// // В аэропорту Домодедово по сфабрикованному обвинению задержали бывшего менеджера «Ангарскцемента» Станислава Голотвина

В аэропорту Домодедово по сфабрикованному обвинению задержали бывшего менеджера «Ангарскцемента» Станислава Голотвина

2901

Жертва «Сибцема»

2
В разделе

Казалось бы, в рамках непримиримой борьбы с коррупцией, объявленной в стране, россияне начали привыкать к арестам и задержаниям бизнесменов, замешанных в преступных схемах. Вот только в этом случае все произошло ровно наоборот: за решеткой оказался предприниматель, не причастный к каким-либо противоправным деяниям, а, напротив, их разоблачавший.

31 октября в московском аэропорту Домодедово был задержан миноритарный совладелец и бывший менеджер ОАО «Ангарскцемент» Станислав Голотвин. Об этом сообщает mosmonitor.ru. По мнению независимых юристов, уголовное дело против Голотвина было полностью сфабриковано вероятно с подачи нынешнего руководства холдинга «Сибирский цемент» – в частности, председателя совета директоров «Сибцема» Олега Шарыкина и 1-го вице-президента компании, бывшего замначальника УФСБ по Кемеровской области Валерия Бодренкова.

Как сообщали СМИ, эти люди на протяжении ряда лет предположительно пытаются «отжать» активы миноритарных владельцев цементных компаний, совладельцами которых является менеджмент «Сибцема». И в первую очередь – если те были тем либо иным образом связаны с экс-президентом и нынешним миноритарием «Сибцема» Андреем Муравьевым.

Подробная история преследований Станислава Голотвина, предваряющая нынешние события, была обнародована в январе 2013 г. С тех пор прошло почти три года и, как можно сегодня наблюдать, этот эпизод стал одним из типичных элементов расправы владельцев «Сибцема» с неугодными акционерами и конкурентами.

На этом фоне, «дело Голотвина» можно расценивать как крупную «удачу» рейдеров, причастных к захвату «Сибцема». Поскольку в настоящее время все имеющиеся уголовные дела, расследуемые в течение многих лет, не достигли желаемого заказчиками результата. Теперь же, по оценкам экспертов, задержание акционера «Ангарскцемента» произведено лишь с той целью, чтобы выбить из него «нужные» показания.

С уходом команды генерала Юрия Алексеева из Следственного департамента МВД РФ (который, как и Бодренков из ФСБ, был уволен по подозрению в коррупции), была утрачена возможность воздействия на ход вероятно сфабрикованных уголовных дел, расследуемых в центральном аппарате. И посему, отнюдь не удивительно, что в наши дни заказчики сосредоточились на «подконтрольных» территориях.

Так, в Кемерово сейчас активизировалось расследование (с нарушением всех сроков – 3,5 года с момента возбуждения) дела в отношении еще одного соратника г-на Муравьева – Сергея Храпунова – после неоднократных прекращений за отсутствием состава преступления.

Теперь на очереди – Иркутская область. Причем, повод для задержания Станислава Голотвина в аэропорту был выбран фантастический: реализацию прав миноритарного акционера, когда-то владеющего 0,016% акций ОАО «Ангарский цементно-горный комбинат» на защиту своих грубо нарушаемых руководством «Ангарскцемента» законных интересов, следственные органы квалифицировали как… вымогательство (ч. 3 ст. 163 УК РФ – от 7 до 15 лет лишения свободы).

По теме

Вместе с тем, если администрация комбината (в лице гендиректора Владимира Афанасина, который и написал на акционера донос в ГУ МВД по Иркутской области) считала действия Голотвина незаконными, она имела все возможности в рамках арбитражных процессов привлечь его к ответственности за злоупотребление правом истца. Тем не менее, этого так и не произошло.

Более того, УК РФ предусматривает уголовную ответственность за заведомо ложный донос. И посему органы, рассматривавшие заявления Голотвина о привлечении к ответственности должностных лиц «Ангарскцемента» за махинации в финансово-хозяйственной деятельности, обязаны были дать правовую оценку доводам заявителя с точки зрения наличия признаков ст. 306 УК РФ.

Между тем, во всех постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела орган дознания отмечал отсутствие в действиях Голотвина признаков заведомо ложного сообщения о преступлении. А стало быть, вся его публичная деятельность по отстаиванию своих прав как акционера носила исключительно законный характер.

Но почему же ситуацию не удалось, что называется, уладить полюбовно? Ведь, согласно действующему законодательству, «Сибирский цемент», консолидировав более 98% акций «Ангарскцемента», обязан был выкупить оставшиеся акции у миноритариев. Однако, эту свою обязанность реализовывать он вовсе не спешил.

И действительно, зачем кому-то платить миллионы, если можно, пользуясь коррупционными связями в правоохранительных органах, сфабриковать против акционера уголовное дело, и получить все требуемое бесплатно? Ну, или за взятку, размер которой в любом случае составляет меньшую сумму, нежели стоимость миноритарного пакета акций...

Напомним, вымогательство относится к категории особо тяжких уголовных статей. На практике эта статья применяется к бандитам – членам ОПГ, похитителям людей и прочим отпетым уголовникам. Кроме того, само по себе постановление о возбуждении (от 23.10.2015) уголовного дела №31578 содержит противоречивые измышления и надуманные выводы, противоречащие фактическим обстоятельствам.

Удивительно, но человек, написавший заявление в полицию (в сентябре-2015), сотрудники «Сибцема», которым Голотвин озвучивал свое желание продать пакет акций в июле-2013, и лицо, купившее у него акции в декабре-2014 – абсолютно разные лица. А это прямо противоречит признакам состава вымогательства, ибо угрозы должны быть обращены в отношении конкретного лица (или его близких) – с целью завладения имуществом. (К слову, отстаиванием своих законных прав юрист активно занимался в 2011 г., но проблема материализовалась только сейчас).

Однако в нашем случае беседа в кафе «Шоколадница» в июле 2013 г. между Голотвиным и бывшим юристом АЦ, представителем ООО «Оптический холдинг», квалифицирована следствием как угроза.

Правда, абсолютно непонятно, каким образом эта «угроза» возымела действие на некоего Малышенко О. И. (не имеющего отношения к АЦ), который спустя полтора года (в ноябре-2014), находясь в здравом уме, без какого-либо принуждения, совершил добровольную гражданско-правовую сделку купли-продажи, о чем в присутствии сотрудников Регистратора сделал собственноручную запись в договоре? Это непонятно тем более, что Голотвин после продажи акций полностью утрачивал все права акционера.

Зато самое прямое отношение к ООО «Оптический холдинг» имеет холдинг «Сибирский цемент», который выкупил небольшую задолженность, вмешавшись в банкротство одной из дочерних компаний ОАО «РТМ» (Андрей Муравьев когда-то был миноритарным акционером общества). Целями вмешательства было сведение счетов с Муравьевым, и включало в себя лоббирование возбуждения уголовного дела по факту банкротства компании «РТМ Липецк», а также предъявление ничтожных исков на огромные суммы (впоследствии с треском проигранных) к Станиславу Голотвину о привлечении его к субсидиарной ответственности на 1,5 млрд. руб.

Ярким свидетельством заказного характера «дела Голотвина» является, в том числе, выбор места его возбуждения – Иркутский регион, где «Сибцем» имеет мощные связи во всех силовых структурах. Следуя требованиям УПК, уголовное дело должно было возбуждаться в Москве – то есть, по месту совершения «преступления». Впрочем, заказчик понимал, что в столице на такое беззаконие никто не пойдет ни за какие деньги. А вот иркутские оперативники оказались вполне способны на предъявление обвинения в вымогательстве.

Показательно, что еще до рассмотрения ходатайства в суде – в первые сутки после задержания Голотвина – в Иркутске уже находились записные свидетели (примчавшийся из Москвы Заварзин и некто Дубровский), готовые немедленно «изобличить» подозреваемого в ходе очных ставок. То есть, налицо – очередная попытка неразборчивых в средствах дельцов решить собственные корыстные проблемы, незаконно вовлекая правоохранительные органы в заурядный гражданско-правовой спор.

3 ноября 2015 г. судья Октябрьского районного суда г. Иркутска Елена Белова рассмотрит «дело Голотвина» и вынесет решение о мере пресечения. И по тому, каким будет это решение, сразу станет ясно, насколько глубоко коррупция проникла в правоохранительную систему и судейский корпус Иркутской области.


Официальный комментарий ОАО «ХК «Сибцем».

Официальный комментарий ОАО «Ангарскцемент».

Оригинал материала: http://mosmonitor.ru/news/rights/zhertva_sibtsema
Опубликовано:
Отредактировано: 06.11.2015 15:36
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Светлана Логинова 02.11.2015 20:45

    в Иркутской области абсолютно коррумпированная судебная система!

Еще на сайте
Наверх