного инспектора, вымогавшего деньги с владельца лесопилки, суд приговорил к… штрафу в 100 тыс. рублей. И каких-то признаков того, что после трагедии в Перми в рядах МЧС будет проведена антикоррупционная чистка, пока не наблюдается.

«МЧС признаёт, что вся система коррумпирована, но руководство ничего не может с этим поделать, – говорит Кирилл Кабанов. – Вообще же, что больше всего удивило во всей этой ситуации, в выступлениях президента и премьер-министра по поводу пермской трагедии ни разу не прозвучало слово «коррупция». Складывается ощущение, что этот вопрос власти как-то обходят. Например, генеральный прокурор сказал, что между владельцами клуба и пожарными «возможно, были другие отношения». Это какие отношения? Половые?»

Между тем есть основания думать, что Их закрытие даже на непродолжительный срок может нанести бизнесу непоправимые потери.

«Я не хочу огульно обвинять всех инспекторов, что вот они сейчас пойдут и будут вымогать, – говорит Александр Иванов, – но опыт предыдущих лет нашей предпринимательской жизни говорит о том, что зачастую любое усиление контроля со стороны государства приводит не к самым благоприятным последствиям для индустрии».

Впрочем, под раздачу попали не только рестораторы.

Сегодня помимо увеселительных заведений власти активно проверяют и точки по продаже пиротехники, которые получают львиную долю прибыли именно перед Новым годом. Со стороны это, конечно, выглядит нелепо. А если бы «Хромая лошадь» сгорела от непотушенной сигареты, МЧС сейчас выворачивало бы наизнанку все табачные ларьки? Да и эффективность всех этих рейдов вызывает большие сомнения.

«К кому проще прийти с проверкой? Да к тому, у кого большая вывеска и куда легко зайти. А куда-то в шалман, в подворотню идти или куда-то ехать на трассу инспекторам не так интересно, – продолжает Александр Иванов. – На маленьких предприятиях даже разговаривать не с кем зачастую. Поэтому получается, что при организации проверок в большой бизнес проще прийти, хотя порядка там больше. Ведь люди вложили в него много сил и средств».

По теме

Впрочем, у пожарных есть своя правда. Сегодня представители МЧС активно проталкивают идею, что, после того как пожарным запретили проводить внеплановые проверки, бизнес стал абсолютно наплевательски относиться к вопросам безопасности. Хотя, как показывает пермская трагедия, никакой порядок проверок нынче не является гарантией безопасности. Хотя к некоторым аргументам пожарных нельзя не прислушаться.

«Я вообще считаю, что система Государственного пожарного надзора сегодня разрушена, – говорит Владимир Ермилов. – Например, сегодня инспектора уже не входят в состав комиссий по сдаче объектов, хотя раньше мы занимали в них чуть ли не главенствующее положение. И получается, что комиссия принимает объект, а инспектор лишь потом может предъявлять претензии и требовать их устранить через суд. То есть объект может быть принят в эксплуатацию, даже если на нём не работает пожарная сигнализация или нет противопожарных дверей, противопожарных отсеков и так далее. Это парадокс».

Другая проблема, которая сегодня вызывает обеспокоенность у специалистов и ежегодно оборачивается сотнями жертв, – это полная неразбериха на рынке строительных и отделочных материалов. С советских времён их ассортимент вырос на порядки, а вот какой сюрприз они могут преподнести во время пожара, специалистам остаётся лишь догадываться. Теоретически любые отделочные материалы как отечественного, так и импортного производства должны иметь противопожарный сертификат. Причём в нём должны были бы отражаться такие характеристики материала, как огнепроводность, способность дымовыделения и так далее. Но по факту такие сертификаты зачастую оказываются филькиной грамотой. Ведь ни для кого не секрет, что до половины рынка стройматериалов у нас составляет либо контрафакт, либо произведённая непонятно кем, где и из чего контрабанда. Впрочем, это не самая страшная пожарная гримаса современного рынка.

«Многие наши предприниматели почему-то считают, что пожарная безопасность – это то, на чём можно сэкономить, – продолжает Владимир Ермилов. – Если проводится тендер на установку пожарной сигнализации, то зачастую выбирают самую дешёвую систему. И никого не волнует, что завтра она уже не будет работать. К счастью, экономят не все. Что касается, например, крупных столичных и подмосковных гипермаркетов, то там есть все системы – и автоматической системы сигнализации, и пожаротушения, и дымоудаления. На некоторых крупных объектах установлены двойные и даже тройные системы безопасности. Поэтому посещать такие объекты мне лично не страшно. Но, к сожалению, такое внимание пожарной безопасности уделяют далеко не все».

По словам Владимира Ермилова, в СССР система пожарного надзора работала гораздо эффективнее, а безответственность некоторых руководителей могла стоить им карьеры. Например, за выявленные нарушения руководителя любого уровня могли не только снять с должности, но и исключить из партии. Сегодня, как видно, ситуация кардинально изменилась.

Получается, что в плачевном положении с обеспечением противопожарной безопасности в стране сегодня виноваты все. И предприниматели, экономящие буквально на всём, и пожарные, готовые «за долю малую» закрывать глаза даже на вопиющие нарушения, и федеральные власти, которые просыпаются лишь после таких страшных трагедий.

Но в то, что даже сейчас дело сдвинется с мёртвой точки, почему-то не верится.

«У нас это разве первый пожар? – задаётся вопросом Кирилл Кабанов. – У нас банк во Владивостоке сгорел по этим же самым причинам. Ежегодно горят дома престарелых и инвалидов, детские приюты. И каждый раз нам говорят о каких-то жёстких мерах, но всё остаётся как прежде. Гарантий того, что завтра не сгорит какой-нибудь крупный торговый центр и жертв будет гораздо больше, к сожалению, нет никаких».

Нет никаких гарантий, что пермская трагедия заставит стать более ответственным бизнес. Ведь многие предприниматели действительно восприняли последние послабления с проверками и прочими противопожарными процедурами как начало полной анархии.

«Все мы ходим по улицам и видим, что происходит. Вчера в каком-то помещении был продуктовый магазин, сегодня в нём открывается кафе, а завтра будет магазин, торгующий огнеопасными красками, – говорит Владимир Ермилов. – А это совершенно разные подходы к пожарной безопасности. Раньше, если ты открывал магазин, то в течение трёх лет не мог его перепрофилировать и сделать это можно было только после заключения инспектора пожнадзора. Сейчас ничего подобного нет».

Сколько ещё гореть России в огне мздоимства и всеобщего пофигизма, предсказывать никто не берётся. Остаётся лишь надеяться, что чудовищный сигнал пожарной тревоги из Перми будет всё-таки услышан. И не только услышан, но и воспринят как сигнал к самым решительным действиям.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.12.2009 12:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх