// // Алкогольной отрасли грозят национализацией

Алкогольной отрасли грозят национализацией

560

Пить стоп

Использование разнообразных «государственных аллегорий» уже давно стало
классическим приёмом российских водочников
Фото: ИТАР-ТАСС
Использование разнообразных «государственных аллегорий» уже давно стало классическим приёмом российских водочников Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Идея введения госмонополии на производство спирта в России вновь будоражит умы чиновников. Причиной очередного обострения явилась встреча премьер-министра Владимира Путина с лидерами думских фракций, на которой вопрос о необходимости ввести госмонополию на спирт поднял спикер нижней палаты Борис Грызлов. «Мы не можем говорить, что производство спирта выгодно для государства в той схеме, в которой сегодня спирт производится. Моё предложение – обсудить эту тему. Я здесь говорю исключительно о монополии на производство спирта, а не всей алкогольной продукции», – пояснил Грызлов. За введение госмонополии высказались также представители ЛДПР и «Единой России».

Быстрота, с которой идея спикера была подхвачена представителями других ведомств, поражает. Чуть ли не на следующий день после состоявшейcя встречи премьера и парламентариев свою поддержку спиртовой госмонополии выразили в Счётной палате. По словам председателя ведомства Сергея Степашина, введение госмонополии окажется серьёзным финансовым подспорьем для бюджета: по подсчётам чиновника, сейчас поступления в бюджет от акцизов на спирт и алкогольную продукцию не достигают и 1% общего объёма, в то время как в СССР за счёт акцизов на спирт и табачные изделия финансировался весь раздел национальной обороны. Не чураются монополизации алкогольной отрасли и в Общественной палате (ОП). Так, в концепции госрегулирования алкогольного рынка, подготовленной в ОП, пошли ещё дальше: основное положение документа – введение госмонополии на розничную продажу алкоголя.

Отметим, что ввести госрегулирование розничных продаж спиртного уже предлагалось в 2006 году. Причём официальным автором тогдашней инициативы также был Борис Грызлов. Тогда в Госдуму даже был внесён соответствующий законопроект, получивший, правда, отрицательный отзыв президента. Годом позже, в 2007-м, Сергей Степашин выступил с инициативой введения монополии на оборот этилового спирта, однако идея не нашла поддержки в правительстве.

Почему же вопрос о введении госмонополии продолжает подниматься с завидной регулярностью? Одной из причин, побудившей на этот раз Бориса Грызлова вновь заговорить о регулировании алкогольного рынка, может служить наличие весьма солидного информационного повода. Как стало известно «Нашей Версии», в свежеиспечённой Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование) подготовлен комплекс предложений по налаживанию работы отрасли. Среди них: перенос акциза на спирт, введение минимальной розничной цены на водку, а также ужесточение наказания за нелегальной оборот алкогольной продукции.

По нашей информации, данные предложения будут рассматриваться в правительстве в середине нынешнего лета. Более того, по слухам, негласно они уже были одобрены в кабмине. Косвенным подтверждением тому может служить ответ Владимира Путина Борису Грызлову на предложение о введении госмонополии.

«Нужно внимательно посмотреть и определить понятие, что мы понимаем под монополией. Сегодня взимается акциз на алкогольную продукцию с водочного сегмента: спирт, производство алкогольной продукции, а потом продажа. В основном берётся с алкогольной продукции. Есть предложение перенести всё на спирт и выстроить в этом сегменте так называемую государственную монополию, с тем чтобы последующие цепочки освободить от всякого взимания налогов», – подчеркнул премьер.

Не исключено, что теперь, после того как идея о госмонополии вновь получила широкий общественный резонанс, избежать её обсуждения в правительстве не удастся.

«Например, для монополизации розничной продажи понадобится создать целую сеть магазинов. Сегодня только в Москве работают около 12 тыс. точек, торгующих алкоголем. Даже если их количество будет сокращено, всё равно понадобятся огромные вложения. Если говорить о монополизации производства, то сегодня практически три четверти алкогольного рынка – это частные компании. Значит, их надо будет как-то закрывать или выкупать. То же касается и монополизации производства спирта. На самом деле реализация идеи госмонополии – очень сложная и затратная вещь», – рассуждает пресс-секретарь Союза производителей алкогольной продукции (СПАП) Дмитрий Добров.

По теме

Авторы идеи введения госмонополии не устают повторять, что при национализации отрасли госбюджет ждут серьёзные пополнения. На этот раз своими подсчётами поделился лидер ЛДПР Владимир Жириновский, заявивший, что наличие госмонополии будет обогащать бюджет на 1 трлн. рублей ежегодно.

Между тем, по мнению независимых экспертов рынка, экономика проекта у депутатов явно хромает. В Центре исследования федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА) произвели собственные расчёты средств, которые понадобятся для устройства монополии, и бюджетной выгоды, которую с этого можно будет получить.

В случае создания монополии на розничную продажу алкоголя 220 тыс. существующих ныне в стране торговых точек, продающих спиртное, должны будут превратиться в государственные магазины. Если учесть, что в среднем на один такой магазин придётся не менее четырёх человек персонала (продавец, кассир, бухгалтер и директор), это уже 900 тыс. сотрудников.

Даже если средняя заработная плата составит 10 тыс. рублей, то это уже около 110 млрд. рублей в год только на зарплату. «Это 35% той волшебной цифры в бюджете, которую с вожделением уже пилят депутаты, а ведь есть ещё масса затрат вроде аренды и т.п. И если посчитать все затраты на содержание такой системы с учётом коррупционного коэффициента, думаю, что не хватит и 300 млрд. рублей», – рассуждает директор ЦИФФРА Вадим Дробиз, добавляя, что при расчёте существование системы розничных точек взяли как данность, на деле же её ещё придётся создать.

Существенная «недостача» возникает и при подсчёте акцизных сборов. По статистике, сегодня в России потребляется в год не менее 1 900 000 000 литров легальной и нелегальной водки. На её производство необходимо 75 млн. декалитров (дал) спирта. Таким образом, акцизные поступления должны составлять порядка 130–140 млрд. рублей. «Пусть ещё 20 млн. дал спирта понадобятся на производство лекарств и т.п. Таким образом, спиртовой акцизный потолок в России – не более 150–160 млрд. рублей в год.

И это при том, что весь рынок будет на 100% легальным», – говорит Вадим Дробиз. И последний вариант – монополизация только спиртового производства. Опуская момент о том, что и в этом случае государству придётся каким-то образом легализовать рынок, получаем, что ежегодно в России будет производиться 90 млн. дал спирта в год. «Государство само начнёт продавать спирт, скажем, по 500 рублей за дал (нынешняя цена легального спирта около 600 рублей/дал, нелегального – 300. – Ред.). Так это всего 45 млрд. рублей в год. Опять 1 трлн. не получается», – резюмирует Дробиз.

О том, какие суммы из бюджета придётся направить, допустим, на национализацию всех спиртовых заводов, коих сегодня в России работает около 100, или 200 водочных предприятий или на организацию сети розничных государственных магазинов, депутаты почему-то умалчивают. Видимо, стоимость «проекта» слишком уж значительна.

Впрочем, у идеи введения госмонополии есть один немаловажный изъян. Дело в том, что сегодня нелегальная часть алкогольного рынка, о скорой победе над которым не устают говорить чиновники, выгодна не только благодаря существованию коррупционного механизма.

«Нелегальная водка сегодня – это способ для государства избежать социальных волнений во время кризиса. Порядка 30% населения сегодня просто не в состоянии позволить себе покупать легальный продукт. Таким образом, даже если представить, что весь алкоголь в российских магазинах вдруг станет легальным, то есть стоимость бутылки водки будет не менее 100 рублей, социального взрыва не избежать», – рассуждает Вадим Дробиз.

Фактически это означает, что даже частичная национализация отрасли так или иначе приведёт к тому, что государство самостоятельно будет вынуждено поддерживать существование «серого» сектора: например, при монополии на производство спирта производить нелегальный (читай «безакцизный») спирт. Проблема, однако, в том, что, как только производство целиком и полностью перейдёт в руки государства, исчезнет широко применяющийся ныне коррупционный механизм.

Не случайно в предложениях Росалкогольрегулирования значатся только переход акциза на спирт и введение минимальной цены на водку. А вот уменьшение акциза как раз отсутствует: хотя именно эта мера в сочетании с первыми двумя и могла бы покончить с «серым» сектором, автоматически сделав производство «безакцизной» водки экономически невыгодным.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.07.2009 19:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх