// // Российская прокуратура начинает новое расследование обстоятельств скупки акций Газпрома

Российская прокуратура начинает новое расследование обстоятельств скупки акций Газпрома

1004

Дело Браудера вернулось к истокам

Уильям Браудер
Уильям Браудер
В разделе

Генеральная прокуратура признала, что продолжает дело Уильяма Браудера в России. Более того, она расширила круг подозреваемых, включив в него инвестиционный фонд «Зифф Браверс Инвестментс». Это означает, что силовики решили вернуться к истокам этого дела - либерализации рынка акций российской газовой монополии.

«Следственными органами РФ в настоящее время ведется расследование ряда уголовных дел о незаконном приобретении в период с 1997 по 2005 год не менее 200 миллионов акций ОАО «Газпром», уклонении от уплаты налогов и преднамеренном банкротстве ряда компаний», - заявил представитель российской генпрокуратуры Александр Куренной. После чего стало известно о намерении президента переназначить на должность генерального прокурора. Это может означать, что расследование, о котором упомянул Куренной, имеет гарантированную политическую поддержку и будет продолжено. А все попытки торпедировать это назначение обратились в прах.

Налоговый ад Браудера

Уильям Браудер известен в России по двум делам — налоговому и так называемому «делу Магнитского». В 2013 году по приговору Тверского райсуда Москвы он получил девять лет за неуплату налогов. Согласно приговору суда, Браудер уклонялся от уплаты налогов, используя возможности калмыцких оффшоров (дело происходило в конце 1990-х - начале 2000-х) — то есть манипулируя законодательством РФ и Республики Калмыкия о льготном налогообложении.

Приговор был вынесен заочно, так как и сам Браудер и его команда с середины 2000-х находится в Лондоне. В Москве остался лишь финансовый консельере Браудера — Сергей Магницкий, который умер в 2009 году в тюремной камере. После чего Уильям Браудер обвинил в смерти своего человека российские власти и сумел пролоббировать принятие в США «Закона о Магнитском», который позволил в штучном порядке вводить санкции против любых российских официальных лиц при условии, что будет установлено, что они имели отношение к его смерти. Но никаких публичных слушаний, устанавливающих такую связь, закон не предусматривал. Это не спасло Браудера, который по-прежнему находится под прицелом российских властей. Как показывает практика, противостояние частных лиц с государством обычно заканчивается плохо (для первых), и в настоящее время войну на Западе с Браудером ведет уже «группа Кацыва».

Теперь на эту же стезю - юридической войны на чужой земле - вступила и российская прокуратура.

Два мира для одного Газпрома

Также очевидно, что главной целью расследования будет не Уильям Браудер и не налоги, а обстоятельства скупки акций Газпрома в 1990-2000-е годы. В период с 1997 по 2006 годы рынок этих акций были зарегулирован таким образом, чтобы избежать скупки контрольного пакета иностранными инвесторами. Метод «золотого кольца», разработанный консультантами из инвестбанка Morgan Stanley, предполагал наличие двух рынков - российского, на котором обращались акции компании, и иностранного - американских депозитных расписок. Российский сегмент был сознательно превращен в настоящий «медвежий угол», в прямом смысле этого слова. Акции компании торговались не на обычной фондовой площадке, а на Санкт-Петербургской фондовой бирже, которая биржей могла считаться весьма условно. В результате возникло два совершенно разных рынка на один и тот же актив. Таким образом российские власти пытались защититься от скупки российского газового достояния.

По теме

На тот момент Газпром был единственным в стране активом, способным одновременно генерировать огромный поток наличности и обеспечивать хоть какое-то влияние на международные дела в Европе. Дело в том, что Газпром, несмотря на приватизацию, по сути своей оставался Министерством газовой промышленности - ведомством, занимавшимся добычей, транспортировкой и экспортом голубого топлива в Европу. Допустить потери такого стратегического ресурса, созданного в последние десятилетия существования СССР, не могло позволить себе даже лидеры того времени.

«Двойной рынок»

Кем были эти лидеры, впрочем, сказать очень сложно. Во время приватизации Газпрома государство умудрилось потерять контрольный пакет акций корпорации: акции концерна «рассосались» по балансам его дочерних компаний. Таким образом формально они оставались государственными, но по факту управляли этими пакетами отличные от государства люди. Впрочем, это была типичная ситуация для того времени.

Создание «двойного рынка» акций Газпрома запустило главную операцию на российском фондовом рынке конца 1990-х начала 2000-х - ставку на отмену «золотого кольца». Для этого на деньги западных инвесторов приобретались российские акции, которые затем отлеживались в безопасном месте в ожидании часа Х.

Этот час настал летом 2005 года, когда было объявлено о том, что с начала 2006 года рынок акций станет единым.

В ноябре 2005 года Уильяму Браудеру запрещают въезд на территорию России. На ту самую территорию, где его ожидали скопленные за несколько лет акции Газпрома. Российские акции, которые теперь можно было реализовать в либеральном режиме.

По разным оценкам Браудер через сеть подставных фирм скупил не менее 7% акций Газпрома. Прокуратура во время своих брифингов упоминала 10%. Большая часть покупок была сделана в 1998-1999 годы, то есть на минимуме котировок. Другими словами, в этой операции был безусловный коммерческий интерес. Который оказывался весьма существенным, с учетом «налоговой оптимизации», использовавшейся при покупке этих акций. Но куда более значимую роль мог сыграть размер пакета собранных Браудером акций. Сейчас существует несколько версий того, зачем инвестор решился собрать такой серьезный пакет. Первый вариант исходит из простого желания подзаработать, второй предполагает наличие зловещих геополитических интересов.

Первая версия выглядит убедительней в силу того, что вторую надо доказывать, а доказательств представлено не было. Но независимо от намерений Уильяма Браудера, сам факт обладания им таким пакетом представлял собой солидный (в том числе и политический) ресурс. И огромную угрозу для самого Браудера (опять же независимо от целей, им поставленных). Хорошо известно, что купить «с рынка» подобный пакет любой крупной корпорации, независимо от страны ее происхождения, означает оказаться под серьезным ударом. Тем более, что «Эрмитаж» (Hermitage Capital Management) — компания, которая контролировала пакет российских акций «Газпрома» и которой управлял Уильям Браудер, уже пережил таинственную гибель своего патрона - банкира Эдмонда Саффры, задохнувшегося осенью 1999 года после пожара в своей квартире.

Братья инвесторы

До сих пор считалось (и сам Уильям Браудер подтверждает это в своей книге «Красный циркуляр», что Эдмонд Саффра был главным партнером и де факто учредителем фонда «Эрмитаж». Тем более интересно, что в своем заявлении Генпрокуратура не упоминает Саффру, зато подробно расписывает другого инвестора - инвестиционный фонд «Зифф Браверс Инвестментс». Именно этот фонд, по данным прокуратуры, «через сеть более мелких американских и оффшорных компаний заводил денежные средства на счета специально открытых российских юридических лиц, которые впоследствии и скупали акции Газпрома на Санкт-Петербургской и Московской брокерских торговых площадках в нарушение действовавшего в то время указа президента РФ «О порядке обращения акций РАО Газпром». А руководство процессом осуществляла международная группа, в которую входили братья Зифф, Уильям Браудер и Джеймисон Файерстоун и другие лица.

Появление в и без того запутанной истории «дела Браудера» братьев Зифф требуется прояснить, кто это такие. Семья Зифф занимает тринадцатую позицию в рейтинге самых богатых семей Америки по версии журнал Forbes. Основателем издательской империи Зиффов был Уильям Бернард Зифф-старший, умерший еще в 1953 году. Но свою известность основатель династии снискал как убежденный сионист ревизионистского толка. Так принято называть людей, которые, отказавшись от социалистических идеалов основателей этого движения, открыто выступили с обоснованием захвата всей территории Палестины. Зифф-старший жестко критиковал Британию, у которой тогда был мандат на управление Палестиной, и которая управляла этой территорией, опираясь на поддержку мусульманской общин.

Сын основателя медиакорпорации Уильям Бернард Зифф-младший от политических проблем был далек. Он известен как человек, создавший PC Magazine, по сути определивший формат изданий «про гаджеты» (тестирование новых моделей, вложение дисков к бумажной публикации и т.д.). Тем не менее трое его сыновей-близнецов отказались продолжать издательское дело предков, и этот бизнес был продан в 1994 году инвестиционной компании Forstmann Little & Company за 1.4 млрд долларов США. Судя по всему часть этих денег и была вложена в фонд «Эрмитаж», созданный как раз в 1996 году. Что особенно интересно, и «Эрмитаж» и фонд Зиффов прекратили свое существование в течение 2013 года.

Сначала стало известно о закрытии «Эрмитажа», а затем – «братского фонда». Но если закрытие фонда Браудера прямо объяснялось возможностью судебного преследования, то фонда Зиффов - уходом на пенсию портфельного управляющего.

Генеральная прокуратура считает, что братья Зифф нарушили закон об инвестиционной деятельности, так как действовали в качестве инвесткомпании, не обладая для этого лицензией. По мнению российских прокуроров, это может стать поводом для возбуждения уголовного дела в США. Понятно, что такого сценария и будут добивать юридические лоббисты российских прокуроров.

Это совершенно новый разворот во всей истории. Все-таки до этого главным подозреваемым и преступником в глазах прокуроров был вездесущий Уильям Браудер. Теперь охота началась за списком Форбса. Без всяких налоговых обвинений.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.05.2016 14:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх