// // Эффективный менеджмент кандидата в президенты: от «Норильского никеля» до биатлона

Эффективный менеджмент кандидата в президенты: от «Норильского никеля» до биатлона

370

Золото Прохорова

«Норильский никель» Михаила Прохорова — сегодня одно из самых эффективных производств России
Фото: ИТАР-ТАСС
«Норильский никель» Михаила Прохорова — сегодня одно из самых эффективных производств России Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Избирательная кампания подходит к концу, и пришло время пристально вглядеться в кандидатов. Наибольший интерес вызывает, конечно, новичок в политике Михаил Прохоров. Как-то стало уже общим местом утверждение, что Прохоров – эффективный менеджер. Мол, смог поднять производство и возродить биатлон – сможет поднять и возродить страну. А так ли это? «Наша Версия» решила разобраться, насколько соответствуют действительности утверждения об успехах Прохорова.

Нужно сразу признать: поставленная задача оказалась не из лёгких. Михаил Прохоров не очень, как выяснилось, «светился» в СМИ, предоставляя это своему бывшему партнёру по «Норильскому никелю». Но всё же удалось разыскать материалы и свидетельства очевидцев о деятельности Михаила Прохорова – олигарха, управленца и попечителя биатлона.

Бизнесмен

Нелюбовь к «кровопийцам», укравшим во время залоговых аукционов народное добро, – это святое. Можно сколько угодно рассказывать о том, что украденное было годно лишь на помойку, показывать графики роста производственных показателей и цифры вложенных средств – бесполезно. Народное осуждение тех, кто оказался умнее, сильнее, проворнее и удачливее, базируется не на разуме, а на глубинной нелюбви к тем, кто сделал то, что ты не сумел. Однако здесь есть одно «но»: клянут «олигарха Прохорова» только те, кто никогда, повторю, ни разу не бывал в Норильске или в его окрестностях.

Этому есть очень простое объяснение: «Норникель» находится в таком месте, что с первого взгляда становится ясно: тот, кто купил этот «марсианский» практически актив, просто не мог снимать никаких «сливок» – по причине их очевидного отсутствия.

«Марсианский» – это слово не случайно вырвалось у одного из спорящих на просторах Интернета о роли Прохорова в судьбе «Норникеля». Потому что комбинат находится на Таймыре, в Заполярье, где условия мало похожи на пригодные к человеческому существованию. Тундра, вечная мерзлота, полярная ночь, снега и льды, запредельные морозы. Остальную территорию России здесь называют «материк» – потому что выбраться туда можно только самолётом. Как здесь вообще можно жить, а тем более работать – пока не приедешь, непонятно.

А когда приезжаешь – поражаешься тому, что можно обустроить жизнь и в таких условиях. В домах, на предприятиях и в офисах – тепло и уютно. Норильчане – народ зажиточный, это видно и по одежде, и по машинам, и по обстановке в квартирах. Ещё лучше это видно по рассказам, кто куда ездил и собирается поехать в отпуск, кто где «на материке» строит или собирается купить жильё, по количеству молодёжи, имеющей высшее образование и даже MBA. Как-то очень зримо становится, что наладить всё это было отнюдь не просто.

Сами норильчане могут добавить, что к моменту приватизации «Норникель» представлял собой далеко не самый лучший кусок. «Это было что-то вроде золота на Марсе: его там, конечно, много, но попробуй достань» – так описал один из бывших норильчан ситуацию.

Что «Норникель» на тот момент был сложнейшим активом, подтверждает и сам Прохоров. «Когда мы входили туда, на нём висели запредельные долги, в том числе полгода по зарплате. С нами даже 50 на 50 никто идти не хотел. Хотя мы многим предлагали. Пришлось огромные кредиты брать, чтобы его выкупить. И это серьёзные риски были. Очень серьёзные, – пишет он в своём блоге. – А в итоге, вообще-то, все рабочие, которые были акционерами предприятия, при мне стали рублёвыми миллионерами. Все».

Это правда, подтверждают жители Норильска. «К моменту начала работы Прохорова в Норильске, в середине 2001 года, задолженность по зарплате составляла год. Деньги были обесценены, и люди не могли уехать, а в советское время практически все работники, как и шахтёры, выезжали в санатории на курорты, причём путёвки оплачивал Комбинат, – пишет один из них в своём блоге. – Я отлично помню это время – дикие, бандитские, голодные постперестроечные годы. Наша семья тогда ждала пополнения: дочка была беременна двойней. Её муж работал на Комбинате, условия труда были невыносимые, зарплата мизерная, да и она быстро обесценивалась инфляцией… Условия жизни, хотя, честно, даже не поворачивается так рука написать, скорее – условия выживания, были не просто тяжёлые, а невозможные. Скажите, как жить в городе, откуда нельзя уехать, за тысячи километров от которого – буквально ледяная пустыня, а единственная работа в этом месте – проклятый Комбинат!»

По теме

Управленец

Из описанного, в общем-то, понятно, что поднять такое сложнейшее предприятие, не будучи талантливым руководителем, невозможно. А все, даже недруги Прохорова, признают: делами «Норильского никеля» занимался именно он. Производство, социалка – это была прерогатива Прохорова.

Одним из первых его дел стала выплата задолженностей по зарплате, а затем и её повышение. Довольно быстро зарплатам на «Норникеле» стали завидовать все металлурги. Например, в 2005 году средняя зарплата была на уровне 27,6 тыс. рублей, в 2006-м – 31,6, а в 2007-м, последнем году руководства Прохорова, поднялась до 41,4 тысячи. То есть за год зарплата в среднем увеличилась на 31%. Это в 3 раза больше, чем по России, и в 2,3 раза больше, чем в среднем в металлургии. У работников заполярного филиала зарплаты были ещё выше и росли ещё быстрее: в 2007 году средняя зарплата здесь составила 50,6 тыс. рублей, на 34% больше, чем в предыдущем году.

Быть рабочим «Норникеля» стало престижно и выгодно. А профессиональный рост обеспечили специальные программы обучения для 14 вузов, инженерное образование, олимпиады для школьников, а также дистанционное обучение (сокращённый вариант MBA). Фактически на Комбинате, как называют «Норникель» сами норильчане, не осталось тех, кто не получил дополнительного образования. Так, только в 2007 году программы дополнительной профессиональной подготовки освоили 36% работников – это 30 565 человек.

Однако самым впечатляющим даже для недоброжелателей Прохорова стали запущенные им социальные программы.

Прежде всего это, конечно, программа переселения пенсионеров «Север – Юг». «В первую очередь все пенсионеры получили возможность попасть на материк – именно так называют европейскую территорию России в Норильске, так как сам Норильск расположен как бы на острове, отрезанном от суши льдами и тайгой», – вспоминает один из норильчан. «Моя свекровь по программе переселения «Север – Юг» получала однокомнатную квартиру на материке. А доплатив акциями, сумела приобрести «двушку», что, в общем, неплохо для одинокой пенсионерки», – пишет жительница Норильска в комментариях блога Прохорова.

Оценили норильчане и программы образования, запущенные Прохоровым, и его благотворительные программы. «Сколько он в благотворительность вбухал, скольких наших ребят – студентов норильских на стажировки за рубеж отправил… Конечно, у нас тоже есть те, кто богатых не любит, это уж менталитет русский. Но признают заслуги Прохорова даже озлобленные скептики. Они тоже ездят на выходные на лыжную базу, которую Прохоров на свои личные деньги норильчанам построил (а это 1 млрд из его кармана), приезд любого артиста к нам проходит под эгидой его фонда», – перечисляет в ЖЖ жительница Норильска.

Кстати, квалификацию Прохорова-управленца прекрасно оценили инвесторы. Примером могут служить и акции «Норникеля», выросшие за время его управления комбинатом в сотни раз, и акции компании «Полюс Золото», превратившиеся при Прохорове в буквальном смысле из Золушки в принцессу, став одним из самых быстрорастущих активов российского фондового рынка.

Это неудивительно: образованная в 2006 году из золотодобывающих активов «Норникеля», компания «Полюс Золото» по итогам 2010 года вошла в десятку крупнейших мировых золотодобытчиков, произведя 1,386 млн тройских унций (43,1 тонны) золота. Благодаря Прохорову компания не только внедрила передовые методы добычи, что и обусловило высокие результаты компании, но и стала одной из социально ориентированных компаний, что признают даже оппоненты. А планы выхода компании на IPO в Лондоне и намерение войти в 2016 году в пятёрку крупнейших золотодобытчиков мира особенно впечатляют, если вспомнить, что вся история компании насчитывает шесть лет.

Спортивный менеджер

О спорте, наверное, нужно сказать особо. Биатлон, спорт, который, говорят, появился из соревнования военных патрулей, к моменту прихода Михаила Прохорова к руководству Союзом биатлонистов России был скорее мёртв, чем жив. Спорт, приносивший во времена СССР золотые медали и восхищение нашими биатлонистами, уже в 80-е жил в основном на старых наработках. Славное наследство проели уже в 90-е, и к октябрю 2008 года, когда Прохоров возглавил СБР, у российского биатлона не осталось даже прошлой славы.

Ситуация, в общем-то, была чем-то схожа с «Норильским никелем» времён его приватизации. И то, что сегодня российский биатлон уже показывает приличные результаты, лишний раз доказывает, что управленческий талант – везде талант. И что у Прохорова он есть.

Конечно, самым громким было увольнение тренера женской сборной по биатлону прямо, что называется, «в прямом эфире», в ходе провального выступления спортсменок на чемпионате мира 2011 года в Ханты-Мансийске. Однако гораздо важнее другое: Прохоров, как и в случае с управлением другими своими активами, решает проблему российского биатлона комплексно и надолго. Ведь для краткосрочных результатов нужно немного: купить хороших спортсменов и хорошего тренера. Вместо этого Прохоров выстраивает всю систему подготовки биатлонистов: от открытия учебных заведений (нужно отметить, что кафедра биатлона в российских вузах была закрыта) до написания новых учебников, так как последние методики в российском биатлоне датируются 70-ми годами прошлого века.

Как-то все эти факты не складываются в привычный образ «олигарха». Скорее Михаил Прохоров похож на легендарных менеджеров эпохи подъёма США и Японии. Да, жёсткий, не боящийся непопулярных решений. Да, расчётливый – как он сам объяснял, та же программа переселения пенсионеров, за которую Прохорову благодарен каждый норильчанин, это гораздо более эффективное решение, чем строить новое жильё на вечной мерзлоте и содержать в условиях Заполярья пенсионеров. Но делающий Дело, а не дербанящий бесплатно доставшееся. На Западе таких называют ответственными капиталистами. У нас ещё и названия нет – есть только Прохоров.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.02.2012 19:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх