// // Кабинет Владимира Путина окончательно сформируется только осенью

Кабинет Владимира Путина окончательно сформируется только осенью

511

Своевременное правительство

2
В разделе

Формирование нового кабинета министров России под командой национального лидера Владимира Путина стало, безусловно, главным политическим событием весны: за процессом его комплектования следили, пожалуй, даже более пристально, нежели за подсчётом голосов на мартовских выборах президента страны. Действительно, поскольку Владимир Путин воспринимается народом как фигура безупречная, общественность не мог не волновать список тех чиновников, с кем он не постесняется работать бок о бок. И вот на прошлой неделе правительство было представлено общественности, сам экс-президент при этом подчеркнул, что его кадровый состав был обновлён на две трети. Казалось бы, всё, можно двигаться дальше. Однако наши эксперты практически в один голос утверждают: пока незыблемой глыбой кабмина остаётся лишь сам премьер-министр.

Формирование нового кабинета министров России под командой национального лидера Владимира Путина стало, безусловно, главным политическим событием весны: за процессом его комплектования следили, пожалуй, даже более пристально, нежели за подсчётом голосов на мартовских выборах президента страны. Действительно, поскольку Владимир Путин воспринимается народом как фигура безупречная, общественность не мог не волновать список тех чиновников, с кем он не постесняется работать бок о бок. И вот на прошлой неделе правительство было представлено общественности, сам экс-президент при этом подчеркнул, что его кадровый состав был обновлён на две трети. Казалось бы, всё, можно двигаться дальше. Однако наши эксперты практически в один голос утверждают: пока незыблемой глыбой кабмина остаётся лишь сам премьер-министр. При этом нынешняя структура – конфигурация временная: членов кабинета до осени ещё перетасуют, а некоторых и вовсе заменят. Кстати, так было и в путинском кабинете образца 1999 года: не вписывавшиеся в общую концепцию министры на своих местах, как правило, не засиживались. По нашим сведениям, перемещения могут начаться уже в конце текущего месяца и продлятся они всё лето. Корреспондент «Нашей Версии» постарался разобраться, что ещё может измениться во втором правительстве Владимира Путина.

Наши источники сходятся во мнении, что глава кабинета нарочно вывел на дистанцию столько вице-премьеров – семь человек. Да ещё и устроил так, что функции многих дублируются. Мысль здесь, по всей видимости, такая: лето выявит сильнейших, они и останутся с премьером проводить его курс, остальные сойдут с дистанции. Впрочем, за восемь лет президентства Владимир Владимирович показал, что кадрами он не разбрасывается: приличное место для трудоустройства им обязательно найдётся. Зато в правительстве неизбежно окажутся и новые, ещё незнакомые нам персонажи: просто кого-то намеренно решили до времени попридержать – это, если хотите, фирменный стиль Путина (вспомнить хотя бы внезапное появление на первых ролях Сергея Нарышкина и Сергея Собянина).

В МИДе, к примеру, любят рассказывать историю о том, как Владимир Путин почти год приглядывался к нынешнему министру Сергею Лаврову – дескать, потянет или нет? При этом тогдашний министр Игорь Иванов был, что называется, «ни сном, ни духом» о предстоящей отставке. Сегодня история повторяется: есть информация о том, что накануне представления нового министра иностранных дел на самом верху приглядывались к другому дипломату, но у нынешнего министра, видимо, сработало профессиональное чутьё. Речь шла об официальном представителе, а проще говоря, о «лице и голосе» российского МИДа Михаиле Камынине. Реакция последовала незамедлительно: потенциального преемника от греха подальше отправили послом на Кубу, при этом сам министр одномоментно и в значительной степени ужесточил свою риторику, а именно это, видимо, и требовалось. В итоге Лавров оказался переназначен в новый кабинет.

Сейчас в кулуарах ходят слухи, что Сергей Лавров может удержаться в кресле надолго, если сумеет от риторики перейти к конкретным делам. А их накопилось немало, в особенности в рамках взаимоотношений стран СНГ. Ведь пока насущные внешнеполитические вопросы выносят на суд общественности «совершенно посторонние» люди вроде московского мэра Юрия Лужкова с его нашумевшим заявлением о государственной принадлежности Севастополя (подробнее об этом читайте на с. 10—11). Попутно Сергею Лаврову подыскивают помощников и даже создали новое Федеральное агентство – по делам СНГ, пока, правда, скорее виртуальное. Но лиха беда начало: если, как и планируется, эту структуру возглавят Константин Затулин и Андраник Мигранян, процессы на постсоветском пространстве пойдут значительно оживлённее. И главное, радикальнее.

По теме

Примерно по тому же пути пойдут и в случае с Министерством обороны. Анатолий Сердюков имеет все шансы задержаться на своём посту надолго, но лишь в том случае, если будет усилен Генштаб и окончательно разграничены функции этих двух ведомств. Но и здесь будет непросто: поговаривают, что окончательная ясность не наступит до тех пор, пока не будет раз и навсегда решён ключевой вопрос современной Российской армии. Звучит он примерно так: кто формирует госзаказ на вооружение – министр обороны или глава Генштаба? Формально – министр, но считается, что главе Генштаба как бы виднее, чем вооружать военных. Если и в этом случае решат поступать как с МИДом (СНГ – налево, дальнее зарубежье – направо), то и министра Сердюкова менять не станут. Тем паче что у министра обороны в правительстве теперь целых два куратора – вице-премьеры Игорь Сечин и Сергей Иванов.

Кстати, делёж полномочий неизбежно начнётся и у самих кураторов оборонки: их функции частично дублируются, как и многих других членов нынешнего кабинета. Скажем, оба вице-премьера будут отвечать за государственную политику в области промышленности. При этом, вероятно, подразумевалось, что Иванов будет заниматься оборонкой, а Сечин – всем остальным. Но вышла неувязка: последний только что сменил Сергея Нарышкина на посту председателя совета директоров Объединённой судостроительной корпорации, а эта организация занимается отнюдь не рыбацкими шхунами. И выходит, что у оборонно-промышленного комплекса есть одновременно как минимум два начальника. И это без учёта собственных интересов Минобороны. Впрочем, как отметил Владимир Путин, все нестыковки будут сглажены в рабочем порядке.

Сглаживать их придётся не только по линии Министерства обороны. Вице-премьерам Александру Жукову и Сергею Иванову предстоит как-то поделить ответственность за российские железные дороги. Формально за их состояние несёт ответственность Иванов, но совет директоров «РЖД», видимо по старой памяти, проводит Жуков, курирующий нынче социальную политику. Первый вице-премьер Игорь Шувалов отвечает за проведение социально-экономической политики, но тем же самым в правительстве занимается и вице-премьер Алексей Кудрин, он же министр финансов. Шувалов переключил на себя вопросы вступления в ВТО, но и этим, по идее, до сих пор продолжает заниматься Кудрин, во всяком случае, никто с него ответственности за вступление в ВТО России не снимал. В свою очередь, по линии вступления в ВТО есть ещё одна «накладка полномочий»: за внешнеэкономическую политику отвечает Шувалов, но правительственная Комиссия по защитным мерам во внешней торговле контролируется другим первым вице – Виктором Зубковым… В общем, разграничивать сферы влияния заместителям Владимира Путина придётся ещё некоторое время, так что всем членам правительства в этом году летнего отпуска не видать.

Впрочем, у правительства есть проблемы и посерьёзнее разграничения полномочий. На сегодняшний день существует неопределённость с руководителями двух ключевых структур государства – Министерства внутренних дел и Генеральной прокуратуры РФ. Генпрокурор Юрий Чайка на днях успешно сдал экзамен на право занимать должность судьи Конституционного суда. Вместе с ним экзаменовался и бывший генпрокурор, а ныне полпред президента в Южном федеральном округе Владимир Устинов. Понятно, зачем это было нужно Устинову: на момент сдачи экзамена ясности в его дальнейшей судьбе не было – своё кресло в Минюсте он уступил бывшему полпреду Александру Коновалову. Но с чего бы вдруг это сдавать экзамены понадобилось генеральному прокурору России? Сразу поползли слухи, что Чайку также готовят «под замену». Мол, в генпрокуроры прочили Коновалова, который до своего полпредства в Приволжском федеральном округе успешно делал карьеру как раз по линии прокуратуры. Но Коновалов, в последнее время серьёзно увлёкшийся теорией права, предпочёл кресло главы Минюста. Ну а теперь вовсю решается вопрос, кем же ещё можно усилить Генпрокуратуру.

«Подвешен» и глава МВД Рашид Нургалиев. Впрочем, ему не привыкать, он в таком состоянии работает чуть ли не с весны прошлого года, когда в кулуарах впервые заговорили о переходе в Совет Федерации президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Нургалиева прочили в освободившееся казанское кресло, но Шаймиев всё никак не уходил, и ситуация с почётным переездом Нургалиева из министерского кабинета в президентские апартаменты неприлично затягивалась. Тянется она и до сих пор: при этом главу МВД успели так здорово «натаскать» на татарстанской тематике, что искать ему другое место работы по меньшей мере глупо. Ведь пускать дело на самотёк в Татарстане никак нельзя: зазеваешься, а в президентском кресле уже сидит какой-нибудь тайный сепаратист. В итоге все ждут: Шаймиев – удобного случая для ухода в сенат, а Нургалиев – то и дело откладывающегося перевода. Впрочем, эксперты уверяют, что к осени и в МВД, и в Генпрокуратуре перестанут сидеть на чемоданах.

По теме

Так что в итоге? Раздутое число вице-премьеров, два первых вице, программируемые конфликты интересов членов кабинета… Вы поверите, что внешне столь неустойчивая конструкция сооружалась впопыхах и с одной целью: поскорее бы? Правильно, и никто не поверит. Здесь скорее гонка на выживание: кто окажется более жизнеспособным, более хватким и исполнительным – тот и останется в правительстве. Говорят и о том, что Владимир Путин нарочно смешал все карты, вперемежку рассадив в правительстве вчерашних силовиков и либералов, дабы избежать клановых противоречий. «Ещё полгода назад все гадали, кто перетянет одеяло на себя – силовики или либералы? – вспоминает политолог Сергей Марков. – Налицо были две группы влияния во власти, и никто не брался предугадать, к чему может привести их конкуренция. Чтобы избежать повторения подобной «клановщины», Путин и пошёл на то, чтобы всех перемешать. В сегодняшнем правительстве нет ни кланов, ни даже предпосылок для их возникновения. Есть премьер-министр, и есть президент страны. Они и принимают решения. А правительство лишь инструмент, не больше».

Эксперты отмечают, что именно такой подход к правительству – как к рабочему инструменту – и предрешил назначение семи вице-премьеров, а также сложности с распределением полномочий его отдельных представителей. «Вспомните, каким президентом был Владимир Путин, – поделился с корреспондентом «Нашей Версии» политолог Глеб Павловский. – Прежде всего очень активным. Он и останется таким же на посту руководителя правительства. Но активность руководителя должна оттеняться, как-то компенсироваться подчинёнными. Сталин был активен, а его правая рука, Молотов, отличался чудовищной усидчивостью, его даже называли «каменной задницей». Вот и Путину в правительстве нужно определённое количество «каменных задниц». Поверьте, что накладки с полномочиями в данном случае не имеют никакого значения. Ведь все полномочия на самом деле находятся в руках одного человека – главы правительства». По мнению Павловского, роль министров и вице-премьеров при этом будет сводиться лишь к чёткому и беспрекословному исполнению своих обязанностей. И не суть важно, что при этом разные люди будут курировать одну и ту же тематику. Глава правительства наверняка знает, с кого спросить.

В кулуарах ходят слухи, что именно по причине такой нарочитой и максимальной безликости нового правительства некоторые чиновники, поспешившие объявить о своём переходе из Кремля в Белый дом, так никуда и не ушли. В первую очередь это относится к сотрудникам президентского аппарата Сергею Приходько и Джахан Поллыевой. Эксперты прочили их в ближайшие помощники премьера Путина, но и Приходько и Поллыева в определённый момент передумали, оставшись на своих должностях в Кремле. Отказался войти в правительство и первый вице-премьер Сергей Нарышкин, сославшись якобы именно на то обстоятельство, что он «не видит себя» в новом кабинете. Впрочем, ближе к осени, когда состав правительства окончательно «устаканится», оставшиеся в Кремле могут и передумать.

«Уж лучше безликое правительство, чем двуличное, – утверждает Глеб Павловский. – Греф, Зурабов, Швыдкой… Сейчас таких министров нет, сейчас нет даже тех, кто был «за Иванова» и «за Медведева». Говорили о «партийном правительстве», даже всерьёз обсуждали, когда и кого именно из министров будут принимать в «Единую Россию». А оказалось достаточно лишь одного партийного премьер-министра. Ну а если начнутся дрязги в кабинете, всегда можно сказать – мол, временные, слазь».

Иными словами, эксперты сходятся во мнении, что новое правительство создаётся таким образом, чтобы обеспечить его максимальную прозрачность и управляемость, а также гарантировать его от клановой зависимости. Но Владимир Путин, по всей видимости, не собирается лично контролировать каждый участок работы, как некоторые ещё недавно опасались. Ведь достаточно будет установить должный контроль за ключевыми сферами деятельности и обеспечить исполнение решений правительства. Именно для этого при Правительстве Российской Федерации и планируется создать президиум. Раньше, в советскую эпоху, у нас уже было нечто подобное: Президиум Верховного Совета СССР как раз и занимался контролем за деятельностью министерств и ведомств. А нынешний президиум правительства будет контролировать деятельность всех российских министерств и ведомств, при этом глава правительства автоматически станет и председателем президиума Правительства Российской Федерации. В президиум войдут вице-премьеры и ключевые министры, а собираться члены президиума станут каждую неделю. На президиум будут вызывать профильных глав министерств и ведомств, а также, возможно, и руководителей регионов. Впрочем, последние пока находятся в юрисдикции президента страны и подчиняются непосредственно ему, как и полпреды федеральных округов. Но это, как уверяют, вполне решаемо, тем более что в работе президиума правительства может участвовать и президент страны.

Уже высказывалось мнение, что создание «надстройки правительства» в виде президиума может забюрократизировать работу правительства, но политологи уверяют, что этого не произойдёт. «Премьеру необязательно самостоятельно всем рулить, – уверяет Сергей Марков. – Достаточно обеспечить должный контроль за функционированием механизмов власти. Но в одиночку осуществлять контроль сложно, а если перераспределить полномочия внутри самого правительства, загрузив работой вице-премьеров, то всё будет под контролем». «Если мы говорим не только об обеспечении контроля за деятельностью правительства, но и о его успешной работе, создание такого органа, как президиум правительства, вполне оправданно, – считает Глеб Павловский. – Это лишь облегчит управление кабинетом, сделает его работу более оперативной, а самих министров более ответственными».

Эксперты ожидают, что созданием президиума структурное формирование правительства не закончится, предрекая, что и организационные формальности к осени благополучно завершатся. Вполне возможно, что тогда и наступит время первых оценок, станет понятно, насколько оправданной была схема с 11 вице-премьерами и с необычным разграничением их ведомственных интересов.

МНЕНИЕ

Владимир Жириновский, заместитель председателя Госдумы РФ:

– Всё делается правильно: сильнейшие в правительстве останутся, остальных заменим. Президиум правительства – идея не новая, но мудрая. Слишком много министров, за ними не уследить, у премьера попросту не хватит времени их контролировать. И получится как всегда: никто ни за что не отвечает. А сейчас понятно, кто будет спрашивать и с кого. Считаю, что у президента эта идея отрицательного отношения не встретит.

Геннадий Зюганов, руководитель фракции Госдумы РФ:

– Возврат к хорошо забытому старому в виде президиума правительства мы можем только приветствовать. Эта система вполне может оказаться более действенной, чем нынешняя. Худо лишь то, что сами министры и вице-премьеры, как мне кажется, далеки от того, чтобы соответствовать возлагаемым на них надеждам. Это далеко не то народное правительство, в котором нуждается наша страна. Но структурные изменения, возможно, оправданны.

Опубликовано:
Отредактировано: 19.05.2008 12:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх