// // Ив Сен-Лоран: Лучшее украшение – это любовь. Но проще купить косметику

Ив Сен-Лоран: Лучшее украшение – это любовь. Но проще купить косметику

966
Ив Сен-Лоран: Лучшее украшение – это любовь. Но проще купить косметику
В разделе

1 августа легендарному Иву Сен-Лорану исполнилось бы 75 лет. Впрочем, он стал легендой уже при жизни. Он был одним из самых популярных, читай – состоятельных – модельеров в мире. У него одевались все, у кого был хороший вкус и достаточно купюр в кармане или на счёте. В таких случаях повествование принято продолжать избитой фразой о том, что «а начиналось всё совсем не так гладко». Но в случае с Сен-Лораном подобный штамп неуместен. Ибо у него как раз с самого начала всё складывалось как в сказке.

Изначально мечта Лорана стать дизайнером выглядела нереальной. Против была даже география – семья Сен-Лорана жила в Алжире. А Ив мечтал только о Париже.

О том, как началась его творческая судьба, мне довелось узнать из первых рук. Однажды в Париже я оказался в гостях у президента Академии Гонкур мадам Шарль-Ру. Известный биограф Шанель, мадам Шарль-Ру, в 50–60-х годах прошлого века работала редактором французского Vogue. И, собственно, стала тем человеком, к кому пришла молодая женщина со своим сыном. У мальчика – ему было всего 17 лет – с собой были рисунки и его звали Ив Сен-Лоран.

«Они приехали в Париж из Алжира, – рассказывала мадам Шарль-Ру. – Ив не хотел нигде учиться, его мечтой было работать в мире моды. Он даже выпускные экзамены в колледже в Алжире не хотел сдавать.

И тогда его мать предложила ему съездить в Париж показать свои эскизы и если они не понравятся, то всё-таки идти учиться. Так они и сделали».

Первым делом пришли в Vogue. Но эскизы Лорана были так похожи на работы Диора, что все решили, будто молодой человек просто сделал с них копии. И отказались их публиковать.

«Тогда я предложила показать эти эскизы самому Кристиану. Взяла с собой Ива, и мы отправились к Диору. Я оставила юношу в приёмной, а сама зашла к Диору и сказала: «Кристиан, тут приехал молодой человек из Алжира, который привёз эскизы, очень напоминающие твои». Диор взглянул на эскизы. «Это не копии с моих эскизов, а самостоятельные работы», – сказал он и тут же попросил познакомить его с юношей, нарисовавшим их.

Я завела к Диору Ива Сен-Лорана, и тот тут же получил предложение заключить контракт с Домом моды Dior. Но при одном условии – что сдаст экзамены. Ив Сен-Лоран вернулся в Алжир, сдал экзамены и снова приехал в Париж».

«Так получилось, что вскоре Диор неожиданно скончался на водах, – вспоминает Шарль-Ру. – Фактически Ив Сен-Лоран занял его место. Вот так всё обстояло на самом деле. Я могу говорить об этом как человек, познакомивший Диора и Ива Сен-Лорана. Лоран был гениальным кутюрье. И это видно с самого первого мгновения знакомства с ним».

Это, конечно, судьба. Юный Ив Сен-Лоран встал во главе самого знаменитого Дома моды, и его первая же коллекция принесла громадный успех – и Дому Dior, и молодому Иву Сен-Лорану.

Но окончательно покорить мир моды дизайнеру удалось лишь благодаря… службе в армии. Так получилось, что владельцам Дома Dior показалось, будто Сен-Лоран чересчур увлёкся воплощением собственных смелых идей, отойдя от диоровских традций. И это, с их точки зрения, непременно разорит акционеров. Потому на место главного дизайнера был приглашён другой человек, а самого Сен-Лорана отправили в армию. Повестка подоспела как нельзя кстати.

По теме

Конечно же, из службы в армии ничего у Сен-Лорана не вышло, да и не могло выйти. Едва оказавшись в казарме, он заболел. А вскоре и вовсе оказался в больничной палате психиатрической клиники, где его лечили транквилизаторами и при помощи электросудорожной терапии. В итоге Сен-Лоран оказался едва ли не на грани жизни и смерти, он весил 40 килограммов и все дни проводил молча уставившись в потолок.

Спасение пришло от Пьера Берже, который сумел добиться, чтобы Сен-Лорана демобилизовали. А вскоре Берже нашёл инвестора и для открытия Дома Yves Saint Laurant. Тогда-то впервые и засияли три золотые буквы YSL, которым суждено будет на долгие годы стать символом утончённой роскоши.

Сен-Лоран создал в моде то, о чём никто не решался и помыслить. Именно он первым надел на женщину брючный костюм, именно он придумал женский смокинг. Да и создателем стиля унисекс тоже считают Сен-Лорана.

Он был настоящим революционером в мире моды. Потому, наверное, ему был так близок русский поэт Владимир Маяковский, признанный революционер в литературе. Рассказывали, что , долгие годы бывшей возлюбленной и музой Маяковского. Сен-Лоран тут же бросился знакомиться с Брик, которую узнал по фотографиям. Когда самолёт приземлился, Сен-Лоран попросил адрес своей новой знакомой. И к 85-летию сделал Лилечке поистине роскошный подарок – специально для неё придумал платье, которое и отправил в Москву. Сохранилось фото, на котором Лиля Юрьевна восседает в этом фантастическом чёрном одеянии.

Другой любовью модельера был русский балет. Сен-Лоран коллекционировал всё, что было связано с «Русскими сезонами» Сергея Дягилева. А одними из самых желанных гостей его Дома становились звёзды балета советского. Так, однажды Сен-Лоран признался, что чувствовал себя на вершине мира в тот день, когда стоял рядом с Майей Плисецкой, великой балериной из Москвы.

Ив Сен-Лоран был гением моды. Но грандиозная империя YSL вряд ли существовала бы, если бы не другой гений, на сей раз финансовый, его друг и партнёр Пьер Берже. Сен-Лоран мог думать исключительно о творчестве, а всеми деловыми вопросами занимался Берже. Да и сложно себе представить, чтобы Сен-Лоран, словно прячущийся от реалий мира за стёклами очков в толстой оправе, вообще понимал, что происходит за окнами его студии.

Несмотря на то что успех сопутствовал Сен-Лорану едва ли не с первого дня, он сам не считал себя счастливым человеком. Не скрывал, что долгое время в его жизни находилось место наркотикам и алкоголю, с помощью которых он пытался победить свою вечную депрессию. Вот только депрессия оказалась сильнее.

Как-то Сен-Лорана спросили, о чём он жалеет. И услышали в ответ: «О том, что не я придумал джинсы». В более пространные рассуждения об итогах собственной жизни модельер вдаваться не пожелал. Хотя если уж он начинал говорить, то это были поистине афоризмы. «Самая важная деталь в одежде – это женщина, которая её надевает», «Лучшее украшение – это любовь. Но проще купить косметику».

В конце жизни Сен-Лоран отошёл от дел и фактически находился в собственном Доме моды на правах «свадебного генерала», что тоже не способствовало доброму расположению духа. Один из западных журналистов, пишущих о моде, рассказывал мне, как пришёл на встречу с модельером в его Дом на авеню Марсо. Поводом стало интервью, давать которые Сен-Лоран вообще-то терпеть не мог.

В тот раз он неожиданно согласился. Но разговора всё равно не получилось.

Гений сидел в своём кабинете, положив руки на инкрустированный столик, и молчал. Потом он на мгновение поднимал глаза на журналиста, произносил пару фраз – преимущественно об этом самом инкрустированном столике, и снова погружался в свои мысли. Так продолжалось добрых полчаса. Когда время, отведённое для интервью, истекло, журналист оставил великого Сен-Лорана. Но обиды из-за того, что беседы не вышло, у него не было. Наоборот, было чувство гордости за то, что довелось провести 30 минут в обществе легенды.

Похороны Сен-Лорана стали событием государственной важности. Прощание даже было перенесено на один день, так как президент Франции Саркози был вынужден уехать из Парижа. А не отдать последнюю дань своему великому соотечественнику он не мог.

Дом моды YSL существует и сегодня, но теперь им руководят совсем другие люди. Пьер Берже, партнёр и душеприказчик Сен-Лорана, выставил на аукцион практически всё, чем они владели с Ивом, включая загородный дом и парижскую квартиру. Говорят, новыми собственниками жилья Сен-Лорана стали какие-то миллионеры из России.

Когда в парижских книжных магазинах пару лет назад появилась книга Берже «Письма к Иву», поклонники кутюрье решили бойкотировать её. Мол, Берже уже и письмами торговать начал. А потом разобрались, что под обложкой были собраны письма, которые Берже писал Сен-Лорану после его смерти...

У Ива Сен-Лорана нет памятника, к которому можно было бы принести цветы. Но есть нечто более важное – память о сказке, которую он успел создать.

Игорь Оболенский
Опубликовано:
Отредактировано: 01.08.2011 11:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх