// // Что стоит за признанием Высоким судом Лондона полномочий конкурсного управляющего ООО «Дальняя степь» Кирилла Ноготкова

Что стоит за признанием Высоким судом Лондона полномочий конкурсного управляющего ООО «Дальняя степь» Кирилла Ноготкова

1453

Английское эхо Газпрома

Уильям Браудер, куратор фонда Эрмитаж в России
Уильям Браудер, куратор фонда Эрмитаж в России
Фото: http://www.novostibankrotstva.ru/
В разделе

8 июля Высоким судом Лондона был издал приказ о признании полномочий российского конкурсного управляющего ООО «Дальняя степь» Кирилла Ноготкова. Это решение, о котором газета «Коммерсант» сообщила спустя месяц, стало еще одним шагом на пути признания решений российских судов. Это решение также позволяет вернуться к истокам дела «фонда Эрмитаж (Hermitage) в России», которое начиналось как поиск следов 7% акций Газпрома, но вскоре было сведено к расследованию целой цепочки дел, связанных с хищением налогов и гибелью финансового консультанта Сергея Магнитского. В образовавшемся водовороте из коррупционных схем и взаимных обвинений удалось утопить суть этого дела, которое, по большому счету, сводилось к одной сделке - покупке акций на внутреннем российском рынке.

Тот факт, что о решении британского суда стало известно лишь в августе, объясняется, скорее всего, другой датой. На 18 августа назначено собрание кредиторов ООО «Дальняя степь».

Знакомство с материалами для этого собрания началось с 11 августа. Другим словами, информация о «британском признании» оказалась очень актуальной. Конкурсным управляющим в деле «Дальней степи» Кирилл Ноготков был назначен в ноябре 2015 года Арбитражным судом Калмыкии. Таким образом сделан первый шаг в новой эпопее фонда Эрмитаж (Hermitage).

«Дальняя степь» стала отправной точкой в деле Эрмитажа в России. Еще в 2004 году на нее (и еще на одну фирму - «Сатурн инвестментс») было заведено уголовное дело по фактам уклонения от уплаты налогов на 500 млн руб. Обе фирмы были зарегистрированы в Калмыкии и находились под управлением фонда Hermitage. В тот момент вся команда Уильяма Браудера была еще в полном здравии, работала в Москве, приветствовала инициативы Кремля в борьбе с олигархами и готовилась к главному празднику - либерализации рынка акций Газпрома.

Дьявольский арбитраж Газпрома

Компания «Дальняя степь» была зарегистрирована в Элисте в июне 1998 года. На ее счетах оседали акции Газпрома. Эта была одна из фирм в целой цепочке структур, созданных для скупки акций российского газового концерна, предназначенных для торговли на российском рынке. Такой порядок - двойного круга - был определен специальным президентским указом, принятым Борисом Ельциным в 1997 году. У финансистов, работавших в России, появилась возможность «сыграть на доверии» - убедить иностранных инвесторов вложиться в рублевый рынок акций газового концерна в расчете на отмену ограничений и колоссальные прибыли - после «выравнивания» цен. Это была относительно законная операция, которая стала любимым и самым популярным занятием российских брокеров в конце 1990-х начале 2000-х. Но была еще одна, политическая составляющая, в создании ограничений на торговлю акций. Потеряв контрольный пакет в Газпроме, российские власти были обеспокоены тем, что этот контроль перейдет к иностранным «стратегам», интересы которых будут определяться не только и не столько финансовыми, сколько политическими интересам. Доля иностранных владельцев в капитале Газпрома была зафиксирована на отметке 20%. Но эта фиксация касалась только «белого рынка» - тех акций, которые могли котироваться на иностранных рынках.

В начале 2004 года Российская Федерация владела 38.7% акций Газпрома. К этому моменту, по данным российских следователей, на балансе структур, контролируемых Эрмитажем, скопилось примерно 7% акций Газпрома. Участвовали ли эти акции в торге с государством о выкупе, неизвестно. Но заведение налоговых дел на небольшие суммы вполне вписывалось в общую картину торга.

По теме

Летом 2005 года, объявляя о намерении с 2006 года объединить рынки, российские власти обосновали это решение тем, что им удалось консолидировать в руках государства искомый контрольный пакет.

В ноябре 2005 года Уильяму Браудеру, куратору Эрмитажа в России, запретили въезд в страну по соображениям национальной безопасности. До марта 2006 года эту информацию финансовый консультант тщательно скрывал. После того как данные о разрыве Браудера с Кремлем стали публичными, в калмыцких оффшорах началось движение средств - акции в одну сторону, деньги, соответственно, в другую. С этого момента все внимание правоохранительных органов и журналистов было полностью поглощено судьбой денег, но не акций. Последние же играли куда более важную роль в этой истории.

Расследование налогового дела «Дальней степи» выявило пропажу с баланса компании 37,5 млн акций Газпрома. Выяснилось, что еще в декабре 2004 года они небольшими партиями были проданы, а деньги выплачены в виде дивидендов на счета оффшорных компаний. Стоимость же оставшихся после продажи акций активов едва превышала 22 тыс. руб.

Несмотря на очевидно технический характер этих операций, банкротстсво «Дальней степи» было вполне реальным. Именно поэтому 26 сентября 2006 года арбитражный суд Калмыкии назначил Александра Долженко временным управляющим ООО «Дальняя степь».

Александр Долженко без лишней шумихи обанкротил «Степь», и на некоторое время исчез из поля зрения силовиков. Ровно до тех пор пока это направление не показалось им перспективным. В 2015 году началось расследование обстоятельств банкротства «Дальней степи». В качестве пострадавшей стороны в этом деле выступила Федеральная налоговая служба. Александр Долженко был задержан и обвинен в пособничестве в преднамеренном банкротстве компании. Главным обвиняемым в этом деле оказался Уильям Браудер, который, создавая сеть технических компаний, не гнушался их возглавлять. Уильяма Браудера заочно обвинили в преднамеренном банкротстве и незаконном выводе активов компании.

Теперь, вооружившись признательными показаниями Долженко, новый управляющий Кирилл Ноготков готов к допросам Браудера и его партнера Ивана Черкасова, а также к поиску похищенного. Именно такое право дал ему Высокий суд Лондона.

В результате возвращения к истокам и без того сложная история с Эрмитажем может заиграть новыми красками. «Крестный отец» фонда - известный в узких кругах банкир Эдмонд Саффра, сгорел заживо в собственной квартире в Монако в декабре 1998 года. Это произошло после того, началась суматоха вокруг денег МВФ, выделенных России накануне августовского кризиса 1998 года. К этому времени Эдмонд Саффра продал принадлежавший ему National Republic Bank банку HSBC. Впоследствии в течение нескольких лет этот же банк контролировал фонд Эрмитаж, на счета в этом же банке уходили деньги, которые выплачивались за акции Газпрома. Другими словами, любое углубление в тему Эрмитажа на британской земле обещает непредсказуемые последствия для всех участников, которые оказались замешаны в этом деле.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.08.2016 16:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх