// // Кто и как контролирует Интернет в России?

Кто и как контролирует Интернет в России?

1141

Вещательная сеть

Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ
В разделе

Интернет перестал быть зоной абсолютной свободы? Кто и как отрегулировал российский сегмент Сети? Журналист Ирина Мишина попыталась разобраться, что происходит в Рунете и стоит ли всерьёз опасаться радикальных мер и закрытия целых сервисов.

Мне всё чаще кажется, что Интернет перестал быть местом свободной дискуссии не потому, что это запретили. Просто кто-то очень грамотно перевёл свободную дискуссию на социально значимые темы в другой формат. Это случилось как-то незаметно за последние полгода. Моя позиция в этом вопросе не будет однозначной. Я хочу разобраться с точки зрения интернет-пользователя и человека, работающего в интернет-СМИ. Без этого весь трагизм ситуации понять невозможно.

Рустем Адагомов, известный блогер, осенью написал в своём твиттере, что в администрации президента всерьёз обсуждается закрытие в России «Фэйсбука», «Твиттера» и Livejournal («Живой Журнал»). Якобы в Совете Федерации эта тема обсуждалась, и даже «главный по ЖЖ» Илья Дронов на этом обсуждении присутствовал. Если коротко, то суть претензий сводилась к тому, что практически все российские социальные сети законопослушные, так как любому лейтенанту, который туда приходит с распоряжением, они подчиняются, а ЖЖ работает по законам штата Калифорния... Именно так ответили, напомню, православным активистам и представителям РПЦ в ответ на их вопросы по поводу антирелигиозных выпадов блогера Артемия Лебедева.

Блогосфера забурлила, информация о закрытии популярных социальных сетей начала распространяться со скоростью звука. Я обратилась к руководителю российского Livejournal Илье Дронову с вопросом: «Что произошло?». Вот что он ответил: «Я действительно присутствовал на заседании Совфеда. Авторство идеи закрытия ЖЖ принадлежит Герману Сергеевичу Клименко – директору и владельцу компании Liveinternet. Он достаточно эмоционально рассказывал, что все интернет-сервисы, которые действуют в России не под российской юрисдикцией, необходимо закрыть, и Google в первую очередь. В качестве примера был приведён ЖЖ, который, как оказалось, уводит у Германа Сергеевича пользователей. Так что причины «наезда» надо искать в бизнесе и в конкуренции».

В конце октября собрался «Нефорум» блогеров. Само то, что он прошёл при покровительстве и под покровом государственной структуры «РИА Новости», говорит о многом. Да и обращение к участникам Дмитрия Медведева – это знак.

Да, ещё под покровом «РИА Новости» был создан Клуб блогеров. Это доступ к новостной и фотоленте «РИА Новости» с правом делать их перепечатки в своём блоге. То есть региональных блогеров решили использовать не просто как бесплатных корреспондентов, но ещё и как поставщиков «правильных» новостей.

...Как-то подспудно закралось подозрение: уж не была ли судьба российских социальных сетей решена путём взаимных полюбовных договорённостей где-то на самом «верху»? Понятно, что прибыльный бизнес, особенно такой, как раскрученная социальная сеть, просто так не сдают. Мне сложно судить, как было на самом деле, я могу только предполагать, ничего не утверждая. Но мои предположения мрачны. Потому что 9 ноября на форуме молодых журналистов «Диалог культур» в Санкт-Петербурге интернет-деятель Антон Носик сказал: «Есть люди, которых мы в ЖЖ не ждём». Антон Борисович, к сожалению, от комментариев отказался, ссылаясь на закон США от 1999 года, который регламентирует правила поведения в социальных сетях. Илья Дронов прокомментировал это так: «В ЖЖ есть определённые правила, которые касаются всех дневников. Например, в ЖЖ запрещена детская порнография. И, таким образом, можно сказать, что мы не ждём детских порнографов на своей площадке. Является ли это цензурой? Я бы так не сказал. Руководство российского ЖЖ не имеет права на заморозку пользователей, это может сделать только Конфликтная комиссия, которая базируется в Калифорнии. Эта комиссия действительно периодически замораживает российские журналы, и в большинстве это происходит либо за SEO, то есть ведение дневника с целью продажи ссылок для поисковой оптимизации, что прямо запрещено правилами, либо в рамках удаления обнаруженной группы ботов. Если говорить о первых, то счёт идёт на десятки, если про вторых – на тысячи. Что касается претензий Роскомнадзора, то они в основном были в рамках исполнения федерального закона 139-ФЗ. Речь шла о контенте, который нарушал правила использования сервиса. В основном это касалось вопросов, связанных с суицидом и пропагандой наркотиков».

По теме

Вместе с тем было объявлено о новой формуле расчёта «социального капитала» в Livejournal. Я не буду перегружать сложными расчётами, скажу кратко: так называемые жетоны, заработанные в ЖЖ, можно переводить в реальные деньги. Есть множество способов их заработать. Но главный способ заработка теперь – репост. То есть дублирование в своём журнале поста блогера (как правило, из числа состоятельных «капиталистов», входящих в топ) за определённое количество жетонов, каждый из которых эквивалентен американским деньгам. Размещающему у себя копипаст платят. Таким образом создаётся система распространения нужной информации.

А теперь давайте посмотрим на так называемый топ ЖЖ, где фигурируют так называемые лидеры общественного мнения. Изо дня в день, по мнению SUP Media, наибольшее число голосов набирают блогеры-фотографы, которые публикуют посты о путешествиях, те, кто пишет о кулинарии, о светской жизни, о сексе и бытовых проблемах. То есть те, кто обходит социальные или просто общественно значимые темы. Именно эта информация будет теперь расходиться в ЖЖ легче всего. Это случайное совпадение? Может быть. Но уж больно много случайностей...

Количество законодательных актов в области свободы слова в России в последнее время зашкалило. При этом их последствия трудно предсказать. Драконовские законопроекты об отмене анонимности в Интернете, уголовная ответственность за «неконструктивную критику власти», список сайтов, содержащих экстремистскую информацию... Заходишь в «Википедию», куда ни ткнёшь – заголовок: «Эта статья скоро будет удалена».

Я спросила у своего партнёра по интернет-проектам, генерального директора СТВ Евгения Харыбина, предоставляет ли он персональные данные пользователей своих социальных сетей по требованию спецслужбам. И услышала предельно прямой и откровенный ответ: «Конечно, предоставляем. По закону о связи, принятому в России, провайдер должен сертифицировать узел связи в ФСБ. Теоретически спецслужба должна подключить своё оборудование. Но чаще всего они его не подключают, поскольку то ли оборудование старое, то ли лень. Заканчивается всё тем, что они звонят нам пару раз в месяц и просят данные по некоторым IP-адресам. Чтобы отследить, например, что делал пользователь такой-то в течение данного промежутка времени, по каким сайтам ходил, с кем переписывался. Если он педофил, то это будет тенденция, по нему можно будет даже отследить порносайты. А если так, по мелочи по порносайтам шарил, – ничего страшного, обычный растрындяй и бездельник. Просили ли нас сливать IP-адреса? Да, просили, и по закону о связи мы не имели права в этом отказать».

Самый большой вред во всех законодательных актах последнего времени, касающихся СМИ, на мой взгляд, в том, что они абсолютно не конкретны и многие решения по ним могут быть приняты во внесудебном порядке. Со мной согласна директор, ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. Взять хотя бы пресловутый закон о клевете. В одном из его пунктов, например, говорится, что неправомерным является распространение информации о том, что человек болен «общественно опасным заболеванием». Что тут имеется в виду? Грипп? СПИД? Туберкулёз? Шизофрения? Где и при каких обстоятельствах этого нельзя писать и говорить? Закон по этому поводу молчит. Правда, просочилась информация, что депутаты Госдумы пролоббировали этот закон потому, что им надоело, что их называют сумасшедшими.

Галина Арапова считает: «То, что отнесение сайта к чёрным спискам – внесудебная процедура, конечно, серьёзный минус. Можно легко купить ботов, которые затроллят любой сайт информацией о педофилии, наркотиках, экстремизме. В этом плане недавние законопроекты, касающиеся СМИ и Интернета, более опасны, чем DDoS-атаки. После хакерского взлома сайт можно восстановить в течение нескольких часов, а судиться приходится иногда годами».

Юристы, занимающиеся правовыми вопросами, обращают внимание и на то, что круг экспертов для принятия решений по «экстремистским сайтам» делегирован государством. О них говорится так: «независимые, но аккредитованные государством». Печальную славу в этой связи уже снискали самые активные «аккредитованные эксперты» – Крюкова и Батов (это они признали экстремистским плакат «Убей в себе раба!»). Кстати, по какому принципу их «аккредитовало государство», непонятно: Крюкова по образованию учитель математики, Батов – психолог…

Роман Серебряный, создатель и руководитель портала молодых журналистов YOJO: «Я согласен с тем, что Интернет и социальные сети в первую очередь на глазах превращаются в средство контроля, манипуляции и дезинформации. Они умело уводят от действительно важных для будущего страны тем, от социально острых вопросов, переводя дискуссию и сферу интересов в русло бытовых, мало значимых проблем, которые просто отвлекают. Но, с другой стороны, социальные сети – это бизнес. Чтобы его сохранить, владельцы пойдут на любые условия».

Знаете, о чём я ещё подумала? Если вас кто-то оскорбит, ударит или, не приведи бог, обворует на улице, злоумышленника найдут в одном случае из десяти. А скорее всего и искать-то даже не будут. А вот если вы резко выскажетесь на интернет-площадке, вас вычислят мгновенно. И засудят без особого труда. Потому что мы оставляем массу следов, регистрируясь в любой сети. Судя по всему, правоохранительные органы скоро начнут делать «процент раскрываемости» за счёт интернет-дел. В Китае обзавидуются.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.12.2012 14:58
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх