// // Комиссия Генпрокуратуры поставила свой диагноз министру здравоохранения Амурской области

Комиссия Генпрокуратуры поставила свой диагноз министру здравоохранения Амурской области

798

Ария незваного гостя

2
В разделе

Антикоррупционная «зачистка» регионов, о которой так долго говорили на самых высоких этажах государственной власти, стартовала в сложный период междуцарствия. Мздоимство, как свидетельствовали доклады с мест, было распределено по стране равномерно, а потому воевать с извечным российским злом начали планомерно, выбирая объекты чуть ли не по алфавиту. Одной из первых под гребёнку столичных проверок попала Амурская область. Благо для поиска здешних казнокрадов не нужно было обладать способностями Шерлока Холмса. Нечистоплотные чиновники подставились сами, устроив себе увеселительный авиаперелёт к заповедникам Камчатки, а потом начав шумную кампанию в защиту его непосредственного организатора.

Злой рок не щадит амурских губернаторов: не прошло и года с громкой отставки прежнего губернатора Леонида Короткова «в связи с утратой доверия», как тучи державного гнева сгустились над головой его преемника Николая Колесова. Если верить разговорам в кулуарах здешних присутственных мест, губернатора подставила его собственная команда.

Несирота казанская

В область Николай Александрович Колесов, в прошлом директор казанского завода «Элекон», привёз и собственную «команду мечты», набранную из чиновников родного Татарстана. Чем руководствовался новый губернатор, расставляя на ключевые должности в регионе вчерашних мелких муниципальных служащих из татарской глубинки или некрупных коммерсантов оттуда же, остаётся неясным. Тем не менее лозунг губернатора «Все силы – для заботы о людях» зазвучал весьма издевательски. Заботился Колесов по большей части о своих земляках. А они прилагали все силы для обустройства на новом, незнакомом месте службы.

Итоги недолгой работы губернаторской «команды мечты» составили основу увесистого доклада о социально-экономической ситуации в Амурской области, подготовленного по итогам мартовской проверки деятельности администрации Колесова комиссией из Генпрокуратуры и визита в регион Олега Митволя из Министерства природных ресурсов. Этот документ больше похож на сигнал бедствия: действия местной власти привели к резкому снижению социальной обеспеченности и качества жизни населения, инвестиционной привлекательности региона и политической лояльности региональных элит.

Как уверяют местные журналисты, чиновники Благовещенска всеми силами противились публикации текста доклада, справедливо опасаясь взрыва народного недовольства. К удивлению губернаторского окружения, жители области отнеслись к разоблачениям достаточно спокойно. В конце концов, ничего нового регион о себе не узнал. Амурчане могли бы и сами кое-что добавить к объёмистому документу. К примеру, про деятельность министра здравоохранения Амурской области Рамиля Тураева, в отношении которого следственным управлением местной прокуратуры уже возбуждено уголовное дело по статье 285 части 3 – «Злоупотребление должностными полномочиями, повлёкшее тяжкие последствия».

Полёт над гнездом минздрава

Каждый чиновник имеет право на собственное хобби. Министр здравоохранения Амурской области Рамиль Габдельхакович Тураев любил турпоездки в хорошей компании, а потому свой переезд из Казани на экзотический Дальний Восток воспринял как дар небес. Правда, на месте всё оказалось не так, как на рекламных проспектах. Тигры и медведи водились в тайге, Амур проигрывал в красоте покинутой Волге, а Благовещенск не сиял столичным блеском. Зато неподалёку, если судить в масштабах России, находилась Камчатка с её знаменитой Долиной гейзеров, Ключевской сопкой и красной икрой. Лететь туда одному было весьма накладно. Зато групповой тур, по мысли министра, можно было оформить как служебную поездку.

Как сообщает экспертно-информационный канал «АмурПолит.ру», «по версии следствия, Рамиль Тураев, используя свои полномочия, дал указание главному врачу Амурской областной клинической больницы Василию Лысенко подготовить и оплатить рейс». Деньги предназначались для аренды отечественного «Суперджета», комфортабельного лайнера бизнес-класса, построенного на основе Як-40. Всего было перечислено 794 тыс. 624 рубля на счёт московского ООО «Аэролимузин». Нанимать аэробус не было нужды: в рейс до Камчатки взяли только «своих». Чинными рядами в мягких креслах расселись сотрудники областной администрации Андрей Белов, Николай Титов, Анвар Гайнутдинов, Гузалия Минкина. Рядом расположились их жёны и мужья, дети и знакомые.

По теме

Рамиля Тураева трудно было упрекнуть в скупости. Первая же проверка блестяще доказала наличие у него широкой души. Как утверждают следователи, туристические траты Тураева относятся к категории «растраты в особо крупном размере». Что касается характера использования бюджетных средств, то его посчитали тратами «из личной заинтересованности вопреки интересам службы». Но это ещё не самое неприятное. Гораздо хуже, что развлекательная поездка группы чиновников из Благовещенска в Петропавловск-Камчатский и обратно была оформлена как выезд «скорой». В заявке на полёт значилась цель фрахтовки воздушного судна: «Оказание экстренной медицинской помощи тяжелобольному». Мифического пациента нужно было срочно доставить из Петропавловска-Камчатского в Амурскую областную клиническую больницу. Высокопоставленные чины Амурской областной администрации, судя по всему, при этом изображали бригаду врачей-реаниматологов, героически поддерживающих гаснущую искру жизни умирающего камчадала.

Дело семейное

Обман раскрылся просто: слишком шумным был массовый перелёт казанских гостей на восток и обратно. Обстоятельствами турпоездки заинтересовались следователи прокуратуры. Первые же вопросы породили лавину разоблачений. К примеру, Камчатский территориальный центр медицины катастроф объявил, что ни 5-го, ни 6-го, ни 7-го он не отправлял больных самолётами, тем более в сопровождении медперсонала. Компания «Аэролимузин», базирующаяся в подмосковных Химках, числится в списке ведущих в бизнес-классе России, а лайнер Як-40, арендованный министром Тураевым, никак не приспособлен для перевозки тяжёлых больных. Умирающего пациента трудно разместить в салоне этого лайнера, где помимо десятка кожаных кресел стоят полированные столы, видеоустановка и бар.

Кто именно был болен во время камчатского рейса, многие пытались уточнить у адвоката Рамиля Габдельхаковича Айрата Хикматуллина. «Больной был, – уверенно ответил адвокат. – Но он не полетел». А потому, чтобы не пропали деньги, выплаченные для его перевозки, на санитарный VIP-рейс записались чиновники. Фамилию таинственного пациента Тураев назвать отказался. Руководитель клинической больницы Василий Лысенко, перечисливший по приказу Тураева деньги на полёт, координат спасённого тоже не помнит. Зато оба медика твёрдо верят в то, что деньги были потрачены правильно.

Такого же мнения придерживается и адвокат Хикматуллин. Скромный областной чиновник нашёл средства на дорогого столичного адвоката. Высокооплачиваемый мэтр экстренно прилетел в Благовещенск и немедленно заявил о необходимости прекращения уголовного дела. Дескать, в чудесном выздоровлении таинственного пациента нет ничего необычного. А перелёт спецрейсом чиновников с семьями, пусть даже за деньги больницы, полностью соответствовал если не духу, то букве закона. Дескать, все пассажиры выразили готовность вернуть деньги государству. А значит, ничего криминального в поступке Равиля Тураева нет.

И в самом деле, деньги за перелёт высокопоставленных туристов больнице вернули. Только перечислили их не спутники главы амурского минздрава, а казанский завод «Элекон», директором которого нынешний губернатор Николай Колесов был до назначения губернатором. Теперь этим предприятием руководит его дочь Анастасия. Она же управляет фондом, без ложной скромности названным «Анастасия», который тесно сотрудничает с бюджетными социальными учреждениями Амурской области. Проблема долга перед и без того небогатым амурским здравоохранением осталась внутри тесного коллектива «казанских». Следовательно, по мысли представителей защиты, государству здесь больше нечего делать.

Мягкой посадки?

Версия адвоката Хикматуллина, если и будет всерьёз рассмотрена судом, вряд ли вызовет его понимание. Даже приняв позицию защиты, нельзя не отметить тот факт, что спонсором поездки стала дочь губернатора, а получателями выгоды – руководители служб региона, с которыми её фонд имеет коммерческие связи. Юридически это та же коррупция, но уже не в рамках областного минздрава, а на уровне высших этажей администрации губернатора.

История с самолётом для амурских чиновников, оплаченным коммерческим предприятием, руководство которого связано с администрацией региона деловыми и семейными интересами, вполне достойна того, чтобы стать типовым примером коррупции на семинарах организации вроде «Транспэренси интернэшнл» или нашего Национального антикоррупционного комитета.

Но чем именно закончится громкое дело «врачей-расхитителей», сегодня сказать трудно. По логике некоторых толкователей Уголовного кодекса, взяткой можно считать только факт передачи денежных купюр. Прочие материальные блага нужно трактовать как факт доброхотного даяния. А значит, те, кому не дают спать спокойно слова Владимира Путина о том, что взяточникам надо руки отрубать, как было в средневековые времена, могут наконец успокоиться. Пресловутые «борзые щенки» имеют все шансы стать универсальной валютой в общении с чиновником. Отменить их «конвертируемость» может только справедливое решение суда.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.05.2008 14:45
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх