// // Борьба за руководящие посты в госкорпорациях перешла в медиаполе

Борьба за руководящие посты в госкорпорациях перешла в медиаполе

385

Цепная реакция

Активный процесс очередного распределения властных постов в России традиционно сопровождается нелепыми «медийными вбросами»
Фото: ИТАР-ТАСС
Активный процесс очередного распределения властных постов в России традиционно сопровождается нелепыми «медийными вбросами» Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На прошлой неделе в СМИ развернулась настоящая информационная травля топ-менеджеров госкорпораций, открыто выступавших в поддержку нынешнего курса на прошедших выборах. «Первой ласточкой» стала атака депутатов-коммунистов на главу ГК «Росатом» Сергея Кириенко. Следом под удар медиакиллеров попал вице-премьер Игорь Сечин. По данным «Нашей Версии», в список потенциальных жертв также могут попасть президент РЖД Владимир Якунин и генеральный директор ОАО «Аэрофлот» Виталий Савельев. Идущая сейчас полным ходом борьба с коррупцией в госкомпаниях вызывает к жизни противоестественные союзы, объединённые только одним – желанием отомстить тем, кто бескомпромиссно проводит линию Владимира Путина и Дмитрия Медведева по очистке компаний.

Выборы президента завершились: несмотря на многочисленные митинги и нараставшую в период с декабря по март протестную активность меньшинства общества, каркас властной конструкции на ближайшие шесть лет сформирован. Известен президент России – Владимир Путин, его администрацией, по оценке большинства экспертов, будет и далее руководить Сергей Иванов, кабинет министров возглавит пока действующий президент Дмитрий Медведев.

Оставшееся до начала мая – конституционного срока инаугурации президента Путина – время сформированные внутри элиты финансово-политические «группы интересов», а также отдельные представители этих групп будут использовать для реализации единственной цели: закрепить имеющиеся рычаги влияния и получить доступ к новым в складывающейся конструкции.

Точка бифуркации

Именно сейчас, как отметил во вторник, 20 марта, в статье в «Независимой газете» политолог, гендиректор Центра политических технологий Алексей Мухин, избранный президент и будущий премьер формируют команду, в том числе перечень топ-менеджмента госкорпораций. Это прекрасно осознают и те, кто рассчитывает сыграть свою игру, пока закрыты не все позиции, и соответственно получить доступ к ресурсам компаний, которым государство, напомним, передало в собственность значительную часть бюджетных активов.

Должности топ-менеджеров ГК и крупных компаний с преимущественным госучастием – «Газпрома», Роснефти, Росатома, РОСНАНО, ОАО РЖД, «Аэрофлота», АИЖК, «Олимпстроя» и т.д. Причём борьба явно идёт нешуточная: слишком огромный кусок на кону. Цифры подрядов ГК исчисляются сотнями миллиардов рублей, простор для коррупции – огромен. А антикоррупционная система прозрачности закупок и прочих финансовых операций пока применяется далеко не везде. Официально с такой программой пока выступили только в Росатоме.

Как отмечает Алексей Мухин, подковёрная борьба за влияние на руководство госкорпораций неожиданно приобрела – в связи с завершившимся выборным циклом – несколько скандальный оттенок. И вызвала к жизни странный теневой союз тех, кто пострадал от борьбы руководства Росатома за чистоту рук своих сотрудников, с теми, кто считает себя обиженным политической активностью корпорации в ходе прошедшего недавно выборного цикла.

«В Росатоме, как напомнил эксперт, благодаря новой системе закупок было сэкономлено на конкурсах 19 млрд рублей в 2010 году и 27 млрд в 2011-м. «Очевидно, что на эти деньги кто-то уже рассчитывал, – пишет Мухин. – Интересы недовольных прикрытием «кормушек» в огромной госкорпорации и обиженных политических оппонентов просто сошлись на одной мишени».

Операция «чистые руки»

О чём идёт речь? В госкомпаниях сейчас идёт активная борьба с коррупционерами: из «Газпрома» уволены несколько высокопоставленных менеджеров, отвечавших за подряды и закупки, в ряде других корпораций продолжаются проверки Счётной палаты, призванные выявить возможные конфликты интересов, СМИ пророчат увольнения и кадровые скандалы в Роснефти, «Олимпстрое», «РусГидро» и Федеральной сетевой компании (ФСК). Однако выборы прошли, никаких заметных кадровых перестановок не случилось.

По теме

«Не исключены кадровые решения по менеджменту госкорпораций, – осторожно говорит гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. – Особенно связанные с ведущимися сейчас антикоррупционными проверками, с проверками Счётной палаты. Однако никакого волюнтаризма, никакой автоматики в принятии таких решений не будет. Тем более что главы госкомпаний в отличие от тех же министров свои полномочия перед выборами не складывали.

Политолог Александр Коновалов отмечает, в свою очередь, экономическую сторону вопроса: создание госкорпораций в 2008 году было обусловлено отсутствием в законодательстве легальных возможностей передать собственность государства в частные руки для того, чтобы наладить нормальное рыночное управление ею. Однако со временем оказалось, что государственные корпорации являются серьёзной нагрузкой на бюджет. Особенно теперь, когда озвученные Владимиром Путиным в предвыборных статьях программы развития предполагают триллионные траты из госбюджета в ближайшие годы. «Ведь ГК ещё предстоит частично приватизировать, а это сложный и болезненный вопрос, во многом не экономический, а социальный, – напоминает Коновалов. – В структуре ряда корпораций есть немало нерентабельных предприятий, с которыми придётся что-то делать».

Противоестественная связь

Работа Счётной палаты, к сожалению, почти не видна обществу и напоминает известное сравнение видимой верхушки айсберга с его подводной частью. Единственная госкомпания, которая не только предоставила правительству свои встречные системные планы по противодействию коррупции, но и провела независимый общественный антикоррупционный аудит, – Росатом. Мало того, эта компания под давлением своего руководителя Сергея Кириенко сделала полностью прозрачной, конкурентной и контролируемой на всех этапах свою систему закупок. Это привело не только к сэкономленным миллиардам, о чём сказано выше, но и к возбуждению уголовных дел в отношении 48 высокопоставленных сотрудников в 2011 году. Так что слова эксперта о «прикрытии кормушек» в ГК «Росатом» более чем справедливы. Естественно, системная антикоррупционная работа породила брожение в умах нечистых на руку чиновников и директоров предприятий. Ожидаемо их первыми действиями на «тропе войны» оказался слив компромата.

«Новость о возмущении народных избранников была запущена через аккаунт в ЖЖ, откуда практически моментально перепечатана на самом известном компроматном сайте Сompromat.Ru. На языке чёрных пиарщиков такой приём называется «прокладкой» и регулярно используется для компрометирующих сливов в Интернет. Очевидно, что если бы акция не носила заказного характера, то имела бы вид журналистского расследования с конкретным автором, а главное, обоснованием и доказательствами», – пишет НГ.

Однако протокольное поручение четырёх депутатов Госдумы, на котором основан слив компромата на менеджмент Росатома, подписано исключительно депутатами от КПРФ. И это вскрывает другой слой недовольных политикой руководства Росатома – Компартию России. Причины того, что видные члены Компартии столь поспешно решились применить самые чёрные пиар-технологии в отношении руководства Росатома, кроются в прошедшей избирательной кампании. Как пишет в НГ политолог Мухин, «коммунисты исторически привыкли считать атомные города своей территорией, где КПРФ показывала хорошие результаты на выборах, поскольку там помнят блага Советского Союза».

Разрыв «красного пояса»

Однако благостная для КПРФ картина неожиданным образом изменилась. «Электоральные предпочтения жителей закрытых городов поменялись, поскольку Владимир Путин своими решениями обеспечил предприятиям атомщиков заказ и рост дохода. Если раньше коммунисты стабильно набирали там выше среднего по стране, то теперь их результат существенно меньше. Немалую роль в смене электоральных предпочтений своих подчинённых сыграл и сам глава Росатома, совершивший предвыборный тур по атомным городам в поддержку нынешней власти», – пишет Мухин.

По теме

Напомним, картина итогов голосования по атомным ЗАТО выглядит так (по данным ЦИК): в городе Сарове, где располагается Саровский федеральный ядерный центр (ВНИИЭФ), Путин набрал 62,13%, в Железногорске (где расположен горно-химический комбинат) – 60%. В городе Трёхгорном Путин получил 70,93% голосов, в Озёрске (Челябинская область) – 67,36%. В атомном городе Удомля в Тверской области, где живут работники Калининской АЭС, Путин набрал 63,85% голосов, в городе Заречном – 74,5%. В городе Лесном (Свердловская область) он набрал 69,01% голосов, в Десногорске (Смоленская область) – 64,53% голосов, в городе Полярные Зори (пристанционный город Кольской АЭС) кандидат от ЕР набрал 65,62% голосов. В Волгодонске (Ростовская АЭС) он набрал 65,78% голосов и в Нововоронеже (Нововоронежская АЭС) – 61,22%. За такой разрыв «красного пояса» в старые времена лишали партбилетов. Можно предположить, что и теперь ответственные за результат в этой отрасли члены ЦК КПРФ будут долго оправдываться перед «вождём пролетариата» Геннадием Зюгановым.

«Я знаю, что Росатом действительно работал в ходе предвыборной кампании: проводил совещания, то есть некие целенаправленные действия были», – подтверждает тезис НГ Аркадий Любарев, глава дирекции программ мониторинга избирательных кампаний Независимого института выборов.

Динамика налицо

Глава Независимого института выборов, экс-руководитель Центризбиркома Александр Иванченко также допускает, что именно последовательность работы менеджмента Росатома с жителями атомных городов привела к изменению их электоральных предпочтений. «Если брать отраслевые моногорода, надо смотреть на динамику отрасли: насколько она улучшилась, изменилась, появились ли госзаказы, – сказал он «Нашей Версии». – В атомной отрасли в последние годы динамика налицо, а значит, есть общее улучшение социально-экономического положения в этих ЗАТО. Не забывайте, помимо собственно производства люди ещё учитывают и реализацию каких-то социальных проектов. Это, надо понимать, не прямое административное влияние корпорации и руководства её предприятий, а реакция людей на появившиеся улучшения».

Конечно, атомные города и раньше нельзя было скопом, что называется, вписать в опорную базу коммунистов – в зависимости от спецификаций предприятий и институтов там были свои предпочтения. Об этом напоминает политолог Ростислав Туровский:

«В атомных городах была довольно неустойчивая ситуация. Если рассматривать голосования начиная с 90-х годов, то между разными типами атомных городов просматриваются довольно существенные различия. Например, если в городе большую роль играет производство, то там преимущественно – инженеры и рабочие. В других основа – наука, и там большинство – учёные. Поэтому электоральная ситуация была напрямую связана с ситуацией экономической. Города делились на благополучные и неблагополучные, протестные и лояльные. Но все их скопом записывать в сторонники КПРФ неверно, там была и немалая либеральная прослойка среди учёных, было много «яблочников», а в некоторых городах рабочие голосовали за ЛДПР».

Однако политолог Туровский также во многом соглашается с выкладками Алексея Мухина. «В последние годы Росатом стал более плотно опекать всю совокупность этих городов, чего не было раньше. – говорит он. – В результате голосование стало более лояльным. По крайней мере на президентских выборах – повышение лояльности атомщиков стало общим трендом за счёт более системной работы государства в целом и Росатома в частности. Это продемонстрировал и сам Путин, приехав в Саров и показав, что он лично заботится об атомной отрасли».

Признание сквозь зубы

Собственно, правильность политики менеджмента Росатома показали не только президентские выборы, но и декабрьские выборы в Госдуму. Результаты их были, напомним, таковы: в Билибине – 74% голосов за ЕР, в Снежинске – 58%, в Трёхгорном – 56%, в Озёрске – 52% за партию власти. Оппозиционный политолог Александр Кынев был вынужден тогда признать: «Образованное население этих городов всегда было принято считать скорее протестным электоратом, и их политические пристрастия больше склонялись к оппозиционным партиям. Традиционно ЗАТО, атомные наукограды и пристанционные города возле АЭС принято считать «не самыми благоприятными для партии власти». Однако, писал Кынев, «если разобраться в этом «феномене» более подробно, то ничего удивительного в этих данных не окажется. Высокие результаты в атомных городах на фоне, к примеру, городов металлургических и машиностроительных объясняются «естественными причинами» – высоким уровнем государственной поддержки атомной отрасли, высокими зарплатами, повышенным качеством жизни в атомных городах. Понятно, что представители Росатома явно сознательно поднимали здесь уровень социального оптимизма, в чём, конечно, есть элементы своеобразного социального подкупа, но при этом, в общем, не нарушали закон и вели агитацию более мягко и тонко».

По теме

О том, каких усилий стоит вызвать к жизни эти «естественные причины», не раз рассказывал прессе глава Росатома Сергей Кириенко: с момента создания ГК состоянию дел в атомных городах уделяется повышенное пристальное внимание. В корпорации утверждены планы развития части городов и постепенной конверсии, переориентации другой части, где собственно ядерные программы сворачиваются. И главным критерием поставлена не прибыль корпорации, а уровень жизни сотрудников отрасли и их семей – населения атомных городов и пристанционных посёлков.

«Путин 3.0»

Впрочем, есть, конечно, и иная точка зрения. Так, политолог Илья Константинов полагает: Владимир Путин намерен опереться на ОПК, что вызовет «закручивание гаек» в энергетическом комплексе. «Конечно, борьба вокруг госкорпораций ведётся, – уверен политолог Илья Константинов. – Зачистка топ-менеджмента в ряде энергокомпаний уже произошла. Надо, видимо, ждать этого и в других отраслях. Полагаю, что кадровые подвижки в госкомпаниях будут обязательно». По идее политолога Константинова «Путин третьего срока» видит себя не президентом мировой энергетической державы, как было раньше, в нулевых, а главой державы военно-промышленного комплекса. «Это в первую очередь связано с геополитическими раскладами в стране и за рубежом, – продолжает Константинов. – А значит, команда Путина будет обновляться, хотя опорные её кадры, безусловно, останутся на своих должностях».

Так или иначе будут развиваться события – покажут ближайшие месяцы. Но в любом случае определённая закономерность уже есть: те управленцы, вокруг которых поднимается шумиха в СМИ, в большинстве случаев сохраняют свои позиции. И наоборот, кадровые изменения становятся полной неожиданностью для прессы, как в случае с уволенными менеджерами «Газпрома». По сути, появление сливов компромата и будет означать, что борьба за изменение конфигурации менеджмента госкорпораций вступила в решающую фазу. Именно сейчас, пользуясь предстоящей сменой состава правительства – а оно, по общему мнению, будет сильно обновлено, – разнообразные центры силы постараются поставить под свой контроль госкомпании. А также сохранить то, что уже имеют, причём с большой вероятностью на следующие шесть лет. Не стоит забывать, что разговоры о возможной приватизации госкорпораций в какой-то момент могут перестать быть просто разговорами, и в этой ситуации вопрос: кто и как будет приватизировать государственную собственность – приобретает особое значение.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.03.2012 16:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх