// // Хулио Иглесиас: Не могу сказать, что у меня нет подружек! Но их не 500

Хулио Иглесиас: Не могу сказать, что у меня нет подружек! Но их не 500

333
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Когда-то на вопрос, как долго Хулио Иглесиас будет радовать своим творчеством поклонников, певец ответил примерно следующее: «Воин умирает в бою. Надеюсь, что со мной это случится на сцене. Но я хочу жить очень долго, до 100 лет или даже больше». И всё же Хулио Иглесиас объявил об окончании своей певческой карьеры и приехал в Россию, чтобы дать прощальный концерт. Впрочем, ему уже приходилось один раз уходить со сцены. Точнее, со спортивной арены. Парализованный после автокатастрофы бывший вратарь футбольного «Реала» вряд ли предполагал, что, расставшись со спортом, он только выиграет: станет ещё более знаменитым и приобретёт массу новых поклонников и поклонниц.

–Почему вы выбрали для прощания именно Россию?

– Сначала я хотел закончить свой тур выступлением в Португалии. Но по многочисленным просьбам, которые пришли ко мне из России, я не смог отказать своим поклонникам и приехал. Как и испанцы, русские люди очень открыты, эмоциональны и добры. Хотя могу сказать точно, что московская и российская публика могут быть абсолютно спокойны, потому что за последние 20 лет я в российских городах бывал намного чаще, чем в других местах мира. Во многом из-за того, что я очень люблю Москву и Ленинград, публику этих городов и тёплый приём, который я чувствую сразу по приезде.

– Вы помните ваш первый концерт в Москве?

– Конечно. Это было во Дворце спорта «Олимпийский». В то время во Дворце проходили какие-то спортивные состязания. Или баскетбольный турнир, или хоккейный. Не помню. Главное, что концерт мне понравился.

– А правда, что вы не собирались быть певцом? Якобы ваш педагог по хору в католическом колледже падре Аксельмо посоветовал вам заниматься всем, чем угодно, кроме пения?

– Правда. У него в нашем колледже была очень хорошая репутация. И его слова были для всех учеников законом. Однажды на хоре я попытался спеть Ave Maria, чем и поверг падре в шок. В тот момент и прозвучал совет, который я усвоил на всю жизнь. И если бы мне тогда кто-нибудь сказал, что я всё-таки стану певцом, причём певцом, известным всему миру, я бы не поверил.

– Что же произошло, что вы всё-таки выбрали именно эту профессию?

– Откровенно говоря, я очень не люблю вспоминать события тех лет. После слов падре я спокойно переключился на другие занятия, из которых мне особенно нравился футбол. Говорят, я был неплохим голкипером в мадридском клубе «Реал» и подавал большие надежды. Кроме футбола, я и о своём будущем уже задумывался. К счастью, для меня были открыты двери всех престижных европейских университетов. Но все мои мечты так и остались мечтами. Я был молод и беспечно разъезжал по Мадриду на последней в то время модели – «Рено Дофин» – и попал в автокатастрофу.

– Понимаю, вам до сих пор больно об этом вспоминать.

– И очень страшно. По лицам окружавших меня людей я пытался понять: выживу я или нет. Позже, когда я понял, что буду жить, я начал думать, как жить дальше. Мой диагноз – киста позвоночника – безжалостно констатировал, что всю оставшуюся жизнь мне суждено провести в инвалидной коляске. Но страх стать обузой своей семье заставил меня сопротивляться. От занятий спортом в моём теле остался только мозг. Он не позволял мне смириться с моим новым положением. Я начал изучать книги по неврологии, а затем стал учиться ползать, сидеть, стоять, ходить. Когда начались первые улучшения, я по 12 часов в день ходил на костылях, разрабатывая ноги.

По теме

– А когда в вашу жизнь пришла музыка?

– В больнице. Из-за вынужденного бездействия и бессонницы я много слушал радио, затем начал писать стихи. Они все были о том, что меня тогда очень волновало. А волновало меня тогда два вопроса: как жить и зачем жить? А затем один из санитаров клиники принёс мне гитару. Тогда мне очень не хватало общения и, чтобы отвлечься от депрессии, я начал играть на гитаре. Я хотел просто отвлечься, но музыка обрушилась на меня как шторм и полностью изменила мою жизнь. Именно музыка оказалась источником и залогом моего вдохновения и счастья. Вне зависимости от невзгод и моего физического состояния.

– Вы помните то, что сочиняли в те годы?

– Я помню всё. И особенно свою первую La Vida Sigue Igual («Жизнь продолжается»). С неё-то и началось моё возвращение к себе, к моей семье и к жизни. После пережитого высшее образование перестало быть главной целью. По настоянию отца я ездил в лучшие британские колледжи и совершенствовал там свой английский. Кстати, именно в это время случился мой первый концертный выход. В пабе аэропорта, куда я зашёл с друзьями, были парни. Один из них играл на гитаре. Попросив у него инструмент, я исполнил очень популярную в те дни кубинскую песню Guantanamera. Когда песня закончилась, в зале раздались аплодисменты. В Кембридже я впервые посвятил песню девушке по имени Гвендолин. И благодаря ей (и песне, и девушке), мое имя узнал весь мир, потому что на Евровидении Gwendolyne заняла 4-е место.

– Как отнеслись к вашему хобби ваши родители?

– Моё увлечение было для них очень дерзким. Моя семья была очень уважаема в Мадриде. Среди моих родственников есть маркизы и даже посол Испании в Великобритании. Но, увидев, что моё увлечение музыкой не проходит, в конце концов они сдались, а когда я взял академический отпуск в университете, мой отец оплатил запись и выпуск моей первой сольной пластинки.

– Вы очень похожи на своего отца. Не один раз были женаты, да и детей у вас много. Кстати, сколько?

– У меня семеро детей. Но разве это плохо? Это же великолепно. Но до моего отца мне всё-таки далеко. И их разница в возрасте была чуть меньше 50 лет!

– В юности вся семья тревожилась за ваше здоровье. А потом был повод и у вас поволноваться за жизнь отца. Его тогда похитили члены сепаратистской баскской организации ЭТА.

– Это были ужасные дни, когда я понимал, что жизнь моего близкого человека в моих руках. Мы с моим братом в состоянии стресса, но, выполняя требования террористов, смогли собрать выкуп – два миллиона долларов. К счастью, эта сумма оказалась не нужна. Полиция успела найти моего отца. Но шок был настолько силён, что я долго не мог прийти в себя даже после папиного освобождения.

– А подруги вам много хлопот доставляли? Вас ведь до сих пор называют секс-символом и ловеласом. Вы даже вели дневники своих побед до юбилейной цифры 500-й по счёту!

– В моей жизни и это было. У меня была и есть настоящая любовь. Но я не могу сказать, что при этом у меня нет подружек! Их действительно было и есть много. Но не так много, как вы, может быть, думаете. И тем более не 500. Я разделяю реальную жизнь и шоу-бизнес. И то, что мои песни о любви настолько проникновенны, и даёт продюсерам возможность подавать меня как секс-символ. Таковы законы промоушена.

– Но выглядите вы великолепно! Это тоже шоу-бизнес?

– Я каждый день плаваю в очень холодной воде, поэтому моё здоровье в очень хорошем состоянии. Кроме ежедневных занятий спортом я внимательно отношусь ко всему. В том числе и к еде. Я люблю морепродукты, оливковое масло, чеснок. И хорошее вино.

– Вы предпочитаете старые испанские вина. Почему?

– Наверное, я консервативен. Если вы выросли на испанских винах урожая 1975, 1982, 1989, 1990 годов, то, как бы ни рекламировался новый сорт, вы вряд ли перейдёте на него. Потому что вслед за этим новым появится ещё многое другое. Кстати, я всегда провожу сравнение и с музыкой. Если у меня будет выбор, то я выберу Элвиса Пресли. Современная музыка мне не интересна. Она сейчас делается очень быстро, и у хит-мейкеров есть готовые штампы. Но главного нет – вдохновения. Авторам некогда ждать его появления.

– Вы – очень обеспеченный человек. А как вы относитесь к благотворительности?

– Я уже 20 лет являюсь послом доброй воли ЮНЕСКО. Всегда, когда меня приглашают на серьёзные благотворительные акции, я стараюсь приехать, поддержать людей и выступить. Потому что знаю не понаслышке, что такое моральная поддержка. Деньги – сиюминутны, а душа – вечна. Много лет назад, будучи пожизненно обречённым на неподвижность, я понял, какое это счастье – быть здоровым человеком и искренне любить жизнь. Мне хочется своим примером подбодрить людей, оказавшихся в очень трудной ситуации, и научить их мыслить позитивно. И уж тем более нельзя позволять себе впадать в хандру и депрессию по самым незначительным причинам. Только от вас зависит, какой будет жизнь. Поэтому самое главное, что я хотел бы пожелать не только своим поклонникам, но и всем людям, – это здоровья себе и своим близким – я знаю, о чем я говорю, я уже человек немолодой. Спасибо вам большое, что вы есть в моей жизни.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 20.06.2011 11:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх