// // Госдума демократическим путём ограничила возможности для любых протестных действий

Госдума демократическим путём ограничила возможности для любых протестных действий

369

Cвобода пустит неволю

В Нижнем Новгороде гражданские активисты решили завалить администрацию абсурдными заявками на купание, покупку булок, зарядку и даже массовые поцелуи
Фото: ИТАР-ТАСС
В Нижнем Новгороде гражданские активисты решили завалить администрацию абсурдными заявками на купание, покупку булок, зарядку и даже массовые поцелуи Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Госдума по инициативе фракции «Единая Россия» (ЕР) спешно приняла сразу несколько законов, направленных на борьбу с оппозицией. Вслед за резким ужесточением законодательства о митингах, по которому теперь можно штрафовать просто гуляющих россиян, вскоре вступят в силу и возвращающаяся в Уголовный кодекс РФ кара за клевету и меры борьбы с «иностранными агентами» в лице некоммерческих организаций (НКО). Рассматривается и введение внесудебной цензуры всего Интернета в России. Корреспондент «Нашей Версии» считает, что таким образом Кремль готовится к осеннему политическому обострению.

Первой ласточкой стал новый закон о митингах, уже вступивший в силу. Причём его первыми жертвами стали участники совершенно неполитического флешмоба «Бой подушками» на Марсовом поле в Санкт-Петербурге. Это ежегодное безобидное развлечение на этот раз впервые закончилось арестом 10 участников. Продолжение темы: в Нижнем Новгороде активисты движения «Левый фронт» решили на практике показать всю абсурдность новых поправок. Они подали уже более 30 заявок на акции вроде «шествие четырёх человек в магазин за батоном», «ожидание автобуса на остановке в количестве 50 человек», «автопробег до дому, до хаты», «зарядка в компании друзей», «поход на озеро для публичных купаний», «выгул собаки», «прогулка в поисках мужика, а то год как одна»…

Каждый раз со всей пафосной серьёзностью в официальной заявке в мэрии указывались адрес проведения, точное время и продолжительность «мероприятия». Активист «Левого фронта» Сергей Корнеенко высказал намерение «ежедневно заваливать мэрию заявками, чтобы довести ситуацию до абсурда». Чиновники вынуждены их регистрировать и выписывать официальные ответы на каждый проект. Самое смешное, что первое же из серии этих мероприятий – «шествие четырёх человек в магазин за батоном» – получило отказ в согласовании. В итоге её организаторы провели не согласованную с властями акцию с плакатами: «Мы идём за батоном – а мэрия против» и «Больше трёх за батоном не ходить!!!». Купленный без согласия горадминистрации батон был вручён соответствующему чиновнику.

Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно… Знаменитые строки Михаила Лермонтова точно отражают нынешнюю ситуацию. В экстренном порядке Госдума приняла ещё два закона из той же серии. В их числе поправки к закону о НКО, которые вводят понятие «иностранный агент». Этот щекотливый статус получат те НКО, которые занимаются политической деятельностью и при этом финансируются не российским государством или его гражданами. Все эти НКО должны будут маркировать свою литературу, доклады и другие публичные продукты как «иностранные агенты», и по отношению к ним станут применяться усиленная налоговая проверка и внешний аудит. Нарушителям будут грозить административные штрафы до 1 млн рублей и даже уголовное наказание до трёх лет.

Заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц констатирует: «Любая деятельность, которая так или иначе влияет на общественное мнение, признаётся в этом законе политической. Такая широкая трактовка этого понятия – абсурд и нонсенс, так как политическая деятельность предполагает борьбу за власть, которой по нашему законодательству могут заниматься только политические партии». Под определение «политическая деятельность» в законе подпадает даже призыв «Гринписа» закрыть Байкальский ЦБК. Судите сами: «Некоммерческая организация признаётся участвующей в политической деятельности, если… участвует в организации и проведении… акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». По мнению секретаря ЦК КПРФ по правовым вопросам Вадима Соловьёва, этот закон есть «не что иное, как попытка перекрыть кислород таким организациям, как «Голос», выступающим за организацию честных выборов».

По теме

Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева отмечает, что в существующих условиях у правозащитных организаций зачастую нет иной возможности изыскать финансирование, кроме как обращаться к зарубежным грантодателям: «Финансирование в России правозащитники найти не смогут до тех пор, пока не появится независимый бизнес, который не будет бояться власти». Рассчитывать на денежную помощь от государства таким НКО заведомо не приходится, а сильных и независимых бизнес-корпораций, не боящихся власти, в современной России практически не осталось. При словосочетании «иностранный агент» у среднего россиянина неминуемо возникнет аллюзия со словом «шпион», а это автоматически вызывает желание держаться подальше от подобных организаций. Возможно, это и является целью нововведения.

Вторым законом по борьбе с инакомыслием в России стали экстренно, в течение одной недели, принятые в трёх чтениях поправки в Уголовный кодекс РФ о возвращении статьи о клевете. Теперь в случае обвинения VIP-лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а также за «нарушение неприкосновенности частной жизни» можно будет лишиться пяти миллионов рублей.

Член фракции КПРФ Анатолий Локоть заявил, что этот закон направлен против оппозиционных партий, в том числе депутатов Госдумы при подготовке запросов, а также после своих критических выступлений на публичных мероприятиях и в СМИ: «Любое заявление представителя оппозиционной партии может рассматриваться как клевета. Действительная цель данного закона – искоренить инакомыслие у нас в стране». Первый замруководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Михаил Емельянов назвал его очередным «способом давления на оппозицию наряду с законами о митингах, о НКО, уголовными делами против депутатов». Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов направил Владимиру Путину письмо, в котором писал, что «возвращение в УК статьи «Клевета» расходится с общемировой тенденцией, во всём мире эта статья исключается, а у нас её снова решили вернуть». Против принятия закона голосовали и КПРФ, и «Справедливая Россия», и ЛДПР. Но одних голосов депутатов от ЕР вполне хватило для принятия закона.

Тогда депутаты от ЕР с жаром доказывали необходимость гуманизации правосудия. Прошло всего ничего, и с тем же жаром они стали утверждать обратное, называя прежнее решение «ошибкой». Об этом говорит, например, депутат Максим Рохмистров: «Когда мы принимали в Госдуме президентскую инициативу о декриминализации данной статьи, в обосновании было несколько серьёзных вещей, в том числе дальнейшая демократизация общества и борьба с коррупцией. Теперь назвать коррупционера коррупционером до того, как его посадили в тюрьму, будет нельзя. Значит, нельзя и написать заявление о том, что совершается коррупционное преступление. В ЕР изменилась концепция – курс на демократизацию снят, и теперь движемся ровно в обратную сторону?»

Более того, это движение в обратную сторону отнюдь не закончено. Осенью ожидается принятие закона о контроле за Интернетом – главным рассадником оппозиционных настроений и организатором протестных акций. Министерство связи и массовых коммуникаций РФ уже подготовило законопроект, по которому станут наказывать не только за размещение «экстремистских материалов», но и за гиперссылку на них в Интернете. Санкциями за это могут стать штраф, арест на срок до 15 суток и даже конфискация материалов и оборудования.

Ещё хуже то, что во властных коридорах всерьёз обсуждается возможность принятия закона, по которому из-за одного блогера или форумчанина, уличённого в нарушении антиэкстремистского законодательства, станут закрывать весь ресурс, на котором находилось это высказывание, – будь это «Живой Журнал» целиком или социальная сеть «В контакте»...

Власть аргументирует эти новации желанием остановить распространение в сети детской порнографии, пропаганды наркотиков и подростковых суицидов. Но такими же благими намерениями объяснялось принятие аналогичных законов в тех странах, где в результате в Сети установилась жёсткая цензура. Исполнительный директор «Википедии в России» Станислав Козловский протестует против возможного введения внесудебной цензуры Рунета: «Бороться надо не с сайтами, а с конкретными физическими лицами. Интернет – это инструмент, который позволяет этих людей найти. Его можно использовать и для плохого, и для хорошего. Практически каждое правительство рано или поздно делает попытки как-то ограничить Интернет, но это обычно не очень получается. Всегда берётся какая-то хорошая идея, и под неё подсовывается совершенно чудовищная реализация».

Так чем же объяснить такую внезапную тягу власти к «закручиванию гаек»? С 1 июля возросли тарифы на услуги ЖКХ. В ближайшее время ожидается повышение цен на бензин и общественный транспорт. Снижения коррупции и прочей преступности в органах власти при этом не предвидится. В этой связи, по словам первого вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина, «многие эксперты прогнозируют жаркую осень, и власть воспринимает возможные риски осложнения политической ситуации всерьёз». Впрочем, политолог Валерий Хомяков считает: «Страх у людей исчез. Если резьба сорвана, сколько ни закручивай гайку, эффекта не будет»…

Опубликовано:
Отредактировано: 18.07.2012 21:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх