// // Местные власти пытаются сохранить чёрный рынок в областном центре и противятся появлению современной торговой сети?

Местные власти пытаются сохранить чёрный рынок в областном центре и противятся появлению современной торговой сети?

3238

Черкизон новосибирского масштаба

Местные власти пытаются сохранить чёрный рынок в областном центре и противятся появлению современной торговой сети?
В разделе

Новосибирский Гусинобродский вещевой рынок известен в Сибири не меньше, чем в своё время Черкизовский рынок столицы в европейской части России. Вот только в отличие от Черкизона и Тельмана Исмаилова, который создавал знаменитую барахолку при Лужкове, хозяева Гусинобродки, начинавшие свой бизнес ещё в бытность мэром Виктора Толоконского, оказались куда живучее.

Региональные власти, похоже, готовы игнорировать федеральное законодательство и закрывать скандальный вещевой рынок и его «наследников» в Новосибирске не хотят. Но если сами чиновники опасаются в открытую выступать в защиту одиозного бизнеса, то общественники и судьи для этого в Новосибирске всегда найдутся.

«Крыша» рынка никуда не делась

Попытки навести порядок на Гусинобродке стали предприниматься с 2005 года, задолго до 271-го федерального закона о розничных рынках, предписавшего вести рыночную торговлю в крытых помещениях. Однако каждая попытка реформировать работу вещевого рынка приводила в лучшем случае к отставкам чиновников, в худшем – к убийству особо упрямых.

Попробуем составить свой список «жертв новосибирского муниципального рынка». Его мог бы открыть убитый в 2001 году вице-мэр Новосибирска Игорь Беляков, позже пропал без вести заместитель гендиректора МУП «Вещевой рынок» Михаил Тришин. В августе 2002 года убит городской депутат Анатолий Карпунин, входивший в совет директоров ОАО «Гусинобродский вещевой рынок» и контролировавший ход реформ. В марте 2004 года был застрелен Валерий Марьясов, сменивший Белякова на посту вице-мэра.

Некоторые «победы» над рынком были одержаны в 2010 году, когда были арестованы вице-мэр Новосибирска Александр Солодкин-младший, Александр Солодкин-старший, кстати, экс-советник губернатора Толоконского, и бывший заместитель главы областного УФСКН Андрей Андреев, которых подозревали в крышевании Гусинобродского вещевого рынка.

Жёсткую позицию в отношении рынка занимал бывший губернатор Новосибирской области Василий Юрченко, но довести дело до конца не успел. Зато ключевые фигуры региона, крышевавшие рынок ещё со времён Толоконского, кажется, никуда не делись.

Уже в тот момент, когда казалось, что судьба рынка решена окончательно, хотя бы потому, что региональные власти должны выполнять федеральное законодательство, в историю вмешались, взявшиеся откуда ни возьмись общественники, на помощь которым встал суд.

Владельцам Гусинобродки было что терять

В соответствии с 271-м законом ещё 1 января 2013 года городские власти должны были перевести всю торговлю из ржавых контейнеров в новый крытый рынок. Но нового рынка всё не было, а потому торговля на Гусинобродке шла до последнего.

Действительно, владельцам рынка было что терять. Официально налоговые поступления в бюджет Новосибирска от рынка составляли около 350 млн рублей. Однако на суде по делу Солодкиных стало известно, что официально учитывалось лишь 25% выручки с каждого торгового места, а 75% шли хозяевам чёрным налом. Таким образом, с учётом чёрного нала только сдача в аренду торговых мест могла приносить владельцам рынка 7,5–8,3 млрд рублей в год. Общий оборот торговли на Гусинобродке несколько чиновников и предпринимателей, осведомлённых о делах рынка, оценивают в 2,2–2,5 млрд долларов в год (80–90 млрд рублей). Впрочем, говорят, за последние годы в силу объективных причин доходы уменьшились.

По теме

После выхода федерального закона о розничных рынках, требовавшего навести порядок в торговле, владельцы рынка пытались договориться о его реконструкции и, говорят, даже предлагали варианты переезда Гусинобродки. Но власти задались целью очистить рыночную торговлю в Новосибирске от криминала. Осенью 2013 года компания «Норд Сити Молл» начала в регионе реализацию масштабного проекта по строительству крупнейшего в Сибири торгово-логистического комплекса (ТЛК).

После разработки концепции, в июне 2014 года, «Норд Сити Молл» приобрёл земельный участок в 20 гектаров на пересечении Северного объезда и Пашинского шоссе, идеально расположенный для подобного объекта, и начал строительство.

Общая площадь комплекса – около 170 тыс. квадратных метров, торговая – 83 тыс. квад­ратных метров. По словам генерального директора «Норд Сити Молл» Вагана Авакяна, рынок представляет собой модульные двухуровневые павильоны с небольшим (15–18 квадратных метров) торговым залом на первом уровне и складами на втором. Первый корпус ТЛК (на тысячу торговых мест) планируется к сдаче в конце 2015 года, два других, каждый – на 1700 мест – соответственно в августе и ноябре 2016 года.

«Норд Сити Молл» по объёмам даже больше старого рынка, не говоря уже о том, что размещать продавцов готов был на льготных условиях, предоставляя им трёхмесячные арендные каникулы. Таким образом, очевидно, подобный комплекс представлял серьёзную угрозу бизнесу возникших на территории бывшей барахолки торговых центров, куда переместились прежние операторы новосибирского Черкизона.

Точка в истории полукриминального бизнеса должна была быть поставлена 1 октября, когда Гусинобродку всё же официально закрыли. И её действительно закрыли, но точку не поставили. По моему мнению, складывавшиеся годами понятийные отношения, основанные на крышевании теневого бизнеса, скорее всего плавно перекочевали в торговый центр «Восток» Дмитрия Башмакова в тесном союзе с рядом прежних операторов барахолки на руинах старого автобусного парка. Сюда же могли перетащить и многих продавцов старого рынка. Правда, в отличие от «Норд Сити Молл» за право аренды торгового места владельцы ТЦ «Восток» брали с арендаторов так называемые «посадочные» в размере до полутора миллионов рублей – суммы, невиданные даже на прежней барахолке. Ну, то есть по обычной серой схеме их сначала все раздали жукам-перекупщикам по 100 тыс. рублей, а уж те, в свою очередь, с невероятной наценкой пускали продавцов.

Аппетит приходит во время еды. Владельцам ТЦ «Восток» показалось недостаточным, что по странному стечению обстоятельств власти закрыли барахолку точно в день открытия этого ТЦ. Они, похоже, догадывались, что с открытием ТЛК «Норд Сити Молл» значительная часть арендаторов предпочтёт цивилизованные отношения тем обычаям, которые установились на «Востоке».

Завершится ли эта история высадкой в регионе десанта ФСБ?

Далее сюжет развивался по подзабытому сценарию 90-х годов. Незадолго до открытия комплекса «Норд Сити Молл» странная экологическая организация «Тут грязи нет» вдруг заявляет о многочисленных нарушениях при строительстве торгового комплекса. В частности, речь шла о нарушении правил пожарной безопасности, об отсутствии разрешений на строительство и т.д.

Экологи подали на строителей логистического комплекса в суд, который 26 октября почти конспиративным порядком удовлетворяет требование экологов о наложении обеспечительных мер на время его рассмотрения: компании «Норд Сити Молл» запрещено осуществлять строительство торгово-логистического комплекса в Новосибирском районе.

Как заявил генеральный директор ООО «Норд Сити Молл» Ваган Авакян, «по всем документам, которые мы на сегодняшний день имеем на руках, присутствуют совершенно очевидные признаки того, что это – «заказное дело», которое рассматривалось в суматошном режиме, буквально в течение нескольких часов одного дня. Более того, решение, которым мы располагаем, с нашей точки зрения, принято неправомерно, с нарушением норм законодательства. Решение вступило в силу, и об этом мы узнали от судебного пристава, который сегодня пришёл к нам с готовым пакетом документов судебной инстанции, от которой в наш адрес ничего не поступало».

Жалобы на решение судьи уже поданы и в Генеральную прокуратуру, и в Высшую квалификационную коллегию судей. Историей новосибирского рынка уже заинтересовались члены Общественной палаты РФ и некоторые депутаты Госдумы. Завершится ли эта история высадкой в регионе десанта ФСБ, как на Сахалине, ещё покажет время, но очевидно, что побороть коррупцию в регионах зачастую даже сложнее, чем в столице.

Когда в 90-е создавались Черкизон при Лужкове или Гусинобродка при Толоконском, эти вещевые рынки решали серьёзные социальные проблемы, но благодаря им же, по всей видимости, создавалась криминальная система в торговле, которая повязывала коррупционными связями торговцев, преступников и чиновников.

Похоже, что разрушить «лужковский» Черкизон стало возможным лишь благодаря личному указанию президента. Казалось бы, что для победы над серым рынком в регионе спустя несколько лет после разгрома Черкизона вмешательство президента требоваться не должно.

Решение о том, что на смену старым рынкам должны прийти новые формы торговли, принято давно. Но, очевидно, в Новосибирске его ещё требуется доказывать.

Новосибирск – Москва – Новосибирск

Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2015 12:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх