// // Медреформа лишит врачебной помощи 70% россиян

Медреформа лишит врачебной помощи 70% россиян

359

Здоровеньки были

2
В разделе

Законопроект «Об основах охраны здоровья граждан» отложили на осень. По большому счёту это неудивительно. Реформа здравоохранения стала перманентной, и даже специалисты не могут объяснить, к каким результатам она привела, помимо полного развала и раздрая. И это не говоря о том, что цифры, которые попадают в оптимистические отчёты, делятся на две категории: притянутые за уши и ловко подтасованные.

Минздравсоцразвития считает, что новый закон «Об основах охраны здоровья граждан» усилит меры ответственности органов государственной власти и врачей по отношению к пациентам. В документе «определены чёткие критерии принципа доступности медицинской помощи, недопустимости отказа в оказании медицинской помощи, присвоен статус принципа добровольному информированному согласию на медицинское вмешательство и праву на отказ от медицинского вмешательства, что подчёркивает его значимость, установлен безоговорочный запрет на клонирование человека», – говорится в пояснительной записке к проекту.

Ответственность, конечно, вещь нужная, вот только предъявлять серьёзные требования можно лишь в том случае, если для их выполнения созданы все условия. А у нас пока что требования существуют сами по себе, а здравоохранение (равно как, впрочем, и образование, и наука, и многое другое) – само по себе. Достаточно сказать, что сейчас в абсолютном выражении в расчёте на душу населения государство тратит на здравоохранение в четыре раза меньше, чем страны Западной Европы, не говоря уже о Канаде и США. Ну и какие тут должны быть требования?

По мнению многих экспертов, нельзя принимать законопроект в отсутствие утверждённой концепции развития здравоохранения: в проекте закона, устанавливаемого на долгие годы, не просматривается перспектива, а фиксируются все недостатки нынешнего здравоохранения.

Российская система здравоохранения до сих пор остаётся крайне сложной и многоведомственной.

«В нашей стране почти 20 министерств и ведомств располагают собственными учреждениями здравоохранения, в которых сосредоточены значительные силы и средства: 7,5% больничных учреждений страны, 5,9% всех больничных коек (то есть 100 тыс.), 17% всех амбулаторно-поликлинических учреждений, 10,5% всех врачей и 12,5% всего среднего медицинского персонала», – рассказывает доктор медицинских наук, профессор Юрий Комаров.

Последний вариант структуры лечебных учреждений был утверждён приказом Министерства здравоохранения РФ № 395 от 3 ноября 1999 года с некоторыми дополнениями от 28.02.2000 (приказ № 73) и от 04.06.2001 (приказ № 180). Всего согласно утверждённой номенклатуре в России насчитывается 135 (!) типов учреждений здравоохранения.

«Они должны иметь свой собственный участок деятельности, который, однако, зачастую пересекается и дублируется другими типами учреждений», – поясняет Комаров. В итоге только больницы подразделяются на 47 типов: участковая, районная, центральная, городская, областная (краевая, окружная) и республиканская, что понятно и оправданно. Вместе с тем в иерархии отсутствуют межрайонные больничные центры и нигде и никак не обозначены маршруты движения пациентов по уровням системы здравоохранения, которые были предложены ещё в 1854 году Н.И. Пироговым.

По теме

В дополнение к указанным в России имеются ещё 15 типов специализированных больниц и 9 типов специализированных больничных центров. К ним надо добавить ЛПУ для детей, взрослых, для промышленных рабочих (медико-санитарные части), 6 типов поликлиник, 9 типов специализированных диспансеров, 10 типов санаторно-курортных учреждений, 7 типов учреждений охраны материнства и детства, 3 типа учреждений скорой помощи и переливания крови, 5 типов аптечных учреждений, 14 типов учреждений санэпидслужбы и др. Даже при перечислении всего этого можно запутаться, что же говорить о координации работы такой системы в российских масштабах!

Очевидно, говорит Юрий Комаров, что мы создали самую сложную, самую малоуправляемую и неэффективную в мире структуру.

Между тем базовый, двухуровневый принцип построения системы медпомощи населению, включающий амбулаторно-поликлиническую, скорую помощь и стационары, реализуется в России с первой половины ХХ века, но до сих пор они крайне плохо интегрированы между собой.

Службы амбулаторной помощи остаются функционально перегруженными и малоэффективными. Кроме того, в результате реформ исчезли кабинеты доврачебной медицинской помощи, что усугубило перегрузку врачей. В итоге в качестве основного уровня в системе охраны здоровья населения выступает стационарная помощь. При этом средняя длительность пребывания больного в стационаре составляет более 13 дней, больных «долечивают» на супердорогих хирургических койках. Плюс в России, как и прежде, отсутствует стройная система восстановительного лечения и реабилитации.

Частью нацпроекта «Здоровье», стартовавшего в 2005 году, была поддержка и переоснащение «Скорой помощи», однако по-прежнему «неотложное состояние» является в большинстве случаев непосредственной причиной смерти у людей трудоспособного возраста. При этом около 1,8 млн человек ежегодно в России умирают вне стационаров, а каждый третий госпитализированный больной в угрожающем жизни состоянии поступает в стационар с задержкой более 24 часов. В то же время при некачественной амбулаторной медпомощи и плохой к ней доступности ситуацию расхлёбывать приходится «Скорой помощи», потому госпитализацией заканчивается только 20% вызовов. Эффективному использованию возможностей «Скорой помощи» препятствуют также оказание медицинской помощи в муниципальных районах не по принципу наиболее близко расположенной бригады, а по принципу территориальной принадлежности. А значительные различия в финансовом обеспечении «Скорой» приводят к отсутствию единых диспетчерских служб, систем спутниковой навигации в машинах, плохому состоянию оборудования.

Сложна в России и система поддержания ресурсов здравоохранения. В 1993 году к бюджету добавили обязательное медицинское страхование (ОМС), но легче от этого не стало. С 1998 года правительством РФ ежегодно принимается Программа государственных гарантий оказания гражданам России бесплатной медпомощи, обеспечиваемая за счёт средств бюджета. Однако, несмотря на рост нормативов обеспечения подушевой медпомощи, ресурсов не хватает на полное покрытие затрат. Долгое время не было и единых принципов формирования выплат за неработающее население. Несмотря на все потуги государства, источники формирования системы ОМС носят, по сути, налоговый, а не страховой характер. Ещё одна проблема в том, что субъекты РФ и муниципалитеты имеют неодинаковые доходы и по-разному осуществляют финансирование лечебных учреждений: величина душевых нормативов может отличаться в 30 раз, а дефицит фиксируется в 60 субъектах РФ.

Специалисты практически единодушно говорят, что финансовое обеспечение прав граждан России на бесплатную медпомощь недостаточно, а источники финансирования раздроблены. При этом Минздравсоцразвития в 2010 году в рамках НП «Здоровье» потратило 270 млн рублей на оснащение и организацию центров здоровья, смысл создания и эффективность которых весьма спорны.

Чиновники всё время пытаются определить необходимое количество медицинских работников, чтобы залатать кадровые дыры там, откуда медики увольняются из-за крайне низких зарплат, обветшания лечебной базы, ухудшения социального положения. Через профильный нацпроект была предпринята попытка поддержать амбулаторное звено здравоохранения, которое с 2005 года вообще стало задыхаться от отсутствия участковых врачей. Заработная плата при реформировании службы была практически удвоена и достигла в среднем 25–30 тыс. рублей. Но, получив от федеральной власти поддержку для участковых врачей, поликлиники стали терять узких специалистов, уходящих в коммерческие медцентры. Да и на зарплату в 25–30 тыс. рублей семью вряд ли можно прокормить.

По теме

По данным Минздравсоцразвития, обеспеченность населения врачами составляет в России примерно 44,1 на 10 тыс. человек населения, но при этом врачами считаются многие специалисты, которые в других странах к таковым не относятся, – по физиотерапии, по лечебной физкультуре, по мануальной терапии, администраторы больниц, специалисты санитарной службы. Если определить численность врачей с учётом этого, получится, по сведениям Юрия Комарова, что в России работают менее 30 врачей на 10 тыс. населения. Нельзя признать удовлетворительным и пропорциональное соотношение количества врачей и среднего медперсонала.

«Нередко врачи в определённой части своей работы выполняют функции медсестёр, а те, в свою очередь, функции регистраторов или делопроизводителей, что, конечно же, крайне нерационально», – отмечает Юрий Комаров.

Неблагоприятную ситуацию с обеспеченностью врачами 25 марта 2011 года констатировала и министр Татьяна Голикова. По её данным, дефицит врачей в России в 2010 году составил 30%. Главные сферы, страдающие при этом, – реаниматология, скорая помощь, лабораторно-клиническая диагностика, фтизиатрия, психиатрия и наркология.

Минздравсоцразвития сообщило, что при потребности медучреждений в медиках в 758 149 человек укомплектовано кадрами только 470 487 мест. Среднего медперсонала по штатному расписанию требуется 1 598 089 человек, фактически работают 1 154 726. Младшим медперсоналом при потребности в 868 965,2 человека занято 557 513 мест. Особенно печальна кадровая ситуация на селе, где врачей в три раза меньше нормы. При доле сельского населения в России в 27% доля врачей, работающих в сельской местности, – 7,4%. Кроме того, по мнению экспертов, в России существует перекос в сторону роста числа врачей с узкими специальностями в ущерб более общим и широко востребованным.

Устранит ли существующие диспропорции новый законопроект? Маловероятно. Представления чиновников о «достойной» зарплате по-прежнему балансируют на уровне прожиточного минимума по региону, а уровень требований и количество отчётности с каждым повышением зарплаты возрастает в геометрической прогрессии. Впрочем, законодатели, похоже, безнадёжность ситуации, в общем-то, понимают, поэтому одним из приоритетов теперь станет принцип профилактических мероприятий. Исключительно федеральные органы исполнительной власти будут теперь следить за соблюдением здорового образа жизни, контролировать качество и безопасность оказываемой медпомощи, медицинских изделий, специализированных продуктов лечебного питания, донорской крови и её компонентов. Гражданам предоставят право выбора лечащего врача, а также выбор медорганизации. Дело в принципе хорошее, только вот выбирать обычно не из кого и не из чего.

К нововведениям законопроекта относятся регулирование вопросов санаторно-курортного лечения и реабилитации, медпомощи при ЧС и стихийных бедствиях, помощи больным с редкими заболеваниями, проведение медосмотров и обеспечение лекарствами пациентов, для которых требуются дорогие жизнеспасающие препараты. Также согласно положениям закона медработники и руководители будут не вправе принимать подарки, деньги, оплату развлечений и т.п. за счёт средств фармпроизводителей, организаций оптовой торговли лекарствами и аптечных организаций.

Базовая программа ОМС, как составная часть Программы госгарантий оказания гражданам РФ бесплатной медпомощи, будет формироваться в соответствии с проектом федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ». Законодательно устанавливается, что бесплатно должны быть предоставлены скорая медпомощь, судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертиза, патолого-анатомическое вскрытие трупов пациентов больниц, военно-врачебная экспертиза, а также размещение пациента в маломестной палате.

С резкой критикой законопроекта выступили сразу несколько общественных организаций – Общество специалистов доказательной медицины, Пироговское движение врачей, Общество фармакоэкономических исследований, Российская медицинская ассоциация, Независимая психиатрическая ассоциация России и др. Они считают, что прежние документы и реформы «вычистили из закона многие социальные гарантии, вплоть до отмены бесплатных дров сельским врачам». «В проекте видны попытки местами внести новые мотивы и правила, но сделано это неграмотными людьми, как, например, в важном разделе о смерти», – утверждают врачи.

Минздравсоцразвития пишет, что проект «направлен в первую очередь на конкретизацию конституционных прав граждан на охрану здоровья… и закрепление гарантий и механизмов их реализации в современных условиях в рамках сложившейся структуры системы здравоохранения», а вот общественники считают, что фактически речь идёт о дальнейшем ограничении прав граждан на получение помощи. Прежде всего, по их мнению, вся тяжесть ответственности в ещё большей степени перекладывается с федерального бюджета на региональные и местные, на граждан.

Проект узаконивает платную для пациентов медпомощь в государственных и муниципальных медорганизациях, то есть лишает граждан их конституционного права, и потому о доступности медпомощи для 70% граждан говорить не приходится. А бесплатность помощи ограничивается рамками постоянно недофинансируемой программы минимальных государственных гарантий, о которой в Конституции РФ даже не упоминается.

4 июля в Госдуме руководитель Национальной медицинской палаты доктор Леонид Рошаль заявил, что законопроект поражает своей фрагментарностью и лоскутностью, в нём нет единой стержневой идеи. Действия и решения властей сегодня привели к тому, что в профессиональной среде зреет активный протест. Вот результаты, полученные Российской медицинской ассоциацией от недавнего анкетирования 80 тыс. врачей всех субъектов РФ: 22% врачей открыто заявили, что готовы к акциям протеста, 35% требуют проведения чрезвычайного Пироговского съезда, а 43% – проведения национального референдума. Только 3,7% врачей считают, что проводимые реформы улучшат российское здравоохранение, 9,3% считают, что они ничего не изменят, а 87% – что реформирование усугубляет ситуацию, разрушает систему здравоохранения, способствует неудовлетворённости населения медпомощью и делает её ещё более недоступной. При этом, оценивая нацпроект «Здоровье», 37% врачей полагали, что идея проекта актуальна, но воплощение его положений здравоохранения не улучшило, а ещё 38% отмечали, что улучшение было кратковременным.

93% российских врачей считают, что здравоохранение находится в кризисе, и 73,12% опрошенных видят вину в неэффективных действиях Минздравсоцразвития, – отметил президент Российской медицинской ассоциации профессор Ашот Саркисян.

В такой ситуации говорить о реформе странно. Скорее нужна реанимация.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.07.2011 16:43
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх